Поиск репетиторов

Выберите предмет
Все рефераты » Биология » Экологические факторы
Эффективная подготовка к экзаменам по БиологииПодобрать репетитора

Экологические факторы

Страница 1 из 2


План


  1. Понятие политической культуры

  2. Модель гражданской политической культуры

  3. Перспективы формирования гражданской культуры в России


  1. Понятие политической культуры


Политическая культура — термин широко известный. Существует множество трактовок как собственно термина «политическая культура», так и его содержания.

Политическая культура — не механическая совокупность тех или иных ценностей, установок, ориентаций, моделей поведения в отношении политических объектов. Это — специфический способ и образ действия, что, прежде всего, отражает суть понятия культуры вообще, и политической культуры в частности. Другими словами, политическая культура — это не просто распространенные в обществе ценности, но и то, как эти ценности «растворены» в тех или иных системообразующих структурах (т.е. как действуют механизмы распространения и укоренения ценностей) и какое влияние они оказывают на социально-политические процессы. При этом важно учитывать воздействие и других элементов политической культуры, таких, например, как установки, нормы и т. д.

Некоторые исследователи склоняются к мнению, что концепция политической культуры больше походит на энциклопедический справочник — в ней собраны отрывочные, несистематизированные сведения из самых различных дисциплин и теорий: политической психологии, теории национального характера, концепции политической социализации, антропологии, этнографии, культурологии, истории и т.п. Но аккумуляция знаний еще не означает новое знание. До сих пор остается проблема: о каком уровне разработанности можно говорить применительно к политической культуре — об уровне понятия, концепции или теории. В науке представлены все три точки зрения. Существует также мнение, что данное понятие пока не заняло свое место в системе категорий политической науки.

В обобщенном виде предлагается понимать под политической культурой определенный способ существования (или в терминах социологии Парсона — способ действия) политической системы. Таким образом, политическая культура рассматривается как подсистема политической системы, и в то же время — как ее окружающая среда.

В научной литературе отмечается, что политическая культура — некий синтез культуры и политики. Смыслообразующая компонента составляет социокультурное содержание политической культуры. Но это не единственная точка зрения, так же как и нет однозначного понимания природы политического характера этого синтеза. Некоторые исследователи утверждают, что политическая культура — всего лишь политический аспект общей культуры, а отсюда и единые источники формирования и культуры вообще, и ее политического вида в частности.

Политическая культура - противоречивая система, в которой в динамичном отношении находятся прошлое, настоящее и прогнозируемое будущее. В этом смысле можно говорить о своеобразии политической культуры любой нации вне зависимости от определенного исторического континуума. Политическая культура — единая смысловая схема, которая при заданных изначальных условиях дает на «выходе» те или иные результаты. Таким образом, политическая культура представляет собой динамическую модель, но эта динамика в меньшей степени проявляется на уровне всей системы и в большей мере — на уровне изменения значимости («удельного веса») отдельных структурообразующих взаимосвязей и отношений между элементами и уровнями.

Формирование культуры – долговременный процесс, поэтому трудно ожидать от норм и ценностей быстрой изменчивости. Политическая культура также рассматривается как устойчивый феномен.

Политико-культурные нормы, ценности и установки во многом определяют исход политических процессов. Как отмечает С. Уэлч, распространены два основных подхода: бихевиорализм и интерпретативизм (Ч. Тэйлор, Р. Такер, А. Мейер, С. Уэлч и др.) Бихевиорализм предполагает использование в изучении политики количественных методов, а также расширение предмета исследования от анализа институтов до анализа неформального политического поведения. Отличительная черта интерпретативистских подходов в исследовании политической культуры состоит в поиске и анализе “смыслов” политической жизни. Таким образом, политическая культура предстает как смысловой аспект политики. При этом методы исследования могут быть самыми разнообразными: от необъятного описания и обобщения национальной истории до анализа образцов массовой культуры. Итак, методология может быть либо бихевиоралистская, либо интерпретативистская, либо смешанная. Сравнительные или социологические выводы могут быть сделаны в рамках интерпретативистского подхода. Но чем сложнее представление о политической культуре, тем труднее становится процесс сравнения. А в данном случае это неизбежно, т.к. учитывается большой массив данных (исторических, культурных, психологических, социальных).

Можно сделать вывод, что существует широкий спектр понятий политической культуры – начиная от американского политолога Г. Алмонда , рассматривавшего политическую культуру в 50-х годах прошлого столетия как психологический феномен . Притом , что это направление позволяет количественно измерить политическую культуру, в его методологических основаниях , имеется ограничение , связанное с тем , что поведение рассматривается в рамках «стимула - реакции». Это не позволяет исследовать собственную активность человека с точки зрения воздействия внешней среды .

Интерпрететавистский подход, исходит из того, что политическая культура представляет собой «мир значений», смысловой аспект политики. То есть, исследование политической культуры состоит в поиске и анализе “смыслов” политической жизни, и политическая культура предстает как смысловой аспект политики. Этот подход сравнительно молодой и не связан с эмпирическими исследованиями.

Другие исследователи считают, что политическая культура — всего лишь политический аспект общей культуры, не учитывая того что политическая культура многоуровневое явление, и обычно выделяют политическую культуру общества в целом и субкультуры, а третьи – что политическая культура- это не что иное, как динамическая модель.

Политическая культура представляет собой органичную часть политической жизни общества. Важность изучения этого феномена обусловлена значением самой политики, которая является необходимостью современного челове­ка, играет роль указателя и ограничителя его многооб­разных действий во всех сферах жизни. В современном мире политическая культура выражает степень политичес­кой цивилизованности общества.

Политическая культура — один из основных элемен­тов, составляющих духовный потенциал общества. Она выражает суть социально-политической системы, опреде­ляет “правила игры” в политике, базовые политические ценности и общественные цели. Без политической куль­туры говорить о человеке как о социально значимой личности невозможно. Она отражает многообразие поли­тической жизни и оказывает решающее влияние на ут­верждение социального статуса гражданина. Исследовать политическую культуру необходимо, так как это помогает выяснить социальные интересы и предпочтения граждан и социальных групп, степень осознания людьми их об­щественных задач и их практическую роль в политичес­кой жизни. Уровень политической культуры во многом оп­ределяет уровень общей культуры как отдельной лично­сти, так и общества в целом.

Из вышесказанного понятно, почему эта проблема столь широко исследуется политологами. В ее трактовке существует самый широкий спектр мнений, определений. Это связано с тем, что сама политическая культура — развивающийся феномен, чутко реагирующий на измене­ния реалий современного мира, его политических и со­циально-экономических процессов. Она сравнительно часто подвергается изменениям. Но это не означает ее конъюнктурности, ибо в конечном счете политическая культура зависит не от сиюминутных амбиций политичес­ких лидеров: она формируется на основе экономических и политических интересов и потребностей классов, соци­альных слоев, наций, т. е. больших социальных групп.

Вопросы политической культуры исследовали выдаю­щиеся мыслители прошлого: Аристотель, Макиавелли, Монтескье, Маркс, Спенсер, Вебер и др. А начало этой традиции положил Платон. Интерес в этом плане пред­ставляет его диалог “Протагор”, в котором вопрос фор­мулируется остро, дискуссионно: можно ли освоить госу­дарственные, гражданские добродетели, овладеть искус­ством государственного управления? Платон устами Со­крата высказывает предположение, что ничему такому научиться нельзя. Афиняне, говорит он, в каждом конк­ретном деле (строительстве дома, корабля и др.) призы­вают мастеров этого дела и спрашивают их совета. Когда же вопрос касается политики, то всякий подает совет, будь то плотник, медник, сапожник, богатый, бедный, бла­городный, безродный; и никто его не укоряет, что, не получив знаний, не имея учителя, такой человек решает­ся все же выступать со своим советом. В противополож­ность Сократу Протагор (глава софистов) считает, что можно овладеть искусством государственной мудрости и научиться быть хорошими гражданами. Справедливость, рассудительность, благочестие — вот те, по его мнению, гражданские добродетели, которым люди учат друг дру­га: родители — детей, учителя — учеников, поэты — слушателей и т. д.

В XIX в., когда в обществе значительно возрастает интерес к политическим наукам, изучаемая нами пробле­ма приобретает особое значение. Г. Спенсер, исследуя сложнейшие причинные связи между социальными явле­ниями, неоднократно подчеркивал, что политикам, вмеши­вающимся в социальные процессы, надо тщательно изу­чать их. Он отмечал роль знания как основы политичес­кой культуры и считал, что если овладение любым ре­меслом требует обучения ему, то тем более это касает­ся искусства политики.

Вебер специально исследовал вопрос политической этики как составной части политической культуры и вы­делил два типа ее: “этику идеи” и “этику ответственно­сти”. Первая подразумевает бескомпромиссную нацелен­ность на реализацию определенного политического идеа­ла невзирая на какие-либо побочные последствия. Вто­рая заключается в строгом учете всех последствий лю­бого политического шага и в готовности отказаться от идеи, если ее реализация слишком тяжело сказывается на обществе. Сам Вебер был сторонником скорее “этики ответственности”, чем “этики идеи”.

Русский ученый начала XX а. И. А. Ильин считал политику инструментом, обеспечивающим наилучшие воз­можности для культурного развития. Чтобы воспользо­ваться этим инструментом, народ должен обладать госу­дарственно-политическим кругозором, глубоким понимани­ем задач своей страны, высоким уровнем сознания, в том числе и политического, выражающимся в образован­ности и способности к самостоятельному мышлению, чув­ством собственного достоинства и силой личного харак­тера.

В современной политологии сделаны попытки система­тизировать знания о политической культуре и придать данной проблеме в определенной степени прикладной характер. Приоритет в этом плане сейчас принадлежит западноевропейской и американской политологии; появля­ются и отечественные разработки этих проблем. В центр политологического исследования поставлен человек, его взгляды, ценности, политическое поведение. Политология обратилась к изучению “человека политического”, реаль­ного участника политической жизни. Хотя он не причастен к принятию значительных политических решений, но его традиции, нормы, ориентации являются подлинной основой политического режима.

Политическая культура является частью общенацио­нальной культуры и вычленение политической культуры носит несколько искусственный характер и делается чи­сто в научных цепях. Точнее было бы говорить о “поли­тических аспектах” в духовной культуре общества.

Политическая культура рассматривается как один из компонентов политической сферы жизни общества, в которую входят наряду с ней политические институты, избирательная система, политические партии, заинтересо­ванные политические группы и др. Особенность ее в том, что она концентрирует внимание на базовых ценностях, эмоциональных переживаниях и охватывает не столько то, что происходит в мире политики, сколько взгляды, идеи, отношения, мнения по поводу политики.

Определений политической культуры чрезвычайно мно­го — от самых узких (по содержанию) до предельно широких. Пример широкой трактовки дает американский политолог Л. Пай. Он включает в содержание категории “политическая культура” такие понятия, как “политичес­кая идеология”, “национальный характер и дух”, “наци­ональная политическая психология” и “фундаментальные ценности народа”.

Существует взгляд на политическую культуру как на систему символов, включенную в более широкую систе­му политической коммуникации (Л. Дитмер).

Ряд политологов (например, Р. Путнэм) понимают политическую культуру лишь как комплекс ответов на вопросы, связанные с политической сферой: в чем со­стоит сущность человека? что такое общество и что лежит в его основе: гармония или конфликт? что такое политическая система и др.

Польский ученый Е. Вятр дает лаконичное и вполне отражающее смысл данной категории определение: “По­литическая культура есть совокупность установок, ценно­стей и поведенческих актов, касающихся взаимных отно­шений между властью и гражданами”.

Каждое из приведенных определений отражает ту или иную сторону политической культуры. Попробуем их обоб­щить в следующем определении: политическая культу­ра - это комплекс тех элементов общественного созна­ния и общей культуры, которые оказывают значительное влияние на формирование и развитие политических ин­ститутов, придают значимость и направление политичес­кому процессу в целом и политическому поведению населения в частности. Каждому конкретному обществу соответствует своеобразная базисная модель политичес­кой культуры, которая проявляется в специфических формах.


2. Модель гражданской политической культуры


Существуют раз­личные способы классификации политических культур.

В основе марксистского подхода к классификации политических культур находится то положение, что существующие в рамках одного и того же типа общества политические культуры имеют общие существенные черты. Соответственно этому выделяются типы политических культур рабовладель­ческого, феодального и буржуазного общества.

Классификацию политических культур на основе данного подхода выполнил польский ученый Ежи Вятр. По его мнению, рабовладельческому и феодальному обществу соответствует тип традиционной политической культуры, характеризующийся признанием священного характера власти и традиции в качестве регу­лятора политических отношений. В рамках данного типа политической культуры ученый выделяет племенную, те­ократическую и деспотическую ее разновидности, ко­торые могут различным образом сочетаться друг с другом. В буржуазном обществе Вятр выделяет два основных типа политической культуры: демократический и автократиче­ский. Первый характеризуется высокой активностью граж­дан и их широкими политическими правами. Второй тип политической культуры в качестве идеала государства при­знает сильную и неконтролируемую власть, ограничиваю­щую демократические права и свободы граждан.

На Западе широкую известность получила типологизация политической культуры, которую предложили американские политологи С. Верба и Г. Алмонд. Она основывается на результатах сравнительного анализа политических культур, существующих в различных странах, в зависимости от степени ориентации людей на участие в политической жиз­ни, в обеспечении функционирования политической систе­мы. Исходным пунктом их подхода является конструи­рование трех «чистых» типов политической культуры и выведение из них смешанных типов политической культуры. Чистыми типами, по их определению, являются патриар­хальная, подданническая и активистская (гражданская) по­литические культуры.

Патриархальная, или приходс­кая, политическая культура присуща социальным общностям, политические интересы которых не выходят за рамки своей общины, деревни или района. Ее отличительной чер­той является полное отсутствие у членов сообщества ин­тереса к политическим институтам, к центральным властям.

Подданническая политическая культура отличается сильной ориентацией социальных субъектов на политическую систему и результаты деятельности властей. Но слабым участием в обеспечении функционирования этой системы. Носители подданнической политической культуры осознают существование специализированных политических институтов, имеют к ним отношение негативное или по­зитивное, но не склонны принимать участия в политической деятельности. От центральной власти подданные в этом случае ожидают либо приказов, либо благ.

Идеи политической культуры и гражданской добродетели нашли свое отражение в трудах итальянско­го мыслителя Н. Макиавелли. В работе “Государь” он высказывает мысль о том, что первой гражданской доб­родетелью является деятельная любовь общего блага. Но она может развиться лишь в свободном государстве, где общее благо — не требование немногих избранных умов, а реальная цель, которой служат все граждане, живущие сознательной общественной жизнью. Любить государство и служить государству может заставить граждан лишь личный интерес. Государство должно вознаграждать ус­луги граждан и обставлять их общественную деятельность такими условиями, которые заставили бы их искать об­щественной службы в своих личных интересах.

Вопросы гражданской культуры личности и общества являются органичной частью работ французских просветителей XVII-XVIII вв.: Гоббса, Монтескье, Вольтера, и особенно Руссо, который, развивая теорию “обществен­ного договора”, подчеркивал: народное собрание имеет право ограничить, изменить, отнять власть, доверенную правителям. А для того, чтобы народ смог выразить свою общую волю, его необходимо “просветить”, “указать пра­вильный путь”, который он ищет: иными словами, сфор­мировать определенную гражданскую культуру, без кото­рой не может быть “в социальном организме единства понимания и воли”.

Одним из наиболее фундаментальных исследований в этой области считается книга американских политологов Г. Алмонда и С. Верба “Гражданская культура”. Она написана на основе обширных социологических исследо­ваний, проведенных в США, Великобритании, Германии, Италии, Франции. Политическая культура исследуется здесь как отношение различных слоев населения к поли­тической системе и как степень влияния населения на политику.

Активистская, или гражданская, политическая культура характеризуется сильной ориента­цией на существующую политическую систему и на ак­тивное участие в политической жизни общества. Носители такой культуры заинтересованы не только в том, что им дает политическая система, но также и в том, чтобы играть активную роль в обеспечении функционирования ее инс­титутов. К власти они относятся не только в плане необ­ходимости подчинения ее предписаниям и решениям, но в плане необходимости своего участия в процессах выра­ботки, принятия и выполнения этих решений. В силу ука­занных черт данного типа политической культуры его принято называть также культурой участия.

Из смешения элементов этих трех чистых типов возни­кают еще три вида политической культуры: патриархаль­но-подданническая, подданническо-активистская и патриархально-активистская. Именно эти смешанные типы полити­ческой культуры, по мнению Алмонда и Вербы, преобладают в истории различных обществ.

Социологический анализ заключается в выявлении определенных закономерностей между переменными самой политической культуры, например, между ценностными установками и моделями электорального поведения.Особое методологическое значение имеют идеи К. Маркса и М. Вебера. Предложенные ими модели социально-политической системы можно представить в следующих схемах: Структура -Нормы -Поведение (структурный подход К. Маркса); Нормы -Поведение -Структура (нормативный подход М. Вебера).

Выводы некоторых исследований не выходят за границы констатации того, что в одной стране уровень доверия к институтам власти или степень политической активности больше или меньше, чем в другой, из чего следует, что в этих странах существуют различные политические культуры: гражданская, подданническая и т.д. Большинство этих исследований проводятся в рамках научной традиции, заложенной отцами-основателями концепции политической культуры Г. Алмондом и С. Вербой) использования данной категории в качестве инструмента интерпретации текущего политического процесса.

Современная политическая наука не ограничена этими моделями, но тем не менее достаточно много исследований политической культуры проводятся в методологических рамках, намеченных Максом Вебером. В изучении этой темы господствует нормативный, ценностный подход. Один из методов изучения процесса формирования политической культуры, так называемый метод исторической реконструкции, т.е. анализа социальной истории как процессов динамики (воспроизводства, изменения и взаимодействия) структур социального пространства. Так, например, Ю.С. Пивоваров предлагает рассматривать особенности формирования политической культуры России сквозь призму отношений между государством и церковью в сфере идеологического (и даже шире — культурного, или символического) производства. Основной вывод его исследования заключается в том, что на протяжении христианской истории России наблюдается постоянная борьба между двумя структурами за символическое господство, т.е. монополию в сфере «культурного строительства», мифотворчества, формирования идеологии, национальной идеи и т.п. Постепенное исключение церкви из сферы символического производства привело к тому, что данная функция полностью перешла в ведение государства. Именно власть является «творцом» политической культуры и инициатором ее изменения. Источники формирования политической культуры России находятся не в обществе, а в государстве. Возможно, что именно этот принципиальный момент отражает сущность политической культуры России.

Можно сделать вывод, что типологические модели политической культуры, разработанные исследователями разных стран и в разное время, как правило, служат критерием оценки уровня демократизации общества и возможности установления в данной стране стабильной демократии.

Возникновение концепции политической культуры и ее частая эксплуатация явились результатом дифференциации научного знания и, тем самым, средством занять «место под солнцем» в политической науке, и даже шире — в системе гуманитарных наук. Существенным катализатором был и политический (идеологический) заказ, требовавший разработки определенных идеальных образцов политических систем, в основе которых лежала бы модель Соединенных Штатов Америки.

Еще раз стоит отметить, что, хотя всестороннее изучение политической культуры на основе использования многообразия методов и подходов политической науки ведется на протяжении уже более пяти десятков лет, все же остается открытым вопрос о сущности и содержании данного понятия и об основаниях его концептуализации.

Можно сделать вывод, что типологические модели политической культуры, разработанные исследователями разных стран и в разное время, как правило, служат критерием оценки уровня демократизации общества и возможности установления в данной стране стабильной демократии.

Возникновение концепции политической культуры и ее частая эксплуатация явились результатом дифференциации научного знания и, тем самым, средством занять «место под солнцем» в политической науке, и даже шире — в системе гуманитарных наук. Существенным катализатором был и политический (идеологический) заказ, требовавший разработки определенных идеальных образцов политических систем, в основе которых лежала бы модель Соединенных Штатов Америки.

Еще раз стоит отметить, что, хотя всестороннее изучение политической культуры на основе использования многообразия методов и подходов политической науки ведется на протяжении уже более пяти десятков лет, все же остается открытым вопрос о сущности и содержании данного понятия и об основаниях его концептуализации.

3.Перспективы формирования гражданской политической культуры в России


«Культурная рациональность» подсказывает молодым людям, что в рамках новой политико-институциональной системы интерес к политике не является необходимым атрибутом социальной жизни. Возможно, интерес к политике был бы более оправдан, если бы существующая политико-институциональная система предоставляла больше стимулов к подобному интересу.
Базовые нормы демократической политической культуры слабо выражены в ценностях молодежи. «Коллективные» стимулы оказываются уже недейственными, а «селективные» не задействованы. Таким образом, пост советская политическая культура едва ли соответствует образцу «гражданской» культуры. «Гражданская» культура может быть не столько предпосылкой, сколько следствием успешной демократизации. Видимые формы политического поведения не всегда могут служить адекватными индикаторами политической культуры. Важнее ее ценностное содержание. Политические ценности молодых людей можно в целом считать либеральными. Поэтому, если новой политической системе удастся стать эффективной, политическое поведение молодых россиян также может приблизиться к демократическим образцам. Гражданская культура формируется лишь в том случае, если граждане сами заинтересованы в поддержании демократической системы. На ранних этапах становления новой политической системы определяющую роль в поддержании лояльности общества играют «коллективные» стимулы. Идеология, ценности идентичности оказываются важнейшими факторами, определяющими политическое развитие после крушения авторитарного режима. Молодое поколение, социализирующееся в этот период, воспринимает «коллективные» стимулы как первоочередную ценность. Однако затем становится ясно, что без эффективных экономических «выплат» легитимность новой политической системы подвергается опасности.

Социализирующаяся молодежь находится под влиянием родителей, которые воспитывались еще в советский период, политических институтов . Единого для любой ситуации механизма, активизирующего ценности, не существует. Возникающие противоречия решаются как в зависимости от иерархии ценностей, так и от степени активизации различных ценностей в ситуации. Российскому обществу, пережившему серьезную смену системы ценностей, пришлось столкнуться с конфликтом ценностей. В современной России налицо тяжелый кризис идентичности во многих группах общества, особенно в том, что касается самоидентификации с политическими и социальными ценностями. То, что в России существуют и взаимодействуют различные системы ценностей, оказывает большое влияние на общественное сознание. В ходе переосмысления ценностей осуществляются переходы к различным базовым иерархиям: для некоторых групп населения характерно принятие в большей или меньшей степени новых ценностей и норм, в других группах происходит укрепление традиционных ценностей.

Можно сделать вывод что, состояния политической культуры молодежи, так же как и общества в целом, в достаточно высокой степени фрагментировано. Отдельные группы молодежи отличаются друг от друга интересом к политике, уровнем включенности в политическую жизнь, ориентациями на различные идейно-политические течения современной России. Но все эти различия пока не носят характер острого антагонизма и не приводят к сверхполитизированности.

Молодежь существенно отличается от старших поколений тем, что она практически лишена иллюзий о том, что кто-то может за них решить их собственные проблемы. Она индивидуалистична и прагматична.

Отношение же к современной власти носит характер достаточно нейтральный, и не связывается никаких ожиданий на позитивные перемены. Таким образом, молодое поколение относится к политике и власти как к некоторым данностям, которые не вызывают ни восторга, ни особо резких отрицательных эмоций. Это прежде всего проявляется в отстраненности весьма значительной части молодежи от политической жизни России. В какой то степени, апатия молодежи обусловлена прежде всего тем, что осуществляемые в России реформы больнее всего ударили именно по ней, и тем, что в стране на протяжении последних лет отсутствует какая-либо осмысленная политика в отношении молодежи как самостоятельной социально-демографической группы ,с тем, что она, с одной стороны, не видит необходимости что-либо кардинально менять в сложившимся укладе жизни, а с другой, не рассматривает политическую деятельность в качестве значимой для себя, находя более перспективные способы и формы самоутверждения и личной самореализации. В результате, тотальное отчуждение молодежи от власти, способное в любой момент перерасти в активное ее неприятие.

Рассматривая современную российскую политическую культуру в динамике, можно сделать выводы, что советская политическая культура — в ее зрелом виде — воспроизвела дореволюционные политические установки и ценности, а именно, слабость и неэффективность представительства, низкий уровень политического участия, авторитаризм и бюрократизм, трансформировавшись эти и другие свойства приобрела постсоветская политическая культура России. Современное состояние политической культуры России не дает оснований отнести ее к числу либерально демократических, скорее причислить ее можно к разряду авторитарно – коллективистских политических культур. Государство неизменно занимает в общественной жизни россиянина доминирующее положение. Россия охотно признает ту власть, которая в той или иной степени носит сакральный характер. Еще одна особенность: это персонифицированность российской политики. Политическая культура в России крайне гетерогенна, политические субкультуры с совершенно различными, если не диаметрально противоположными ценностными ориентациями, отношения между которыми складываются конфронтационно , а подчас и антагонистично

Состояния политической культуры общества в целом, в достаточно высокой степени фрагментировано. Отдельные группы отличаются друг от друга интересом к политике, уровнем включенности в политическую жизнь, ориентациями на различные идейно-политические течения современной России. Но все эти различия пока не носят характер острого антагонизма и не приводят к сверхполитизированности.

Молодежь существенно отличается от старших поколений тем, что она практически лишена иллюзий о том, что кто-то может за них решить их собственные проблемы. Она индивидуалистична и прагматична.

Отношение же к современной власти носит характер достаточно нейтральный, и не связывается никаких ожиданий на позитивные перемены. Таким образом, молодое поколение относится к политике и власти как к некоторым данностям, которые не вызывают ни восторга, ни особо резких отрицательных эмоций. Это, прежде всего, проявляется в отстраненности весьма значительной части молодежи от политической жизни России. В какой то степени, апатия молодежи обусловлена, прежде всего, тем, что осуществляемые в России реформы больнее всего ударили именно по ней, и тем, что в стране на протяжении последних лет отсутствует какая-либо осмысленная политика в отношении молодежи как самостоятельной социально-демографической группы, с тем, что она, с одной стороны, не видит необходимости что-либо кардинально менять в сложившимся укладе жизни, а с другой, не рассматривает политическую деятельность в качестве значимой для себя, находя более перспективные способы и формы самоутверждения и личной самореализации. В результате, тотальное отчуждение молодежи от власти, способное в любой момент перерасти в активное ее неприятие.

Для переходного общества проблема формирования гражданственной политической культуры в образовательном процессе состоит прежде всего в демифологизации обыденного, унаследованного от тоталитарной социализации представления о мире политики через адекватное концептуальное и фактологическое знание, которое способно сделать политический процесс более прозрачным для понимания. Степень ее решения определяется тем, насколько теоретико-концептуальные построения системе образования удается раскрыть в конкретном контексте национальной политической традиции России, ее культурно-исторического опыта и современной реальности.

С рождения каждый человек обладает политическими правами, которые по мере достижения определенных возрастных критериев расширяются. Но субъектом поли­тической культуры индивид становится не сразу, а лишь в результате политического развития, которое протекает во взаимосвязи с социальным, нравственным и профес­сиональным становлением его как личности. К моменту получения права избирать у большинства граждан чаще всего уже есть своя политическая позиция и убеждения, сформировавшиеся на основе детского и юношеского опыта.

Развитие личности связано с ее политической социа­лизацией, под которой подразумевается усвоение идей, взглядов и образцов поведения в детстве и юности, обусловленных политическим окружением, и формирова­ние на этой основе необходимых личностных политичес­ких качеств, а также приобретение навыков политической деятельности. В процессе политической социализации людей происходит их взаимодействие с обществом, а социальным механизмом, обеспечивающим эту связь, является политическая культура общества. Главными агентами политической социализации выступают различ­ные общественно-политические институты: семья, школа, церковь, средства массовой коммуникации, политические партии и движения и пр.

Формирование политической культуры личности про­исходит при помощи социального механизма, который представляет собой систему взаимодействующих элемен­тов и звеньев. Первым из этих звеньев является полити­ческий опыт. Личность формируется, усваивая опреде­ленную часть того опыта, который накапливается в политической культуре общества или группы. Прежде всего человек усваивает нормы, стереотипы и образцы политических ценностей. Формой выражения политическо­го опыта является политическая традиция. Политичес­кая традиция — это особый вид социально-политической нормы. Она придает специфическое историческое, наци­ональное, социальное содержание политическим ценнос­тям.

Важным звеном механизма формирования политичес­кой культуры является образование, которое подразуме­вает построение системы знаний о социальной жизни и в этой связи о закономерностях политической жизни.

Наиболее эффективным средством преемственности и трансляции политического опыта и знаний являются язык и политическое сознание, которые выступают в качестве информационной системы, интегрирующей, систематизиру­ющей и моделирующей в своих нормах, ценностях и критериях социально-политические отношения. Изменения в политическом сознании формируют у личности опреде­ленный тип политического мышления.

Процесс формирования политической культуры идет практически на протяжении всей жизни человека. Учены­ми разработаны критерии, с помощью которых можно измерить уровень политической культуры конкретной лич­ности на данном временном отрезке. Это эмпирически проверяемые показатели, т. е. измерение происходит при помощи методов конкретного социологического исследо­вания.

По мнению некоторых современных политологов, вы­сокий уровень политической культуры может быть лишь у тех, кто непосредственно участвует в политике, и чем более активно это участие, тем уровень политической культуры выше. Вряд ли с этим можно согласиться, во-первых, потому, что, как показывает практика, далеко не все люди, добровольно и сознательно включающиеся в политику, обладают высоким уровнем политической куль­туры; во-вторых, потому, что все люди не обязаны зани­маться политикой, это удел прежде всего профессиона­лов. Всплеск политической активности граждан проявля­ется чаще всею периодически во время голосований (избирательной кампании) или как форма выражения не­довольства чем-либо в политике властей. Вот в эти мо­менты наиболее ярко проявляется уровень политической культуры граждан. Поэтому критерий сформированности политической культуры индивидов можно определить не как степень регулярного участия в политике, а как воз­можность и готовность принять в ней участие цивилизо­ванными методами по мере необходимости.

Назовем основные эмпирически проверяемые пока­затели сформированности политической культуры личнос­ти.

Первый — это политическое познание, поскольку пол­ноценное участие человека в жизни общества невозмож­но без стремления его к информированности о своих политических правах, политической системе, системе управления и этот показатель распадается на част­ные показатели: а) уровень внимания к политическим событиям (исследования показали, что в более развитых странах уровень внимания выше); б) обладание инфор­мацией и наличие собственного мнения, например, спо­собность определить лидеров политических партий и зна­ние сути их программ; чем выше уровень политической культуры, тем теснее связь между уровнем информиро­ванности и наличием собственного мнения: в) уровень компетентности в сфере политики.

Второй показатель — это отношение к политике и политической системе. Здесь важны следующие момен­ты: а) оценка деятельности властей (в развитых странах чаще большинство населения убеждено, что правитель­ство способствует улучшению жизни, в менее развитых доля разделяющих эту точку зрения значительно мень­ше); б) частота обсуждения политических проблем с друзьями, родственниками, знакомыми и др. и уровень свободы в обсуждении: в) формы политической коммуни­кации, т. е. насколько люди ощущают свою безопасность, чувствуют, что они свободны поддерживать любые поли­тические партии и силы, г) уровень национальной гордо­сти за политическую систему страны, за ее успехи в разных областях, за положение страны на международ­ной арене, ее экономическую систему, духовные и рели­гиозные ценности, вклад в науку, в искусство и др. Алмонд и Верба в своей книге писали, что наибольший процент гордящихся своей политической системой в Великобритании и в США (85%), экономической систе­мой— в Германии (33%), ландшафтом — в Италии (25%) и т. д.

Третий показатель — это степень участия в полити­ческой жизни общества. Под этим мы подразумеваем:

а) уровень политической активности личности; б) формы участия в политической жизни, которые кажутся людям наиболее предпочтительными: в) участие в государствен­ной политике или в органах местного самоуправления (исследования показывают, что избирают чаще второе, чем первое): г) степень веры людей в том, что они способны оказывать влияние на решения, принимаемые элитой, и выбор методов такого влияния: через полити­ческую партию, неформальную организацию, юридичес­кие органы, суд, выборы и др.

На основе перечисленных выше критериев проводи­лись исследования уровня политической культуры во многих странах Западной Европы, в США, в последнее время все более практикуются подобные исследования и в России.

Проблема формирования политической культуры наи­более актуальна в отношении молодого поколения (стар­шеклассников, студентов и др.), поскольку молодежь находится в решающей стадии становления личности, она наиболее подвержена всем веяниям, влияниям, течени­ям, наиболее восприимчива ко всему, что видит и слы­шит. Молодежь нашей страны вырастает сейчас в обста­новке свободы выбора, чего раньше не было, в том числе и выбора политических ценностей, пристрастий и идеа­лов; этот выбор сделать очень не просто. Произошли ломка многих представлений, крушение легенд, старых стереотипов. В этих условиях обществом и общественными институтами должны быть предприняты некоторые шаги практического характера, направленные на решение проблем формирования политической культуры молодого поколения.

Во-первых, формировать политическую культуру мож­но лишь на основе глубоких знаний о политике. Наука о политике является достижением мировой цивилизации и изучается в большинстве гуманитарных учебных заведе­ний мира. В нашем обществе необходимо создать боль­ше возможностей и условий для ее изучения, но делать это надо ненавязчиво, иначе неизбежна отрицательная реакция. Элементы этой науки можно органично вплести в школьную программу (в обществоведческий цикл), в программы вузов, для желающих возможна организация углубленного изучения. Знания о политическом процессе можно нести через такие формы, как “круглые столы”, диспуты, дискуссии по актуальным вопросам политики, политклубы и др. Важно, чтобы это были не навязывае­мые извне формы работы, а добровольно организован­ные и поддержанные молодежью, интересные для нее. Ясно одно — политическая культура может сформировать­ся только на базе знания о политике как о социальном явлении. Как писал Г. Спенсер, “из всех чудовищных заблуждений людей самое чудовищное заключается в том. что для того, чтобы овладеть.., например, ремеслом сапожника, необходимо долго учиться, а единственное ремесло, которое не требует никакой подготовки — это искусство политики”.

Во-вторых, формировать политическую культуру мож­но лишь на основе плюралистического подхода. Обща­ясь с молодежью, желательно показывать разнообразие существующих мнений, взглядов, теорий, точек зрения на важнейшие вопросы социальной жизни. Только так можно сформировать у нее такие качества, как уважение к чужому мнению, толерантность, готовность к диалогу и компромиссу. Общественные институты, занимающиеся формированием политической культуры (средства комму­никации, система образования, семья и др.) обязаны помочь молодежи разобраться в многообразии полити­ческой информации, отделить существенное от несу­щественного, помочь приобрести устойчивые политичес­кие ценности, воспитать способность к выработке соб­ственного мнения, умение самостоятельно политически мыслить.

В-третьих, современная молодежь стремится к объединениям, к формальным и неформальным организациям, что вполне естественно, и создает их. Лучше, когда инициатива в этом деле исходит от нее самой. Предста­вителям старшего поколения здесь важно проявлять ло­яльность и гибкость, поддерживать позитивные ростки, помогать молодым людям корректировать или изменять (если надо) вектор деятельности их движений от направ­ленности “на себя” к направленности “на вне” (на об­щество, его проблемы). И само это уже будет способ­ствовать выработке определенного отношения к обществу и станет одним из факторов формирующейся политичес­кой культуры.

В-четвертых, проблема политической культуры тесно связана с проблемой нравственности. Бытует мнение, что нравственность в политике проявляется иначе и даже противоположна тому, как это принято в межличностных отношениях. Вряд ли это верно: нравственные принципы одинаковы для всех сфер жизни и особенно важны в политике. Человек, включающийся в политический про­цесс, должен иметь адекватные представления о добре и зле, о верности и чести, о сострадании и помощи и др. Поэтому формирование нравственной и политической культуры молодежи должно осуществляться как единый процесс.

Список литературы:


  1. Политология в вопросах и ответах /Под ред. ЕА. Ануфриева. - М., 1994.

  2. Алмонд Г., Верба С. Гражданская культура и стабильность демо­кратии //Полис. - 1992. - №4

  3. Белов Г.А. Политология. - М, 1994.

  4. Бирюков И.И. Сергеев В.М. Парламентская деятельность и поли­тическая культура. //Общественные науки- и современность. - 1995. - №1.

  5. Гаджиев К.С. Политическая наука, - М., 1990.

  6. Гаджиев К.С. Политология: Учебник для высших учебных заведе­ний. - М.: Логос, 2001. - 488 с.

  7. Мухаев Р.Т. Политология: Учебник для вузов. 2-е изд. - М.: Изд-во «ПРИОР», 2001. - 432 с.

  8. Основы политической науки. Учеб. пособие для высших учебных заведений: Ч. 1, 2. /Под ред. В.П. Пугачева. - М., 1995.

  9. Пивоваров Ю.С. Политическая культура и политическая система России: от принятия христианства до петровских времен //Мир России. -1993.-Т. 2.-№1.

  10. Политология (проблемы теории). - СПб.: Изд-во «Лань», 2000. - 384 с,

  11. Рукавишников В.О. Политическая культура постсоветской России //Социально-политический журнал. - 1998. - №1.


Санкт-Петербургский Государственный

Электротехнический Университет






КАФЕДРА ИЗОС







Доклад по экологии

На тему: «Экологический фактор: абиотический и орографический факторы»












Студент: Андреев В.О.

Факультет: КТИ

Группа: 1352







Санкт-Петербург, 2002

В основе взаимодействия организмов и окружающей их среды находятся причинно-следственные отношения. Организм получает из окружающей среды информацию в виде определенных сигналов, имеющих материальную природу, и реагирует на эти сигналы.

Процессы управления жизнедеятельностью организмов, природных систем, качеством окружающей среды требуют точного измерения, оценки уровней воздействия и ответных реакций. Иначе говоря, качество окружающей среды, как совокупность определенных параметров, должно оценивать­ся количественно. Поэтому биология, и ее раздел - эколо­гия - науки точные, в их основе лежат мера и число; В экологии поступающие к организму сигналы называют факторами.

Экологический фактор - это любой элемент окружающей среды, способный оказывать прямое или косвенное воздейст­вие на живой организм хотя бы на одном из этапов его инди­видуального развития, или любое условие среды, на которое организм отвечает приспособительными реакциями.

В общем случае фактор - это движущая сила какого-либо процесса или влияющее на организм условие. Окру­жающая среда характеризуется огромным разнообразием экологических факторов, в том числе и пока не известных. Каждый живой организм в течение всей своей жизни нахо­дится под воздействием множества экологических факторов, различающихся происхождением, качеством, количеством, временем воздействия, т.е. режимом. Таким образом, окружающая среда - это фактически набор воздействующих на организм экологических факторов.

Но если окружающая среда, как мы уже сказали, не имеет количественных характеристик, то каждый отдельный фактор (будь то влажность, температура, давление, белки пищи, количество хищников, химическое соединение в воздухе и т.п.) характеризуется мерой и числом, т.е. его можно измерить во времени и пространстве (в динамике), сравнить с каким-либо эталоном, подвергнуть моделированию, предсказанию (прогнозу) и, в конечном счете, изменить в заданном направлении. Управлять можно только тем, что имеет меру и число.

Все экологические факторы в общем случае могут быть сгруппированы в две крупные категории: факторы неживой, или косной, природы, называемые иначе абиотическими или абиогенными, и факторы живой природы – биотические, или биогенные. Но по своему проис­хождению обе группы могут быть как природными, так и антропогенными, т. е. связанными с влиянием человека*. Человек в своей деятельности не только меняет режимы природных экологических факторов, но и создает новые, например, синтезируя новые химические соединения - ядо­химикаты, удобрения, лекарства, синтетические материалы и др. В числе факторов неживой природы присутствуют фи­зические (космические, климатические, орографические, почвенные) и химические (компоненты воздуха, воды, ки­слотность и иные химические свойства почвы, примеси промышленного происхождения). К биотическим факторам относятся зоогенные (влияние животных), фитогенные (влияние растений), микробогенные (влияние мик­роорганизмов). В некоторых классификациях к биотическим факторам относят и все антропогенные факторы, включая физические и химические.

Выделяют факторы зависимые и независимые от численности и плотности организмов. Например, климатические факторы не зависят от численности животных, растений, а массовые заболевания, вызываемые па­тогенными микроорганизмами (эпидемии) у животных или растений, безусловно, связаны с их численностью.

Макроклимат от численности животных не зависит, а микроклимат может существенно изменяться в результате их жизнедеятельности. Если, например, насекомые при их высокой численности в лесу уничтожат большую часть хвои или листвы деревьев, то здесь изменится ветровой режим, освещенность, температура, качество и количество корма, что скажется на состоянии последующих поколений тех же или других обитающих здесь животных. Массовые размножения насекомых привлекают насекомых-хищников и насекомоядных птиц. Урожаи плодов и семян влияют на изменение численности мышевидных грызунов, а также многих птиц, питающихся семенами.


Абиотические факторы (АФ) — совокупность условий неорганической среды, каким-либо образом воздействующих на организмы и их сообщества; в эко­логии абиотические факторы рассматриваются как непременные и важные факторы, обеспечиваю­щие жизнь и развитие растений, животных и микроорганизмов. Абиотические факторы могут вли­ять на организмы каждый в отдельности, одновременно или взаимодействуя друг с другом.

К абиотическим факторам относятся климатические, или физические, условия среды (температура, влажность, осадки, свет, ветер, атмосферное давление, течения, ионизация воздуха, радиоактивное излучение, состав и плотность почвы, рельеф, высота и плотность снежного покрова); химические факторы (газовый состав атмосферы, морских и пресных вод, почвы и донных отложений) и др.

Абиотические факторы - составная часть экосистем и ландшафтов и играет решающую роль в жизни и эволюции животных, растений и микроорга­низмов, приспосабливающихся к условиям среды. Численность и рас­пределение организмов в пределах ареалов зависят от лимитирующих абиотических факторов. У каждого организма по отношению к отдельному АФ есть оптимальные потребности; крайние значения каждого АФ делают невозможным нормальную жизнедеятельность организма. Например, живые организмы могут существо­вать, в основном, в интервале температур между 0 и 50°С, если не нарушается нормальный обмен веществ.

Температурный фактор в изолированном виде способен вызвать гибель
животных и растений от переохлаждения или перегрева. Однако АФ могут действовать совместно с другими факторами. Например, сильный мороз хуже переносится при высокой влажности воздуха. Перегрев организмов при низкой относительной влажности наступает медленнее, чем при высокой (и в том и в другом случаях меняется интенсивность теплоотдачи).

АФ сами подвергаются активному воздействию производственной и бытовой деятельности человека. В ряде рай­онов Земли меняется химический и физический состав земной поверхности, атмо­сферного воздуха, водоемов, нарушается обычный ход климатических процес­сов. Эти изменения преобразуют окружающую среду. Вместе с тем, человек нередко сложившиеся природные абиотические факторы перестраивает с по­мощью техники и новейших технологий в соответствии со своими потребностя­ми (переброска стока рек, рассоление почв, защита от иссушающих ветров и др.), способствуя обогащению и улучшению окружающей природной среды.

Антропогенные изменения в природе — изменения, происходящие в природе в результате хозяйственной деятельности человека или непосредственного обще­ния людей с окружающей природной средой. Воздействие чело­века на природу — необходимое условие его существования. В результате это­го воздействия возможно непрерывное обеспечение людей жизненными благами и воспроизводство человеческого общества.

Страница 1 из 2

предыдущая 1  2  следующая

Поиск репетиторов

Выберите предмет