Поиск репетиторов

Выберите предмет
Все рефераты » История » Аракчеев Алексей Андреевич - "всесильный временщик"
Эффективная подготовка к экзаменам по ИсторииПодобрать репетитора

Аракчеев Алексей Андреевич - "всесильный временщик"

Страница 2 из 2

К 1820 году окончательно определился поворот Александра I к реакции под влиянием революционных потрясений в странах Западной Европы, а также возмущения гвардейского Семеновского полка (которое особенно угнетающе подействовало на императора) и серии доносов на тайное общество декабристов. Наступление реакционного правительственного курса обозначилось по всем направлениям.

Монархически настроенные историки в своих анологетических трудах об Александре I пытались всю вину за усиление реакционного курса свалить на Аракчеева. Бесспорно, роль Аракчеева была значительной, но это была роль исполнителя. Реально инициатором всех реакционных мер был сам Александр I, а Аракчеев лишь усердно претворял его волю в жизнь. Надо отметить и то, что Александр мастерски умел перекладывать свою “непопулярность” на других. Именно поэтому он и предоставил Аракчееву самые широкие полномочия. В руках Аракчеева фактически было сосредоточено руководство Государственным советом, Комитетом министров, императорской канцерярией. Он именовался “главным над военными поселениями начальником” . С 1822 года Аракчеев становится единственным докладчиком по большинству министерств и ведомств, даже по делам Святейшего Синода. Любое важное лицо, нуждавшееся в аудиенции у императора, сперва должно было явиться к Аракчееву, а тот уже докладывал императору суть дела, тут же решался вопрос – принять или не принять просителя или докладчика. Многие важные просители долгими часами ожидали у него приема в его доме на Литейном проспекте. Приемная Аракчеева значила тогда больше, чем Сенат, Государственный совет и Комитет министров. Местом паломничества для вельмож было и аракчеевское село Грузино. Грузино посетили Н. М. Карамзин и М. М. Сперанский, много раз удостоил его своим посещением и Александр I.

В то время все назначения на высшие военные и государственные посты проходили через руки Аракчеева. Он любил унижать и третировать придворных как “людей праздных и ленивых” . “У меня камерюнкерствовать не можно, - говаривал он, - я педант, я люблю, чтобы дела шли порядочно, скоро, а любовь своих подчиненных полагаю в том, дабы они делали свое дело” [30]. В эту пору своего могущества он любил говорить о нищите и невзгодах своей юности, подчеркивая, что он не знатным происхождением, не связями и протекциями, а лишь благодаря упорному труду и беспредельной преданностью монархам сделал себе карьеру. В один из петергофских праздников, на котором присутствовала в лентах и орденах пышно разодетая придворная знать, Аракчеев в пику ей явился “в старой шинели и поношенной фуражке” , без знаков отличия и наград, “точно денщик, идущий из бани” .

В роковой 1825 год на Аракчеева было возложено важное поручение Александра I – в связи с поступившими доносами на тайное общество декабристов возглавить дальнейший о нем розыск и затем арестовать его участников. Было уже условленно, что в сентябре от Аракчеева в город Карачев Орловской губернии прибудет связной к доносчику И. Шервуду, который и передаст новые сведения о заговоре. Но тут случилось непредвиденное. 10 сентября дворовые Аракчеева зарезали его любовницу Настасью Шумскую. Гибель ее настолько потрясла Аракчеева, что он впал в депрессию и устранился от всех государственных дел, в том числе и от руководства разысканием тайного декабристского общества. Он отказался приехать к Александру в Таганрог, несмотря на настойчивое приглашение последнего, и ограничился лишь посылкой нескольких писем с изложением своего отчаянного положения.

КОНЕЦ МОГУЩЕСТВА АРАКЧЕЕВА. ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ

Новым потрясением для Аракчеева стало известие о смерти Александра I в Таганроге. Оно достигло Петербурга 27 ноября 1825 года. Аракчеев понял, что могуществу его пришел конец. Все также ожидали скорого падения Аракчеева. Но он решил напомнить о себе в надежде удержаться при преемнике Александра. Как только началась присяга Константину Павловичу, Аракчеев сразу “выздоровел” и вновь приступил к исполнению своих обязанностей. 30 ноября он присягнул Константину и привел к присяге военные поселения. Но вскоре распространились слухи об отказе Константина от престола в пользу Николая Павловича. Аракчеев часто посещает Зимний дворец. Во время посещения 10 декабря он сообщил Николаю о поступавших доносах на тайное общество декабристов, но не мог сказать, “на чем дело остановилось” (в расследовании заговора) .

Рано утром 14 декабря Аракчеев одним из первых присягнул Николаю. Современники вспоминают, что в тот день Аракчеев вел себя “трусливо” . В “Записках” Николая I читаем: “При выходе из залы внимание мое слегка остановилось на мрачной и понурой физиономии Аракчеева, сердце и совесть которого подвергались одновременной пытке” [31]. Статс-секретарь В. Р. Марченко, находившийся в тот день в Зимнем, увидел, что во дворце из военных оставалось только двое – “князь Лобанов по старости и непринадлежности к армии и граф Аракчеев по трусости, как говорило тогда злословие, ни одна душа не оставалась промолвить с ним слово” [32]. В таком же состоянии “страха и уныния” видели в тот день Аракчеева Н. М. Карамзин и А. М. Горчаков[33].

По вступлении на престол Николай I решил обставить увольнение Аракчеева, по словам историка Н. К. Шильдера, “знаками изысканного внимания” . 19 декабря 1825 года он направил Аракчееву рескрипт, в котором выражал надежду, что тот будет служить ему, “как и покойному государю” [34]. Одновременно Аракчееву было “внушено” , что для него будет лучше добровольно попросить об отставке. Поэтому уже на следующий день, 20 декабря, последовал новый рескрипт, увольнявший Аракчеева от заведования императорской канцелярией и делами по комитету министров, но пока оставлявший его начальником военных поселений.

Потерявший былое влияние временщик становился уже не страшен. О нем открыто злословили, рассказывая как о действительных, так и о выдуманных фактах его жестокости в военных поселениях и в Грузине. Аракчеев заболел нервным расстройством и 9 апреля 1826 года обратился к императору с прошением о заграничном отпуске “для лечения” . Отпуск ему был предоставлен, а также выделено 50 тысяч рублей “на дорожные издержки” .

По возвращении из-за границы Аракчеев получил указ императора от 23 октября 1826 года, согласно которому должность главного начальника над военными поселениями упразднялась. Аракчеев таким образом получал полную отставку. Он был выведен из состава Государственного совета. Наконец, 8 апреля 1832 года последовал приказ Николая I: “Не считать графа Аракчеева инспектором артиллерии и пехоты” [35].

Аракчеев удалился в свое имение Грузино “к вящему удовольствию всей России” , как острили его современники. О “грузинском отшельнике” скоро забыли. Он “слегка” занимался хозяйством, продолжая по-своему “благодетельствовать” своих крестьян. Если летом он мог найти интересующие его занятия, особенно цветоводство, то зимой “и такого развлечения не предоставлялось” . На весь его дом легла печать тоски и уныния.

На старости лет Аракчеев пробовал меценатствовать: бедные художники получали от него заказы на выполнение его портретов и видов Грузина за “денежное вспомоществование” . Некоторых дворовых, “показавших способности” , Аракчеев отправил за границу обучаться на живописцев, архитекторов, кондитеров. Многие из них по дороге бежали. Аракчеев приказал их “изловить и полечить розгами” , но “беглецы отысканы не были” [36].

В июле 1831 года вспыхнуло восстание новгородских военных поселян. Пламя восстания бушевало у границ имения Аракчеева. 20 июня он в коляске, запряженной четверкой лошадей, бросился спасаться в Новгород, сделав большой крюк для объезда бунтующих поселений. Его опасения имели все основания: позже стало известно, что несколько троек с восставшими были посланы в Грузино для расправы с ним. Но городские власти, боясь, как бы присутствие Аракчеева не вызвало в городе возмущения, потребовали от него выехать в Тверскую губернию[37].

В последние годы своей жизни Аракчеев решил создать в Грузине обстановку, которая постоянно напоминала бы ему его “благодетеля” Александра I. В полной неприкосновенности сохранялось убранство комнат, в которых останавливался во время наездов в Грузино император. По приказу хозяина дома были изготовлены часы с бюстом Александра I и с музыкой, игравшей каждые 11 часов утра (время кончины императора) “со святыми упокой” . Аракчеев благоговейно хранил под стеклом рескрипты и письма Александра. Перед собором в Грузине установил бронзовый памятник, на котором была сделана надпись: “Государю-благодетелю – по кончине его” [38].

В 1832 году Аракчеев положил в Государственный банк 50 тысяч рублей с тем, чтобы к столетию смерти Александра I эта сумма с накопившимися процентами была вручена тому историку или писателю, кто” лучше всех, т.е. полнее, достовернее, красноречивее” напишет историю царствования этого монарха[39].

В 1833 году Аракчеев внес 300 тысяч рублей на учреждаемый для дворянских детей в Новгороде кадетский корпус, открытие которого торжественно состоялось 24 марта 1834 года[40]. Вскоре Аракчеев опасно занемог. Чувствуя, что дни его сочтены, он вызвал из Петербурга своего доктора Миллера. Николай I, узнав о заболевании Аракчеева, отправил в Грузино лейб-медика Якова Виллие. Но было поздно: 21 апреля Аракчеев скончался. М. Ф. Бороздин в своих воспоминаниях пишет, что “когда граф скончался, дворня с громкими криками радости бросилась обнимать друг друга… Это был для них день величайшего торжества” [41].

А. А. Аракчеев завещал похоронить себя в церкви села Грузино. В день похорон прибыли посланные императором генерал-адъютанты П. А. Клейнмихель и П. Н. Игнатьев для разбора бумаг покойного. Часть бумаг была распределена по различным министерствам и ведомствам, остальная отправлена императору, который распорядился все бумаги, касающиеся императорского дома, уничтожить. Таким образом, наиболее интересная часть огромного архива Аракчеева погибла, остальная была распылена по разным архивохранилищам.

Перед смертью Аракчеев завещал передать все свое имение “в монаршее распоряжение” . Грузинское имение перешло в казну, а вырученные от продажи движимого имущества деньги вместе с наличностью, что составило 2,5 миллиона рублей, Николай I распорядился передать в пользу Новгородского кадетского корпуса и именовать его “Аракчеевским” . Кадетскому корпусу были переданы и все книги по военной тематике из библиотеки Аракчеева, состоявшей из 15 тысяч томов[42].

Список литературы:

1. Научный журнал “Вестник Московского университета” , Серия 8 “История” . №3 1993. Статья Федорова В. А. “А. А. Аракчеев” .

2. Журнал “Вопросы истории” . №12 1991. Статья К. М. Ячменехина “Алексей Андреевич Аракчеев” .

3. Ратч В. Ф. Сведения о графе А. А. Аракчееве. СПб.


[1] Русское слово. 1874. № 8. С. 68

[2] Саблуков Н. А. Записки // Цареубийство 11 марта 1801 года. Репринтное изд. М., 1991. С. 35

[3] Шильдер Н. К. Император Александр Первый, его жизнь и царствование. СПб., 1797. Т. I. С. 178

[4] Исторический вестник. 1894. № 10. С. 301

[5] Кизеветтер А. А. Император Александр I и Аракчеев в их взаимоотношениях // Русская мысль. 1911. №2. С. 8

[6] Вел. кн. Николай Михайлович (Романов) . Император Александр I. Спб., 1912. Т. 1. С. 276-277.

[7] Русская старина. 1882. №9. С. 683

[8] Шильдер Н. К. Император Александр Первый, его жизнь и царствование. Спб., 1897. Т. 1 С. 184

[9] Русская старина. 1871. №2. С. 242

[10] Шильдер Н. К. Император Александр Первый, его жизнь и царствование. Спб., 1897 Т. 1. С. 188

[11] Греч Н. И. Записки о моей жизни. М., 1990. С. 331

[12] Вел. кн. Николай Михайлович (Романов) . Император Александр I. Спб., 1912. Т. 1. С. 265

[13] Брадке Е. Ф. Автобиографические заметки // Русский архив. 1875. №1. С. 52

[14] Брадке Е. Ф. Автобиографические заметки // Русский архив. 1875. №1. С. 37

[15] Отто Н. К. Черты из жизни графа А. А. Аракчеева // Древняя и новая Россия. 1875. Кн. 6. С. 167

[16] Отто Н. К. Черты из жизни графа А. А. Аракчеева // Древняя и новая Россия. 1875. Кн. 6. С. 173; Кн. 4. С. 385

[17] Новгородский сборник. 1866. Вып. 4. С. 275-278

[18] Отто Н. К. Черты из жизни графа А. А. Аракчеева // Древняя и новая Россия. 1875. Кн. 4. С. 383

[19] Отто Н. К. Черты из жизни графа А. А. Аракчеева // Древняя и новая Россия. 1875. Кн. 6. С. 176

[20] Отто Н. К. Черты из жизни графа А. А. Аракчеева // Древняя и новая Россия. 1875. Кн. 6. С. 178

[21] Шильдер Н. К. Император Александр Первый, его жизнь и царствование. Спб., 1897. Т. 2 С. 111

[22] См.: Герасимова Ю. И. Архив А. А. Аракчеева // Записки отдела рукописей Государственной библиотеки им. В. И. Ленина. М., 1980. Вып. 41. С. 60-68

[23] Шильдер Н. К. Император Александр Первый, его жизнь и царствование. Спб., 1912. Т. 2. С. 215

[24] Михайловский-Данилевский А. И. Описание Финляндской войны на сухом пути и на море в 1808 и 1809 году. Спб., 1849. С. 360-361.

[25] Русская старина. 1874. №5. С. 190

[26] Русский архив. 1866. Спб.

[27] Вел. кн. Николай Михайлович (Романов) . Император Александр I. Спб., 1912. Т. 1. С. 285.

[28] Русская старина. 1904. №4. С. 15

[29] Шильдер Н. К. Император Александр Первый, его жизнь и царствование. Спб., 1797. Т. 4. С. 24

[30] Борисевич А. А. А. Аракчеев // Военная энциклопедия. Спб., 1902. Т. 2. С. 640

[31] Междуцарствие 1825 года и восстание декабристов в переписке и мемуарах членов царской семьи. М. ; Л., 1926. С. 116

[32] Декабристы в воспоминаниях современников. М., 1988. С. 256

[33] Письма Н. М. Карамзина к И. И. Дмитриеву. Спб., 1866. С. 412; Русская старина. 1883. № 10. С. 167

[34] Шильдер Н. К. Император Николай Первый, его жизнь и царствование. Спб., 1903. Т. 1. С. 354

[35] Ячменихин К. М. Алексей Андреевич Аракчеев // Вопросы истории. 1991. № 12. С. 49. Фактически Аракчеев не выполнял обязанности по этой должности уже с 1826 года.

[36] Дризен Н. В. Последние годы жизни графа Аракчеева (Из семейных воспоминаний) // Исторический вестник. 1904. № 9. С. 867-870

[37] Евстафьев П. П. Восстание военных поселян Новгородской губернии в 1831 году. М., 1934. С. 183-184

[38] Шильдер Н. К. Император Николай Первый, его жизнь и царствование. Спб., 1903. Т. 2. С. 47

[39] Согласно воле Аракчеева в 1915 году Российская Академия Наук опубликовала в русских и иностранных газетах предложение о написании истории царствования Александра I. К этому времени “аракчеевский фонд” составил уже 573 тысячи рублей и предполагалось его увеличение в 1925 году – времени проведения конкурса и выдачи премии – до 800 тысяч рублей (Аракчеевская премия // Исторический вестник. 1916. № 11. С. 550-551) . После 1917 года “аракчеевский фонд” был национализирован.

[40] Русский архив. 1872. № 8. С. 238-242; Карцов П. П. Исторический очерк новгородского графа Аракчеева кадетского корпуса и Нижегородской военной гимназии. 1834-1884. Спб., 1884

[41] Бороздин М. Ф. Воспоминания // Граф Аракчеев и военные поселения. 1809-1871. Спб., 1971. С. 7

[42] Ячменихин К. М. Алексей Андреевич Аракчеев // Вопросы истории. 1991. № 12. С. 50; Сигунов Н. Г. Черты из жизни графа Аракчеева // Русская старина. 1870. № 3. С. 274-275

Страница 2 из 2

предыдущая  1  2  следующая

Поиск репетиторов

Выберите предмет