Поиск репетиторов

Выберите предмет
Все рефераты » История » "Человек тыла": его трудовая жизнь‚ культура и быт в тылу в годы Великой Отечественной войны ( 1941- 1945 гг.)
Эффективная подготовка к экзаменам по ИсторииПодобрать репетитора

"Человек тыла": его трудовая жизнь‚ культура и быт в тылу в годы Великой Отечественной войны ( 1941- 1945 гг.)

Страница 2 из 3

Молодые рабочие, которым и было-то тогда по 15-16 лет, были большой силой на производстве. Володя Демура, Игорь Будимовский, сёстры Балобановы Шура и Люба, Алёша Чинаев считали для себя оскорблением работать по 8 часов, то есть меньше, чем взрослые (закон о 8-ми часовом рабочем дне для подростков действовал всю войну). Они прятались от начальников цехов, чтобы их не выгоняли из корпусов, тайком возвращались в бригады и продолжали работу.

Женщины трудились там, где они до этого не работали: в литейном и термическом цехах, на особо опасных участках перегонки и отчистки ртути, занимали руководящие и командные посты. Почти всю войну проработали начальниками цехов, а эта должность была наиболее трудной и ответственной – Ирина Захарова, Ася Альт, Лидия Кумековская, Нина Подгорная, Людмила Чудновская.

Много раз в годы войны этот завод получал высшую награду в соцсоревновании – Знамя Государственного Комитета Обороны. За высокие производственные успехи в январе 1944г. большая группа заводчан была награждена орденами и медалями, а знамя ГКО передано заводу на вечное хранение.

В суровые военные дни в Омске не только переоборудовались и восстанавливались эвакуированные предприятия, но и строились новые. В начале 1942г. было завершено строительство кордной фабрики, шинного завода, в 1943г. вступила в строй ТЭЦ- 2. В эти годы на огромном заросшем пустыре восточной окраины города вырос новый индустриальный район Октябрьский.

На востоке страны в предвоенные годы не было ни одного завода шинной промышленности. Ярославский и Ленинградский шинные оказались с самого начала войны в прифронтовых условиях, поэтому на их продукцию трудно было рассчитывать. Но шины требовались и фронту, и тылу. Организация производства автопокрышек в Сибири была исключительно важным государственным делом. 9/I – 1942г. в Омске из осаждённого Ленинграда на площадку строящегося шинного завода прибыл эшелон с рабочими и инженерно-техническими работниками завода ”Красный треугольник”, которые почти без передышки включились в работу. Уже в январе 1942г. вступила в строй первая очередь Омского шинного завода, появились первые омские шины.

Кадры для шинного завода готовили школы ФЗО. Через каждые 6 месяцев завод принимал пополнение. Это была преимущественно молодежь 15 – 16 лет. Некоторым приходилось делать специальные подставки, чтобы было удобнее дотянуться до станка. Рабочие, инженеры и техники сутками не выходили из цехов. 2 – 3 часа на сон – и снова к станку. Стране нужны были шины, и завод выполнял заказ. В 1944г. план был выполнен на 103,7%. Впереди шла смена Ладонова. Как правило, в этой смене каждый работал за двоих. Особенно отличились в те дни сборщики В. Батухин и А. Баринов. Они первыми стали перевыполнять нормы. Между ними разыгралось настоящее соревнование. Стоило Баринову собрать 150 покрышек, как Батухин делал 160. Изо дня в день цифры побед у обоих росли: 170, 180…

В годы войны была сдана в эксплуатацию и первая очередь Омского сажевого завода.

Перестроили на военный лад свою работу и предприятия легкой промышленности. Омская суконная фабрика выпускала шинельное сукно, овчинно-шубный завод – полушубки.

Огромный размах промышленного строительства в Омске привёл к серьёзному изменению структуры промышленности всей Омской области.

В суровые годы Великой Отечественной войны омичи каждый день совершали ратные и трудовые подвиги, подтверждая крылатые слова: “Из одного металла льют медаль за бой, медаль за труд”.

Нельзя не сказать ещё об одном подвиге – милосердии.

В ноябре 1941г. был создан областной комитет помощи раненым. Под госпитали отданы лучшие здания, и в кратчайший срок их в Омске организовано и оборудовано 20. Эвакогоспитали тоже стали фронтом, фронтом борьбы за жизнь, за возвращение в строй. На этом фронте есть свои герои, которые даже не думали, что их труд – героизм. Они исполняли свой долг. По 16-18 часов в сутки, а иногда и более, не отходили омские хирурги от операционных столов.

Одним из ведущих хирургов города в те годы был М.С. Рабинович, основавший в городе первую станцию скорой помощи и донорский пункт. Через его руки и руки его коллег прошли тысячи раненых, требующие мастерства, искусства, мужества, милосердия, доброты. Сколько людей до сих пор с благодарностью вспоминают имена врачей, возвративших их к жизни и в строй. Второе рождение. Как часто слышим мы эти слова, обращённые не только к врачу, но и к донору. Сотни омичей многократно сдавали кровь для спасения раненых. В их числе Е.М.Лебедев, К.А.Гладкова, З.М.Маклакова, Д.И.Первушина и многие другие. В Омском музее есть фотография Маши Русиновой – водителя трамвая. Она возила раненых в госпитали. Однажды случилась беда: на её глазах погибал солдат от потери крови. И Маша, не задумываясь, стала донором, отвела беду.

На базе госпиталей и домов отдыха были организованы оздоровление и реабилитация. Раненых учили специальностям: надо было жить дальше.

Перестраивали свою работу в те дни и органы местной власти. У них возникла масса непредвиденных проблем: обеспечение города теплом, продовольствием, размещение эвакуированных заводов, людей, организация помощи фронту, семьям фронтовиков – невозможно всё перечислить, что делалось, какие ежедневно возникающие вопросы приходилось решать. Вот один из них. В Омскую область из прифронтовых регионов было вывезено 32 детских дома, 25 садов, 79 школьных интернатов, 5 детских яслей, около 25 тысяч детей. Их нужно было разместить, обеспечить питанием, начать обучение.

Вот о чём рассказала бывшая работница облоно, заведующая сектором детских домов и интернатов Н.П.Арцимович: однажды эшелон с детьми прибывал под вечер. Были приготовлены подводы, так как детей в эшелоне оставлять было нельзя – пути освобождались строго по графику. Но разыгралась пурга. А детей надо везти в село. И тогда комсомольцы от села к селу передавали этот обоз. Они выходили с лопатами и пробивали дорогу, чтобы можно было двигаться. От села к селу – почти всю ночь.

На базе облдрамтеатра организовались агитхудожественные бригады в госпиталях, на предприятиях, на колхозных полях с участием писателей, композиторов, актёров. В театре имени Вахтангова (в 1941г. тоже был эвакуирован в Омск) был создан театр миниатюр с интересным и актуальным репертуаром. Только за первые два месяца войны деятели искусства дали в Омске 217 концертов. В составе фронтовых бригад трижды выезжали на фронт артисты областной филармонии, облдрамтеатра и театра имени Вахтангова, который организовал в действующей армии свой фронтовой филиал.

Патриотическое движение омичей в годы Отечественной войны имело самые разнообразные формы: был создан Фонд обороны, постоянно вёлся сбор тёплых вещей и подарков для бойцов Красной Армии, средств на строительство авиационных эскадрилий, бронепоездов, танковых колонн, собирались средства для оказания помощи населению освобождённых районов, раненым бойцам и офицерам, инвалидам. Омичи жертвовали во имя победы самым необходимым, потому что помощь фронту была первым долгом первой заповедью тыла. Фронт и тыл слились в едином стремлении - как можно быстрее победить ненавистного врага.

Только за 16 месяцев Отечественной войны сдали в Фонд обороны наличными 55 миллионов рублей, 1880 граммов золота, 63 килограмма серебра, 61 грамм платины, на 35749 тысяч рублей облигаций государственных займов. На эскадрилью “Омский комсомолец” было собрано 8112745 рублей, на танковую колонну “Боевые подруги” – 2873 тысяч рублей, 1816 тысяч рублей – на бронепоезд имени МОПРа, свыше полумиллиона рублей – на бронепоезд “Мститель”.

В сентябре 1943г. в г. Омске было собрано 7846 тысяч рублей на эскадрилью самолётов “Омичи – фронту”, отправлена на передовую танковая колонна “Сибиряк”. Кроме того, омичи построили 5 бронепоездов, 10 танковых ремонтных мастерских, создали 30 артелей для восстановления военного оборудования.

Всего по городу за годы войны поступило в Фонд обороны 248915229 рублей.

Город питал фронт не только снаряжением, продовольствием. Омск дал Советской Армии, Родине мужественных, стойких солдат и офицеров. Тысячи и тысячи омичей самоотверженно сражались в рядах Советской Армии за честь и независимость нашей Родины.

В блиндажи Подмосковья, в болотистые окопы под Ленинградом, на берега Волги посылались полушубки, валенки, меховые рукавицы, носки, связанные сибирячками по ночам после трудовых смен, кисеты, сшитые школьниками после уроков.

Только к 24-ой годовщине РККА бойцам и командирам Ленинградского и Карело-Финского фронтов отправлено 113384 посылки общим весом 627 тонн на сумму 10691 тысяч рублей. Для их перевозки понадобилось 88 вагонов. А вместе с посылками уходили письма. Письма - наказы, письма- клятвы, письма-рапорты. 69 тысяч писем вложили трудящиеся в свои подарки фронтовикам.

И шли с фронта слова благодарности. Бойцы стрелковой сибирской дивизии генерал – майора Л. Н. Гуртьева писали:

“…В час грозной опасности, когда в жестокой кровопролитной битве с врагом решалась судьба Родины, воины – сибиряки стояли насмерть, не отдали врагу ни пяди Сталинградской земли, грудью закрыли мать – Волгу и до конца выстояли на направлении главного удара противника.

Бои за Сталинград явились для нас подлинной школой военного мастерства. Здесь, в грохоте беспрерывных и ожесточённых боёв, в дыму пожаров, мы научились бить врага не числом, а умением…

…Священным и нерушимым лозунгом нашим в боях за Сталинград было: “Ни шагу назад! Стоять насмерть”.

И сибиряки стояли, как гранитный утёс. Ни огонь, ни раскалённый металл, который тоннами обрушивал враг на нашу оборону – ничто не могло поколебать упорства и неслыханной стойкости сибиряков.

Мы знаем, что в далёкой и близкой сердцу Сибири омичи…не устают трудиться для нас в колхозах и на заводах, надеются и верят в нашу победу над врагом…

Мы благодарим за любовь и ласку, за внимание и заботу наших дорогих земляков. Мы благодарим от всей души матерей-сибирячек, которые родили и вырастили таких замечательных сыновей и дочерей, как славные герои нашей цивилизации.

6 января 1943г.”.

Так в годы войны разили врага, ковали победу на фронте и в тылу омичи. Омск был одним из многочисленных арсеналов нашей страны, обеспечивающих победу над врагом.

Рост военного производства при сокращении числа рабочих и служащих достигался за счет большей интенсивности труда, удлинения рабочего дня, сверхурочных работ и ужесточения трудовой дисциплины. В самом конце 1941г. был принят жесткий указ об ответственности рабочих и служащих предприятий военной промышленности за самовольный уход с работы и опоздания. Все занятые на таких предприятиях считались мобилизованными на трудовой фронт. В феврале 1942 г. вышел указ о мобилизации на период военного времени трудоспособного городского населения на производство и строительство.

Эти суровые меры, сродни тем, что принимались в годы военного коммунизма, находили поддержку и понимание. Перед лицом грозной опасности граждане были готовы трудиться без сна и отдыха, что называется, — на износ. До сих пор загадкой остаются трудовые рекорды, намного превосходившие достижения довоенных стахановцев и превышавшие средние нормы выработки в 2, 3, 5, 10 и более раз. Рабочих, которые их устанавливали, называли “двухсотниками”, “трехсотниками”, “пятисотниками”, “тысячниками”. Примечательно, что такие рекорды нередко ставили подростки, женщины и старики. Это подчеркивало скрытые возможности советского производства. Потребность внести свой вклад в победу над врагом стала важным моральным стимулом для роста производительности труда.

Под лозунгом “Все для фронта, все для победы!” на предприятиях внедрялись новые трудовые почины, направленные на совершенствование производства и увеличение выпуска продукции. Молодежь, например, выступила с инициативой движения “В труде, как в бою”, организованного по фронтовому принципу. Впрочем, движение не получило официальной поддержки. Руководство, видимо, опасалось полной милитаризации экономики, поскольку “трудовые армии” и “рабочие батальоны”, созданные по примеру военного коммунизма, снова не оправдывали себя.

Рост военного производства достигался путем сокращения производства в гражданских отраслях и, как следствие, сопровождался снижением уровня жизни людей. Не хватало буквально всего, вплоть до иголок, ниток, спичек, соли и прочих мелочей. Их можно было достать только на “черном рынке”, а цены на нем в годы войны подскочили примерно в 20 раз.

Труженики тыла обеспечивали фронт всем необходимым для победы в Великой Отечественной войне.

“В истории вряд ли можно найти пример, когда тыл был бы так тесно связан с фронтом, когда народ был бы столь близок к своей армии, как у нас…

Красная Армия и весь наш народ слиты в одно целое. И как бы ни повышались требования фронта к тылу, к народу, - он их выполнит. Советский народ поставил своей целью, своей священной обязанностью – дать фронту всё, чтобы обеспечить победу Красной Армии…

При таком настроении народа, при такой его воле к победе, кто же может

сомневаться, что фашизм буде разбит”, - писал М.И. Калинин.

Смертельная опасность, нависшая над нашей Родиной, выявила не растерянность, на что рассчитывали фашистские захватчики, а беспримерный патриотизм советских людей. Омск был глубоко тыловым городом. Здесь производили только мирную продукцию: продукты питания, одежду, обрабатывали кожу, делали мебель, краски, сельхозмашины, ремонтировали паровозы.

Великая Отечественная война – это великая трагедия, горе, смерть, уничтожение людей. Варварству фашистов не было предела. Вся страна и весь народ встал на защиту своей Родины.

Омск находился далеко от тех мест, где шли ожесточённые бои, но омичи внесли свой вклад в победу над врагом своим самоотверженным трудом.

Глава 2. “Человек тыла” в сельскохозяйственном производстве Западной Сибири в годы Великой Отечественной войны (на материалах Омска и Омской области).

Тяжелое положение складывалось в сельском хозяйстве. Исконные житницы страны оказались в руках противника. Деревня отдала фронту значительную часть своего населения. Количество трудоспособных мужчин на селе к концу 1942 г. сократилось на 60%. Остались инвалиды, больные, не годные к военной службе, старики и подростки. Армия забирала автомобили, тракторы, лошадей, которых в деревне с каждым днем становилось все меньше и меньше. Новые поставки техники прекратились, оставшаяся — основательно нуждалась в ремонте и запасных частях. Горючее практически не выделялось. 80% работ приходилось вести вручную. Добавился неурожай. Урожайность зерновых культур упала с 8.6 ц. с 1 га до войны до 4.4 ц. в 1942 г. В тот год удалось собрать только 25 млн. т. зерна. Резко сократилось поголовье скота. Число коров, например, уменьшилось наполовину, да и удои молока существенно понизились.

Между тем фронт требовал продовольствия, а промышленность — сырья. Вся тяжесть решения этих проблем была возложена на крестьянство тыловых районов. Как не раз бывало прежде, руководство усилило экономический и политический нажим на деревню. Восстанавливались политотделы МТС и совхозов, призванные следить за выполнением производственных заданий и трудовой дисциплиной. В начале 1942 г. был повышен (примерно в полтора раза) обязательный минимум выработки трудодней на каждого колхозника. В апреле вышло постановление о мобилизации на сельскохозяйственные работы в колхозы, совхозы и МТС городского и сельского населения. Предпринимались экстренные меры для распашки новых площадей, которые за год возросли на 5 млн. гектаров.

Все области, независимо от их географии, переводились на самообеспечение, в то время как государственные заготовки продуктов сельского хозяйства увеличились. По зерну они составили 44% валового сбора урожая 1942 г. (больше, чем до войны), по молоку — свыше половины удоя. Кроме государственных поставок, сельские жители были обременены массой других обязанностей, в том числе для нужд обороны и помощи фронту. Забот хватало, а условия жизни были нелегкие, полуголодные. Невысокое и до войны реальное содержание трудодней упало вдвое. Основным способом выживания было личное приусадебное хозяйство. В апреле 1942 г. государство выделило дополнительные земли для подсобных хозяйств, предприятий и огородов рабочих и служащих, сыгравших важную роль в производстве овощей и картофеля — основных продуктов питания населения в годы войны.

Главное место на селе заняли женщины. Пахота и сев, уборка урожая, уход за скотом, заготовка кормов и многое другое, помимо семейных обязанностей, легли на плечи женщин. “Я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик”, — говаривали многие из них в военную пору. Женщин выдвигали на руководящую работу, на общественные посты. Большинство председателей колхозов и специалистов сельского хозяйства в годы войны составляли женщины.

Победа в войне – это и победа тружеников советского тыла… Объединенные единой волей, единым порывом, рабочие, крестьяне и интеллигенция, мужчины и женщины, коммунисты и комсомольцы, оказались способными совершить подвиг, равного которому ещё не знала история.

Великая Отечественная война была слишком сложным и противоречивым явлением, чтобы представлять её в каком-либо одном свете.

Война наложила тяжёлый отпечаток на общее состояние сельского хозяйства. Созданная в 30-е годы материально - техническая база сельского хозяйства оказалась серьёзно подорванной. В колхозах, МТС, совхозах значительно сократилось количество техники. Многие опытные кадры ушли на фронт, создалось напряжение с рабочей силой. Вся тяжесть забот о производстве и снабжении фронта продовольствием, промышленности – сырьём легла на плечи женщин и молодёжи.

Уже в начале войны в районе не хватало 100 трактористов и 50 комбайнёров, путевыми рабочими остались женщины и подростки, то же самое происходило на исилькульских предприятиях. Без страха и сомнения приступали к работе люди, ещё вчера не знавшие тяжёлой чёрной работы, боявшиеся даже подойти к машине.

В эти дни в Исилькульской районной газете было опубликовано письмо-обращение девушек из Медвежинской МТС ко всем сверстницам Исилькульского района.

“…Мы, подписавшие это письмо 65 девушек – патриоток, уже учимся, готовимся стать трактористками и комбайнёрами, овладевая сложными машинами. Мы обязуемся вам, дорогие подруги, что будем учиться и работать, помогая МТС в ремонте машин, чтобы на “отлично” подготовиться к уборочной компании и провести её с успехом”.

Осенью 1941 года помощником комбайнёра уже работала семнадцатилетняя Евгения Майбурова, а зимой окончили курсы в филиале Исилькульской школы механизации, и стали механизаторами Шура Бухарева, Катя Чикина, Ксения Ерошенко, Шура Санникова, Фрося Запорожец, Прасковья Александрова.

Анна Архиповна Юрина – заместитель директора МТС по политической части, мать 4 детей получила в 1942г. похоронку на мужа. В это же время её назначили директором Исилькульской МТС. Она, как вспоминала позже, “с яростным азартом взялась за работу. Я понимала, что чем лучше буду делать своё дело, то тем самым буду мстить фашистам, приближая День Победы”. Дело пошло. Если в 1943г. план тракторной пахоты был выполнен на 64,5%, то в 1944г. - на 98%, а 1945г. – на 103%. План сева в 1945г. был выполнен на 131%, сэкономлено 4000кг. горючего. Уже после победы, отдавая дань организаторскому таланту А. А. Юриной, исилькульцы избрали её депутатом Верховного Совета СССР.

Из колхоза “Красный Октябрь” почти что все мужчины ушли на фронт, ушёл и председатель колхоза В. В. Седельников, а ему на замену избрали Пелагею Абрамовну Лёвкину; бухгалтером стала Т. В. Приватова, агротехником – Мария Теплякова, а на трактористок выучились Катя Шараева, Вера и Катя Седельниковы. Работали, не считая часов, в страдную пору ночевали в поле. Не растеряли старолосевские женщины поголовье скота, расширили посевной клин, построили сушилку, отремонтировали животноводческие фермы. П. А. Лёвкина за свой труд была награждена в 1944г. орденом Ленина.

В беседе с корреспондентом, который писал о ней очерк, Лёвкина говорила: “Вот придут с фронта наши мужики, и спросим мы у них: ну, как, родные наши, любимые мужья, зятья, сыновья, как помогали мы вам? В порядке ли хозяйство наше общее, трудом нашим нажитое? Если довольны будут, тогда, думаю, оправдаем мы, женщины, наказ, что дали нам мужчины, когда уходили страну защищать.

И опять будем мы вместе делить и труд, и праздник, будем вместе строить свою жизнь, вместе будем поминать тех, кто погиб в боях за Родину, и горе их семей разделим и детей не оставим, сообща поддержим”.

Многое держалось именно на таких женщинах, как А.А. Юрина и П.А. Левкина. К осени 1942г. в районе двое возглавляли сельские Советы, 4 руководили колхозами, а 5 – тракторными бригадами. Многие женщины работали трактористами и комбайнёрами. Это наглядно видно из таблицы, составленной по сведениям на 1 октября 1941г.

МТС. Совхозы

Трактористы

Комбайнёры

всего

В т.ч.

женщины

всего

В т. ч.

Женщины

Исилькульская МТС

109

44

52

14

Медвежинская МТС

150

63

41

12

Украинская МТС

130

74

41

16

Барикадская МТС

128

64

53

17

С – з “Лесной”

46

7

29

4

С – З. “Боевой”

56

6

20

2

Итого

619

258

236

65

Рядом со своими отцами и матерями, бабушками и дедушками трудились и ребятишки. Они тоже ковали в тылу победу. “Омская правда” 5 июля 1941г. писала: “С глубоким волнением выслушали речь товарища Сталина учащиеся Исилькульской школы № 41. Обсуждая это историческое выступление, юные патриоты решили ответить на неё организованным походом на прополку сорняков. Эта мысль здесь же была приведена в исполнение. Ученики Ваня Кибаль, Вера Прожогина, Катя Миргородская, Катя Аверина, Саша Мирохин и другие быстро разделились на бригады и сразу же после митинга отправились на прополку в свой подшефный колхоз “Новый сибиряк”.

В войну ребята взрослели рано, с 10 – 11 лет уже выполняли разные работы: доставляли сено на фермы, отвозили зерно от комбайнов, косили сено, работали в мастерских.

В 12 лет стал работать в жестяно- медницком цехе совхоза “Лесной” Саша Гончаренко, через 3 месяца он сдал экзамен и стал работать слесарем наравне со взрослыми. К Дню Победы Саша, еще не достигший совершеннолетия, стал высококвалифицированным специалистом. В этом же совхозе доярками начали работать пятнадцатилетние Таня Фильчугова, Катя Максименко. 1 мая 1944г. “Омская правда” писала: “Шестнадцатилетний тракторист Исилькульской МТС Виктор Филимонкин ознаменовал встречу Первого мая образцовой работой на полях. Он посеял 15 гектаров, вдвое перевыполнив норму”.

“Я не был на фронте, - вспоминает Н. Заднепрянский, бывший механик Исилькульской МТС, - хотя понимаю, какие трудности приходилось преодолевать защитникам Родины с оружием в руках. Как и подобные мне люди, представляю это лишь по тому, что слышал, читал, видел на экранах о войне. А вот трудности тыла, особенно на селе, хорошо представляю. Ведь я в военные годы работал старшим механиком Исилькульской МТС, которая обслуживала 36 колхозов.

Кадры механизаторов в то время состояли на 80% из женщин, многим из которых не было и 18 лет. Директором машинотракторной станции тоже была женщина – А. А. Юрина.

Приедешь, бывало, в бригаду, там почти треть тракторов стоит. Стоит не только оттого, что не хватает запчастей, и больше потому, что водители тех ЧТЗ и ХТЗ были девушки, окончившие всего лишь двухмесячные курсы трактористов.

Как-то в разгар уборки, когда солнце, рассыпая последнюю позолоту по спелому хлебу, уже склонилось к лесу, подъезжаю к одному из полей колхоза “Большевик” и слышу плач за леском. Я – туда. Оказалось, это Клава Бочкова… Маленькая ростом, размазывая по лицу мазутную грязь, она казалась совсем девчонкой, молящей о помощи взрослого. Да, по сути всё так и было. Поистине смешная картинка. Надо было сдерживать себя, чтобы не рассмеяться. Хотелось сказать ей:

- Сидеть бы тебе лучше, Клавочка, на печке, с куклами, а не с комбайном возиться.

Да время не то, другие слова нужны. Пришлось, засучив рукава, браться за дело. Поставить кое-какие детали, из тех, что прихватил с собой и комбайн “ожил”.

Таких случаев было немало. Приходилось видеть слёзы и после того. Но то было проявлением минутной слабости, можно сказать, своеобразный вызов женского характера препятствию, неурядицам.

Одетые в мужские комбинезоны, они казались комичными на вид. Работали же, не уступая мужчинам, несмотря ни на что. Знали: время военное. Родине нужен хлеб.

Об Исилькульских женских тракторных бригадах знали далеко за пределами района. Помнится одна из них, которую возглавлял В. Е. Мещеряков, была удостоена правительственной премии. По 1500 рублей за самоотверженный труд в 1943г. получили по Указу Президиума Верховного Совета СССР, например, Варя Тележенко и Нина Ципляева из бывшего колхоза “Большевистский путь”. Получали премии и другие”.

Очень трудно приходилось в сёлах и деревнях всю войну, а особенно – в 1941 и 1942 годах. Но несмотря на дефицит трудовых и материальных ресурсов, даже в это время росли посевные площади. Если в 1941г. площадь колхозных полей составляла 89141га, то в 1942г. она достигла 92922га. При недостатке тракторов весной 1942г. колхозники на 856 лошадях и волах вспахали свыше 45000га. Земли, то есть почти половину полей. Не всем хозяйствам удавалось избегать потерь урожая или падежа скота. И были на это свои причины, в том числе – объективные. И всё же военные годы показали, что очень много, порой всё, зависит от самих коллективов и их руководителей. Так, в труднейшую уборку 1941г. в среднем по району получили по 7,5 центнера с гектара. Некоторые хозяйства продолжали обмолот урожая 1941г. до осени 1942г.

Уже в первую в условиях войны уборку урожая в передовики выходили старики, женщины и мальчишки, заменившие на хлебном поле крепких мужчин, ушедших на фронт сражаться с фашистами. Районная газета “Социалистическое строительство” сообщала: “Семидесятилетний товарищ Полукаров на ручном сенокошении выполняет норму на 130%, а колхозница Авдеева – на 140%, пятнадцатилетний подросток Н. Трофимов выполняет задание на 200%”.

Высоко был оценен труд земледельцев района уже весной 1942г. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 мая 1941г. большая группа работников сельского хозяйства Омской области была награждена орденами и медалями. Причём из 11 орденов Ленина 3 получили исилькульцы – первый секретарь райкома ВКП(б) Дмитрий Иванович Емельянов, директор совхоза “Лесной” Фёдор Яковлевич Ким и председатель колхоза “Красный Октябрь” Пелагея Абрамовна Лёвкина. Орден “Знак Почёта” – агроном совхоза “Боевой” П. С. Крутиков, медали “За трудовую доблесть” – старший агроном Украинской МТС Коробов Г. П. и звеньевой совхоза М. А. Лахтик. Медалями “За трудовое отличие” награждены тракторист совхоза “Боевой” М. Я. Стрелецкий и тракторист Исилькульской МТС А. В. Тагашов.

27 мая 1942г. труженики совхоза выступили в областной газете с призывом: начать социалистическое соревнование совхозов за перевыполнение производства сельскохозяйственной продукции, чтобы дать стране и фронту больше хлеба, мяса и сырья для промышленности. “Для полной победы над фашистскими войсками, - говорилось в их обращении, - Красной Армии нужны не только самолёты, танки, пушки и снаряды. Чтобы наши бойцы и дальше били смертельным боем немецких извергов, а рабочие бесперебойно снабжали фронт вооружением и боеприпасами, надо дать армии и трудящимся больше хлеба, мяса, молока, овощей и сельскохозяйственного сырья для промышленности. Это должны сдать мы, работники совхозов, вместе с колхозным крестьянством”.

Корреспондент газеты “Знамя” Т.Викторова встретилась с одной из тружениц тыла с. Украинка Лыско Акулиной Осиповной. И вот что она написала в своей статье “Мать”:

“По весне человеческую душу наполняет ожидание радости. И кажется, что в таком же ожидании находятся распаханные под зерно поля. Солнце начало основную свою работу – согревать землю и людей. Частыми гостями стали в деревнях тихие тёплые вечера, когда безмолвный закат бросает на небо пригоршню ослепительных красок. Трудно усидеть дома в такой вечер.

Иногда на краю поля можно встретить очень старую женщину. Багровеют небесные отсветы на комьях чёрной земли… Постояв, потихоньку возвращается Акулина Осиповна Лыско в свой дом на конце Украинки, где живёт она с сыном и большой его семьёй. Дом новый, ладный. Она тихо поднимается на крыльцо, в комнате присаживается на лавку. И трудно увидеть, понять, что несёт она в такие минуты огромную невыносимую для сердца человеческого, кровоточащую ношу – память.

… На том поле 30 лет назад она работала рук не покладая. Здесь женщины пололи вручную, хлеб убирали, на быках пахали. Кружилась от голода голова, слабели руки, палило солнце. Кончался световой день и женщины брели по домам – к детям. Шла в свою хатёнку и Акулина Лыско. Возвращалась с работы и старшая дочь Люба, которой и двадцати не было. Трёхлетний голодный Володя, ещё утром съевший оставленный обед, ждал маму с работы. Остальные мальчуганы ещё не возвращались – пасли скот, вставая раньше всех и приходя позже всех.

Как, чем могла пожалеть Акулина семерых своих детей? Так уж получилось, что не оказалось у них в припасах ни тёплой одежонки, ни прочной обувки. Подростки заменили отца, вышли на работу, вместо сандалий у них – чёрные потрескавшиеся подошвы собственных ног.

Менялись времена года, зимой у печки видела она всю свою семью. Осенью, в дожди, ребята сушили здесь мокрую одежду, а утром одевали её, ещё не просохшую, и шли на работу. Работали все. Работали в поле. А вечером писали отцу письма на фронт корявыми крупными буквами, оттого что от напряжения дрожала рука, крепко державшая карандаш.

Но ни одного ответа не получили они тогда…

…Сейчас, тридцать лет спустя, вздрагивают и невольно поводят плечами пожилые женщины Украинки, вспоминая, как убивалась потерявшая мужа Акулина. Некого стало ждать ей, Коле, Васе, Пете, Грише, Володе, Маше, Любе. Осиротела семья.

Над ними не гудели самолёты с чёрными крестами на крыльях, но в доме этом шла борьба. Противники были сильные – горе, голод, болезни. По нелепой случайности семья не получала пособия и лишь к концу войны, в трудную минуту, решив, что “терять больше нечего”, Акулина Осиповна отправилась за помощью в областной военкомат. И многое было восстановлено. А самая большая борьба шла за души ребят, чтобы не сломило их, молодых и неопытных, долгое испытание.

И вот прошло 5 лет. И снова наступила весна. Весна, в которую мать увидела, как устала и постарела она и как выросли и повзрослели её дети… Дети быстро растут.

Семьдесят пятый год идет Акулине Осиповне. Глубокие морщины избороздили лицо, и сама она маленькая, незаметная, не то что в толпе – на улице родной встретишь и не заметишь. Но всмотритесь в её угасающее лицо. Вспомните, что пережила она… Одна из многих матерей наших. Вспомните о том, что, когда развевалось над рейхстагом знамя, в толпе солдат-победителей незримо присутствовала и она. Потерявшая мужа, но сохранившая и воспитавшая детей. Мать – скорбящая и мать – победительница. Мать – героиня”.

Ударно работали исилькульские женщины пункта “Заготзерно”, бригада ежедневно выполняла норму на 150 – 200%

2 марта 1943г. состоялась районная конференция женщин – колхозниц и

работниц МТС и совхозов. На конференции выступили доярки, председатели колхозов, рядовые колхозницы, животноводы, счётоводы, председатели сельсоветов, работницы МТС, бригадиры. В своих выступлениях все они заявили о том, что в период подготовки и проведения весеннего сева женщины с честью справятся со своими задачами. В единогласно принятом обращении к работникам сельского хозяйства района женщины призывают без устали трудиться на полях для фронта, для победы.

М.Агаренко, звеньевая колхоза “Красный путь”:

“Хорошо поработали наши колхозники и колхозницы в прошлом году. С государством мы рассчитались полностью и более 900граммов хлеба выдали на трудодень. В чём причина наших успехов? Работали мы звеньями, соблюдали все агротехнические правила, председателя своего слушались, как бойцы командира, трудились все от мала до велика, а особенно хорошо работали женщины. Наш труд оценён: мы получили переходящее Красное знамя, и от имени всех колхозников я заверяю, что это знамя мы не отдадим никому. Сейчас наш колхоз завершает подготовку к севу”.

У. Слобожанина, слесарь Исилькульской МТМ:

“Что женщина, может на любом участке работать – это, я знаю по себе. Профессия радиаторщика считается мужской, а я вот обучалась этой профессии и владею ей наравне с мужчиной”.

Л. Алёшина, доярка совхоза “Лесной”:

“В 1942г. наша молочная ферма выполнила план надоя на 117%. Это наша помощь фронту.

На последнем женском собрании мы решили в фонд Красной Армии организовать сбор молока от коров личного пользования. Я сама, имея двух детей, внесла в этот фонд 200 литров молока. Так же поступили другие женщины. Это тоже наша помощь фронту.

Женщины совхоза поручили мне передать конференции, что они примут все меры к тому, чтобы вырастить богатый урожай и получить высокий удой молока”.

Пискунова, животновод колхоза имени Будённого Мясниковского сельсовета:

“Ещё совсем недавно работа на животноводческих фермах нашего колхоза не была упорядочена. Никто не знал своего определённого места, работал, как придётся. Вот почему и падёж начался. Теперь мы работаем по-другому. Падёжа нет, каждый работник животноводства может сказать: “Этих телят я выпаиваю, это овцы моей группы, а за этими свиньями я закреплена” Такой метод работы – самый лучший.

От имени своего колхоза даю слово, что мы всё сделаем, чтобы предстоящий сев провести в срок, сохранить молодняк и поголовье скота”.

Трудящиеся района перевыполняли планы сдачи государству сельскохозяйственной продукции. В этот период наблюдается массовый переход на стахановские вахты, принятие повышенных обязательств.

С каждым днём войны положение в районе, как и по всей стране, становилось всё сложнее. Мужчины уходили на фронт; исправные тракторы, грузовые автомашины, лошади передавались воинским частям и оборонным заводам, резко уменьшалось поступление бензина.

На 1 января 1942г. число трудоспособных мужчин составило 37,5% к довоенному уровню, в 1944г. – 2,4%, а на 1 января 1945г. – 23,7%.

В первый год войны осталось лишь 41% автомашин, а к началу 1944г. автопарк сократился на 97%.

Решающую роль сыграло патриотическое движение женщин-домохозяек, молодёжи и пенсионеров, решивших заменить ушедших на фронт.

3 июля 1941г. девушки-колхозницы Е. Братцева, Е. Петрякова, А. Петрякова и Ракитина выступили в районной газете “Красная Искра”. Они призвали всех девушек быть готовыми заменить ушедших на фронт мужчин, изучать комбайны и тракторы. Профессия тракториста и комбайнёра стала одной из самых почётных. Уже в июле 1941г. более 50 женщин съехались на курсы трактористов в Черемновскую МТС. Большинство в месячный срок овладело специальностью. Благодаря этому движению район сумел завершить несколько затянувшуюся уборку. Битва за первый военный хлеб была выиграна.

В 1942 году, ещё более тяжёлом, благодаря действенному соцсоревнованию, район не сбавил темпов, дал фронту и стране мяса на 7998 пудов, шерсти на 15200кг. больше, чем в предыдущем году.

Больших успехов достигли Называевский маслозавод, мясокомбинат и пункт “Заготзерно”. Мясокомбинат в 1942 году завоевал первенство во Всесоюзном социалистическом соревновании. Постановление ВЦСПС и Наркомата комбинату присуждена премия в размере 6000 рублей.

Самая острая ситуация сложилась в сельском хозяйстве в 1943г. Трудоспособное население сократилось на 52,5%. Почти вся техника пришла в негодность, а запасных частей не было. Истощённые лошади не могли заменить машины. Тем не менее, колхозники провели сверхплановый сев своими семенами. Однако год оказался засушливым. Лишь ценой неимоверных усилий был получен необходимый минимум продукции.

Несмотря на трудности, среди крестьян наблюдается огромный трудовой подъём. Растёт количество трудодней, выработанных на каждого трудоспособного (1940 – 294, 1943 – 386). На 3% возросло число женщин, выработавших 400 трудодней. В 1943г. вообще не было колхозниц, выработавших менее 200 трудодней. Дефицит трудоспособной рабочей силы компенсировал вдохновенный труд оставшихся в тылу и, прежде всего, женщин, которые возложили на свои плечи тяжёлый, подчас не женский труд, совершили великий трудовой подвиг.

Уже в 44г. удалось приостановить падение сельскохозяйственного производства. Сбор зерна значительно превысил уровень его производства в 43г., хотя посевные площади сократились с 68400 гектаров до 52 тыс. га.

Патриотическое движение трудящихся в годы Великой Отечественной войны имело самые разнообразные формы.

В первые же дни войны началось создание фонда обороны. На эти цели труженики села отчисляли средства, заработанные на субботниках и воскресниках. Неоценимое значение для победы над врагом имел сбор тёплых вещей. В это движение первыми включились труженики артели инвалидов, которые начали шить зимнюю одежду, катать валенки для фронтовиков.

Рабочие и служащие Называевска собирали тёплую одежду и отправляли её на фронт в посылках. К 25-ой годовщине РККА колхозники сельхозартели “Парижская коммуна” Дурбетского сельсовета выслали на фронт посылку весом 300кг с жареным мясом, сливочным маслом, табаком. От жителей Называевска на фронт отправлено 30 посылок весом по 12-16кг каждая, а всего из района фронтовикам послано к Дню Красной Армии (1943г.) 776 посылок весом 13224кг. Кроме продуктов в них были шерстяные носки, рукавицы и другое.

В 1942г. трудящиеся Называевской маслобазы совместно с Крутинским и Исилькульским районами собрали в Фонд обороны более 2000 центнеров молока, кроме того, за месяц, начиная с 24 января, эти районы через Называевскую маслобазу отправили защитникам Ленинграда 60 вагонов сливочного масла.

По примеру колхозников Утинского сельского совета началось пожертвование ценностей в Фонд обороны страны. За день 13 августа 1942г. колхозники Лорис-Меликовского сельского совета сдали в Государственный банк займов СССР облигаций на 10 тысяч рублей. В районную сберкассу в тот день сдано облигаций на многие десятки тысяч рублей. Через неделю эта сумма равнялась 52825 рублей, а к сентябрю – 101 тысяча рублей.

Стихийно возникло движение домохозяек помочь фронту продуктами. Они сдают молоко бесплатно без зачёта в план поставок. Член сельхозартели “Свобода” 85-летняя Мария Пашкина 12 июля 41г. сдала бесплатно 10 литров молока. Примеру последовали все женщины колхоза “Свобода”, “7-й съезд Советов”, “8-й съезд Советов”. 12 июля в Большепесчанское отделение сдано 450 литров молока.

“Хлеб фронту!” – боевой лозунг колхозников сельхозартели имени Будённого (Мясниковский сельсовет). 17 октября 1941г. они организовали “Красный обоз” из 14 подвод. Сдав в этот день свыше 100 центнеров зерна, колхоз выполнил обязательства по продаже хлеба государству. В этот же день “Красный обоз” из колхоза имени Андреева достал из пункта Заготзерно 300 центнеров пшеницы. Это было хорошей добавкой к 1000 центнеров, сданных ранее.

6 февраля 1943г. на митинге, посвящённом разгрому немецко-фашистских войск под Сталинградом, рабочие и служащие Заготзерно единодушно постановили отчислить месячный заработок на постройку танковой колонны “Омский колхозник”. В сборе средств принимали участие даже дети. В детском саду в Называевке на постройку танка “Малютка” собрано около 3000 рублей.

Хозяйства постоянно поддерживали связь с ушедшими на фронт, поддерживали их боевой дух. Переписка фронтовиков с оставшимися в тылу была непрерывной. Достижения земляков на фронте ставилось в пример. Руководители призывали быть такими же, как их земляки, постоянно выполнять свои обязательства перед Родиной.

Колхозное поле чем-то напоминало фронт. Там тоже ковалась победа. Правда, там не свистели пули и осколки, однако доставалось и им, сельским труженикам, порой сполна, так же, как и бойцам переднего края.

Война показала, что всё колхозное крестьянство проявило высокое гражданское сознание и ни с чем не считалось, лишь бы победить врага. Хлеб для армии, для рабочих шёл бесперебойно, хоть оставались в деревне старики, женщины и дети. В трудную пору собирали крестьяне миллиарды рублей на самолёты и танки. Ни в одной книге прошлых веков не записано ещё такого подвига.

Откуда у советских крестьян взялась богатырская сила и великая преданность социалистическому Отечеству – понять нетрудно. В Советской стране трудящиеся крестьяне впервые за свою многовековую историю стали хозяевами земли, хозяевами государства.

Тяжёлый удар нанесла война нашей стране. Десятки тысяч деревень, сёл и городов разрушали фашистские варвары. В руины были превращены заводы, фабрики, электростанции. Гитлеровцы разорили значительную часть совхозов и колхозов, МТС, миллионы голов скота угнали в Германию.

И всё же, главный ущерб: на фронтах Великой Отечественной войны погибли миллионы советских людей, сгинули в фашистских концлагерях и никогда не вернулись в родные города и деревни, не сели за баранки автомобилей, рычаги тракторов и штурвалы комбайнов, не пришли к своим станкам и не смогли помочь соотечественникам возрождать нашу Родину.

Далеко от фронта находился сибирский Исилькульский район. Но и его не обошли стороной беды, свалившиеся на советских людей в те тяжёлые годы.

Совсем уже мало осталось тех, кто с оружием в руках победил фашизм, и тех, кто обеспечил эту Великую Победу своим трудом в тылу.

“Продовольствие нужно было армии и стране так же, как танки, топливо, боеприпасы. Простые машины, конные жатки, сноповязалки, серпы, косы – всё было пущено в ход. На полях и фермах, заменяя мужей и братьев, работали миллионы женщин… Война явилась суровой проверкой жизнеспособности, силы и могущества колхозного строя. Эта проверка была выдержана с честью”,- писал Н.А. Вознесенский.

Глава 3. Быт и культурное обслуживание “человека тыла” в годы Великой Отечественной войны в Западной Сибири (на материалах Омска и Омской области).

Великая Отечественная война – не просто история. Это конкретное, бесценное духовное достояние, которое не стареет, не становится будничным и обыденным. С годами не ослабевает, а растёт интерес не только к крупномасштабной эпопее войны, но и её отдельным страницам.

Несмотря на обилие литературы о войне, в ней отсутствует анализ роли социальной психологии масс. Есть много трудов об идеологической работе в годы войны, но они, как правило, сводятся к перечислению действий политорганов. Их авторы практически не пытаются показать, на какие народные традиции, черты менталитета опиралась, чем определялась эта деятельность. Тоталитарному режиму удалось нивелировать личность, подавить самостоятельность, посеять страх перед жёсткой авторитарной властью, религиозность, православную духовность заменить атеизмом, придать патриотизму новую идею – идею социального освобождения.

Война за свободу и независимость Родины, за спасение мировой цивилизации и культуры против современного варварства явилась скачком в развитии личности, поворотом в ментальности россиян. Это проявилось не только в героизме, но и в осознании людьми своей силы, исчезновении в значительной мере страха перед властью, росте надежд на расширение свобод и прав граждан, демократизацию строя, обновление и улучшение жизни.

Экстремальные обстоятельства войны перестраивали общественное сознание, создавали личности, независимые от авторитетов, способные принимать самостоятельные решения. Как ни парадоксально, но для миллионов советских людей война стала “глотком свободы”. Как писал Б.Л.Пастернак в “Докторе Живаго”,

“…когда возгорелась война, её реальные ужасы, реальная опасность и угроза реальной смерти были благо по сравнению с бесчеловечным владычеством выдумки, и несли облегчение, потому что ограничивали колдовскую силу мёртвой буквы… все решительно, в тылу и на фронте, вздохнули свободнее, всей грудью, и упоённо, с чувством истинного счастья бросились в горнило грозной борьбы, смертельной и спасительной”.

Война начала процесс переосмысления ценностей, ставила под вопрос незыблемость сталинского культа. И хотя официальной пропагандой все успехи и победы по-прежнему связывались с именем вождя, а неудачи и поражения сваливались на врагов и предателей, не было уже такого полного, безусловного доверия к ранее непререкаемому авторитету. И если теперь сталинский репрессивный аппарат выхватывал брата-фронтовика, прежняя смелая довоенная вера в то, что “невинных не сажают”, сменилась недоумением, негодованием. Штампы рушились, придя в столкновение с реальным жизненным опытом, задумываться над которым всерьёз заставила война, оказавшаяся столь непохожей на обещанный пропагандой “могучий, сокрушительный удар”, “малой кровью”, “на чужой территории”. Война на многое заставила взглянуть по-другому. За короткий срок постигались истины, к которым человечество шло столетиями. Новые черты, появившиеся в менталитете советского человека: переход с позиции ожидания к позиции действия, самостоятельность, исчезновение в значительной мере страха перед властью – имели колоссальное последствие для нашего исторического развития.

Фронтовому поколению народы бывшего СССР обязаны не только независимостью, но и первым духовным и политическим штурмом тоталитаризма. Годы Великой Отечественной войны открыли новую страницу в истории взаимоотношений между Советским государством и Русской православной церковью. По сути, впервые с момента образования социалистического государства со стороны власти была предпринята попытка перейти от политики, направленной на уничтожение Русской православной церкви как социального института, к конструктивному диалогу с нею.

Для православных иерархов это был шанс к возрождению разорённой и униженной Русской церкви. Они с удовольствием и благодарностью отозвались на новый курс сталинского руководства. В результате Русская православная церковь в годы войны сумела значительно улучшить своё материальное положение, подготовить кадры священнослужителей, усилить авторитет и влияние в стране и за рубежом.

Новая церковная политика была положительно воспринята большинством населения страны. Приметой времени стали переполненные храмы в дни православных праздников, возможность исполнения религиозных обрядов на дому, колокольный звон, призывающий верующих к службе, торжественные крестные ходы при большом скоплении народа. Тяга к религии в годы войны значительно возросла. Вера давала силы для жизни труда в условиях постоянных лишений.

Война дала шанс к возрождению православной духовности, возврат к дореволюционным традициям православия. Это имело негативное последствие. Изменение ситуации в религиозной сфере в годы войны объективно “сработало” на укрепление существующего режима, на повышение личного авторитета Сталина. В условиях активно утверждавшейся идеи государственности и патриотизма восстановление и укрепление православной церкви как традиционной носительницы этих идей служили дополнительным источником легитимности власти Сталина. Духовный поворот проявился также в смене акцента в патриотизме. Произошло смещение с великодержавных коминтерновских установок к крепнущему чувству “малой родины”, которой грозит смертельная опасность. Отечество всё больше олицетворялось с большим домом советских народов.

Не идея внесения трудящимся других стран коммунистического освобождения от эксплуатации, насаждавшаяся пропагандой до войны, а необходимость выжить сплотила народы Советского Союза. В ходе войны возрождались многие русские национальные традиции и ценности, предававшиеся анафеме с позиции коммунистической идеологии в течение двух с лишним десятилетий. Политически тонкой и идеологически целесообразной оказалась оценка руководством характера войны как Великой Отечественной. Была приглушена специфика социалистических и революционных мотивов в пропаганде, акцент делался на патриотизме.

Патриотизм – это не наша монополия. Люди многих стран любят свою Родину и готовы на подвиг для неё. Однако жертвенность советских народов во время Великой Отечественной войны всё же беспримерна. Жизненный уровень населения СССР был неизмеримо ниже, чем в любой из воевавших стран, и нигде отношение к цене человеческой жизни не было таким небрежным со стороны государства. Люди мирились с этим и с готовностью шли на жертвы.

Нелишне напомнить и то, что сами высшие руководители рейха признавали наличие высокого патриотического духа нашего народа. Даже такой мастер фальсификации, как Геббельс, признавал: “Если русские борются упорно и ожесточённо, то это не следует приписывать тому, что их заставляют бороться агенты ГПУ, якобы расстреливающие их в случае отступления, а наоборот, они убеждены, что защищают свою Родину”.

Таким образом, война внесла существенные изменения в общественное сознание, менталитет советского человека. Оформилось особое поколение, отличавшееся морально-психологическими качествами и силой их проявления. Все эти изменения не прошли бесследно для государства. Истоки сегодняшних наших перемен имеют глубокие корни в военном лихолетье.

В начале Великой Отечественной войны намеченная XVIII съездом партии программа введения семилетнего всеобуча и развития общего среднего образования в стране была прервана. Система народного образования выдержала в годы войны суровые испытания. Были разрушены десятки тысяч школьных зданий, на одну треть сократилась численность учительских кадров, многие дети лишились возможности учиться. Осложнялось снабжение школ учебниками и письменными принадлежностями. Всё это привело к тому, что за время войны общее число школ уменьшилось более чем вдвое, наблюдался большой отсев детей из общеобразовательных школ.

В особо трудных условиях задача всеобщего обучения в период Великой Отечественной войны решалась в Сибири. Это объяснялось тем, что в самом начале войны на сибирскую территорию перебазировалось большое количество фабрик, заводов, военных госпиталей и различных учреждений. Вместе с заводами переезжали в Сибирь рабочие со своими семьями, среди которых было много детей школьного возраста. Вывозились детские дома и масса подростков, потерявших родителей. В Омскую область за время войны было эвакуировано 142 детских учреждения и 15,6 тыс. детей.

Страница 2 из 3

Поиск репетиторов

Выберите предмет