Поиск репетиторов

Выберите предмет
Все рефераты » Биология » Экономика и экология
Эффективная подготовка к экзаменам по БиологииПодобрать репетитора

Экономика и экология

Страница 2 из 2

Эти нарушения часто приводят к образованию новых или активизации старых ЭГП, характер которых зависит не только от интенсивности техногенного воздействия, но и от свойств самих ландшафтов. Из активизированных процессов наиболее распространены геокриологические, гидрогеологические, эоловые и гравитационные.

Геокриологические ЭГП резко проявляются на ландшафтах с

неустойчивыми ММП - болотных, хасырейных, пойменных местностях. Разрыв мохового покрова болот, рытвина в сильнольдистых суглинках быстро приводят к обводнению, протайке грунтов и последующим термоэрозии и термокарсту. Такие ЭГП очень свойственны линейным нарушениям вдоль путей вездеходного транспорта и наблюдаются часто на территории месторождения, на участке между г. Нов. Уренгой и пос. Коротчаево, вдоль зимников Самбург - Тазовский и Тазовский - Ст. Уренгой.

Гидрогеологические ЭГП приводят к обводнению в случае,

когда из-за техногенных объектов замедляется естественный сток вод водотоков и болот и происходит их искусственное подтопление. Подобные процессы наблюдались в р-не г. Нов. Уренгой, НХК, в некоторых местах вдоль магистральной линии трубопроводов. Гидрогеологические процессы могут постепенно переходить в геокриологические ЭГП и продолжаться в виде термоэрозии, термокарста, а при значительном подтоплении возможно образование таликов. Последнее весьма нежелательно, т.к. в этом случае негативные процессы переходят на новый качественный уровень, затрагивая другую часть ГС - подземные воды.

Эоловые процессы развиваются на участках с рыхлыми песчаными грунтами (плоско-ложбинные местности), слабо закреплёнными растительностью. Они наблюдались в виде песчаных раздувов вдоль долин рек Пур, Ево-Яха, Седэяха и их притоков. Эоловые процессы при соответствующих литологических и ботанических условиях возникают даже при техногенных нагрузках со слабым нарушением ПРС и, что совсем неприятно, способны к активизации даже после прекращения техногенного воздействия.

Гравитационные процессы усиливаются в случае нарушения ПРС на склонах и проявляются солифлюкционными оплывинами, оползнями, термоэрозионными промоинами. Такие явления зафиксированы на отрезке дороги Тазовский - Газ-Сале, когда она проходит по бровке склона к пойме р. Таз.

Обустройство Заполярного ГНКМ и дальнейшая его эксплуатация рассчитаны на 35-40 лет в соответствии с ТЭО и проектной документацией АО "ВНИПИГаздобыча" (г. Саратов), с Заключением N1 от 10.01.1995 г. Отраслевой службы экспертизы и смет, и на основании письма Председателя Правления РАО "ГАЗПРОМ" от 21.02. 995 г. N ВВ 92.

Обустройство месторождения ведётся с 1993 г., началось оно с создания транспортной инфраструктуры, в первую очередь - дорожной сети. В условиях сплошного распространения ММП любое строительство проводится на насыпном основании, для чего требуется значительное количество строительного песка. На территории ЗГНКМ до 1994 г. не было обнаружено мест с промышленными запасами строительных песков. Исключение составляли поймы рек Юредей-Яха и Бол. Хэяха, поэтому для отсыпки было решено использовать русловые пески в районе пересечения р. Бол. Хэяха зимником Тазовский - Ст. Уренгой. Для этого проведено спрямление русла р. Бол. Хэяха, в отделившуюся излучину реки введен земснаряд, который, начиная с 1994 г., производит гидронамыв песка с образованием крупных отвалов на пойме и I надпойменной террасе. В 1995 г. на соседних излучинах заложено ещё два аналогичных гидронамывных карьера.

В августе 1996 г. на территории месторождения была проведена малоформатная аэрофотосъёмка, по результатам которой составлена "Карта фактического техногенно-антропогенного воздействия на ЗГНКМ и зону его освоения по состоянию на август 1996г". В данном разделе приводится характеристика вновь появившихся объектов и их воздействие на окружающие ландшафты.

Все три гидронамывных карьера расположены на левом берегу р. Бол. Хэяха, площадь используемых излучин порядка 0,5х 0,3 км. Вырубается лес: на верхней и нижней по течению излучинах он сведен наполовину, а на средней - полностью. На безлесной части земснарядом выбирается песок, при этом в среднем карьере уже "съедено" более 1/2(рис.3.1),в верхнем - 1/3, в нижнем - чуть менее 1/4 освобождённой от леса площади. Рядом, на дренированном коренном берегу отсыпаются площадки размером (в среднем) 250х120 м.

Работы запроектированы и ведутся в нарушение природоохранных норм, запрещающих всякую разработку грунта в долинах и, особенно, поймах рек. В настоящее время, кроме механического уничтожения поверхностного слоя, уже наблюдаются изменения гидрологического режима реки, а именно - мелеют и засыпаются песком соседние излучины. Изменение хода боковой и глубинной эрозии проявляются пока не столь явно, но непременно усилятся в ближайшие годы.

С 1993 г. на территории ЗГНКМ построено более 50 км насыпных дорог, которые соединяют разные строящиеся промышленные объекты. Через р. Бол. Хэяха в районе среднего гидронамыва построен мост. Главная магистраль ЗГНКМ на субширотном её отрезке в 1 км севернее озёр Хибярисядато в самых мокрых местах расширяется (возможно, постоянно подсыпается). По кюветам наблюдается узкая полоса обводнения, которая в местах пересечения с вездеходными дорогами стала вдвое шире. В месте перехода дороги через ручей образовалась подпруда протяженностью 300 м, дорога здесь частично размывается. Очень сильное придорожное обводнение наблюдается в районе промбазы, где обводнена полоса шириной 30 м на протяжении 250 м, а также вдоль насыпной дороги и трассы трубопровода между промплощадками в районе ОРС-1.

Вдоль вездеходных дорог, как обычно, в заболоченных местахповышается увлажнение. Сильно разъезжен и обводнён участок между УКПГ-1в и незаконченной дорогой к гидронамывному карьеру. Здесь по вездеходной дороге образовалась цепь термокарстовых воронок длиной 150 м. Со временем они объединятся в мощную рытвину, чреватую последующей термоэрозией, термоабразией, протайкой мерзлых грунтов, образованием талика.

В пос. Тазовский изменение техногенного воздействия не столь динамично, как на территории ЗГНКМ. Юго-западная оконечность ВПП, ранее затопленная, в настоящее время засыпана, обводнённость явно сократилась. В 2-х км к югу от строящегося аэродрома заложен гидронамывной карьер на двух озёрах. Размер площадок для отвалов песка 150х200 и 300х300 м.

Песчаные раздувы возникают здесь при любом нарушенииПРС. Так, при пересечении ровной сухой дорогой небольшого заболоченного ручья со склонов последнего был взят песчаный грунт для возведения насыпи. Почвенно-растительный слой был уничтожен, и уже сейчас, по прошествии не более 3-х лет, заметно увеличение площади поражения ПРС за счёт дефляции. Очень активно дефляция протекает у озёр рядом с поймами рек Пур и Мал. Яр-Яха.

На стройплощадке НХК увеличились освоенные площади, проложено несколько новых коммуникаций. Почти на треть увеличилась площадь крупного карьера к югу от НХК. Карьер всё также обводнён на востоке, а на остальной части господствует дефляция.

Итак, по данным инженерно-экологического мониторинга, наиболее активная динамика техногенного воздействия за период 1993-1996 г.г. наблюдается на территории самого месторождения, где функционируют 3 гидронамывных и 1 сухоройный карьер, водозабор, отсыпано 9 промплощадок и более 50 км насыпных дорог. В зоне освоения построена часть дорог с твёрдым покрытием на насыпном основании: Ст. Уренгой - ЗГНКМ (118 км) и Тазовский - ЗГНКМ(36 км). Кроме того, продолжается строительство аэродрома в пос. Тазовский и НХК в окрестностях г. Нов. Уренгой. Сооружения находятся в хорошем состоянии, за исключением случаев с насыпными дорогами на неустойчивых ландшафтах, когда они увлажнены, а иногда и размыты.

Что касается результатов природно-экологического мониторинга изменений ГС и активизации ЭГП за три последних года, то они сводятся к следующему:

1. Уничтожен ПРС на всех насыпных площадках и дорогах, а также лес на гидронамывах.

2. Происходит изменение гидрологического режима р. Бол. Хэяха в связи с разработкой гидронамывных карьеров.

3. Интенсивно развиваются гидрогеологические процессы: обводнение вдоль дорожных насыпей на ландшафтах с низким экогеодинамическим потенциалом, особенно в районе озёр Хибярисядато, местами оно приводит к размыву дорожного полотна.

4. Геокриологические процессы пока активизированы реже, наблюдается термокарст по грунтовым дорогам в пойме р. Бол. Хэяха и местами вдоль вездеходных путей на заболоченных междуречьях.

5. Интенсивно развиваются эоловые процессы на правобережье р. Пур.

6. На ландшафтах с повышенной устойчивостью ГС активизации негативных ЭГП пока не наблюдается.

Исходя из вышесказанного, авторы считают необходимым рекомендовать следующие природоохранные мероприятия:

1. По возможности прекратить добычу песка гидронамывным способом в пойме р. Бол. Хэяха для восстановления естественного гидрологического режима реки. Возможно, в качестве замены, следует использовать внерусловые пески на террасах субмеридионального отрезка р. Бол. Хэяха.

2. Обратить самое пристальное внимание на устранение искусственного обводнения вдоль насыпей, пока из чисто гидрогеологических процессы не преобразовались в геокриологические, с развитием термокарста и термоэрозии, неизбежно приводящих к деформации и разрушению насыпей с возможным последующим образованием таликов.

3. При добыче песков из сухоройных карьеров на территориях, подверженных эоловым процессам, проводить рекреационные мероприятия по закреплению песков растительностью.

3. Экологизация экономики.

Взаимодействие государственного и коммерческого сектора в поддержании экологического баланса.

Экологизация экономики не является абсолютно новой проблемой. Практическое воплощение принципов экологичности тесно связано познанием естественных процессов и достигнутым техническим уровнем производств. Новизна проявляется в эквивалентности обмена между природой и человеком на основе оптимальных организационно-технических решений по созданию, например, искусственных экосистем, по использованию предоставляемых природой материальных и технических ресурсов. В процессе экологизации экономики специалисты выделяют некоторые особенности. Например, чтобы сократить до минимума ущерб, наносимый окружающей среде, в отдельном регионе нужно производить только один вид продукции. Если же обществу необходим расширенный набор продуктов, то целесообразно разработать безотходные технологии, эффективные системы и технику очистки, а также контрольно-измерительную аппаратуру. Это позволит наладить производство полезной продукции из побочных компонентов и отходов отраслей. Целесообразно пересмотреть сложившиеся технологические процессы, наносящие ущерб окружающей среде. Основные цели, к которым мы стремимся при экологизации экономики, - уменьшение техногенной нагрузки, поддержание природного потенциала путем самовосстановления и режима естественных процессов в природе, сокращение потерь, комплексность извлечения полезных компонентов, использование отходов в качестве вторичного ресурса.

Для оценки экологоприемлимых решений в числе основных критериев предполагается учет степени достижения должного качества окружающей среды и основных природных комплексов. Практически это понятие до настоящего времени не нашло достаточно четкого отражения ни в плановых, ни в статистических материалах. Но необходимость достижения такого состояния следует рассматривать в качестве целевой установки, социального заказа природоохранной деятельности и природопользования в целом.

При размещении предприятий необходимо принимать во внимание, что различия между регионами по остроте экологической ситуации порождают неодинаковые требования к специализации производства.

Существует связь между качеством продукции и качеством окружающей среды: чем выше качество продукции (с учетом экологической оценки использования отходов и результатов природоохранной деятельности в процессе производства), тем выше качество окружающей среды.

Ущерб, наносимый природе при производстве и потреблении продукции, - результат нерационального природопользования. Возникла объективная необходимость установления взаимосвязей между результатами хозяйственной деятельности и показателями экологичности выпускаемой продукции, технологией ее производства. Это в соответствии с законодательством требует от трудовых коллективов дополнительных затрат, которые необходимо учитывать при планировании. На предприятии целесообразно разграничивать затраты на охрану окружающей среды, связанные с производством продукции и с доведением продукта до определенного уровня экологического качества, либо с заменой его другим, более экологичным.

Обоснование экологичности представляется неотъемлемой частью системы управления, влияющей на выбор приоритетов в обеспечении народного хозяйства природными ресурсами и услугами в пределах намечаемых объемов потребления.

Различие производственных интересов и отраслевых заданий определяет особенности взглядов специалистов на проблему экологизации производств, применяемой и создаваемой техники и технологии.

С ростом промышленного производства, его индустриализации средозащитные мероприятия, базирующиеся на нормативах ПДК и их производных, становятся недостаточными для снижения уже образовавшихся загрязнений. Поэтому естественно обращение к поиску укрупненных характеристик, которые, отражая реальное состояние сред, помогли бы выбору экологически и экономически оптимального варианта, а в загрязненных (нарушенных) условиях - определили очередность восстановительно - оздоровительных мероприятий.

Предпринимаются попытки на основе единого методического подхода, расчетом частных и обобщающих показателей выразить взаимосвязь натуральных и стоимостных характеристик в принятии экономически целесообразного и экологически обусловленного (приемлемого) решения. Приоритетность натуральных параметров, показателей отвечает потребностям ресурсообеспечения общественного производства. Стоимостные показатели должны отражать результативность усилий по снижению (или повышению) техногенной нагрузки на природу. С их помощью производится расчет экологического ущерба и оценивается эффективность мер по стабилизации режима природопользования.

С переходом на путь интенсивного развития экономики важная роль отводится системе экономических показателей, наделенных важнейшими функциями хозяйственной деятельности: плановой, учетной, оценочной, контрольной и стимулирующей. Как всякое системное образование, представляющее собой не произвольную совокупность, а взаимосвязанные элементы в определенной целостности, экономические показатели призваны выражать конечный результат с учетом всех фаз воспроизводственного процесса.

3.1. ЭКОЛОГИЗАЦИЯ ЭКОНОМИКИ И БИЗНЕС.

Развитие эколого-ориентированного бизнеса может позволить существенно изме­нить экологическую ситуацию в России, улучшить охрану окружающей среды и ис­пользование природных ресурсов. Очевидно, что нельзя решить экологические проблемы, выйти на устойчивый тип развития без общего улучшения экономического положения страны, эффективной макроэкономической политики.

На ухудшение экологической ситуации в России влияет ряд экономических и юри­дических факторов, действующих в разных сферах, на разных уровнях и с различным масштабом воздействия:

  • макроэкономическая политика, приводящая к экстенсивному использованию природных ресурсов;

  • инвестиционная политика, ориентированная на развитие ресурсоэксплуатирующих секторов экономики;

  • неэффективная секторальная политика (топливно-энергетический комплекс, сельское хозяйство, лесное хозяйство и др.);

  • несовершенное законодательство;

  • неопределенность прав собственности на природные ресурсы;

  • отсутствие эколого-сбалансированной долгосрочной экономической стратегии, недооценка устойчивого развития;

  • на региональном и локальном уровне недоучет косвенного эффекта от охраны природы (экономического и социального), глобальных выгод;

  • инфляция, экономический кризис и нестабильность экономики препятствуют реализации долгосрочных проектов, к числу которых относится большинство экологических проектов;

  • природно-ресурсный характер экспорта;

  • существование действенного стимула в виде получения значительной и быстрой прибыли от переэксплуатации и/или продажи природных ресурсов (нефть, газ, лес, руды и пр.) и т.д.

Сейчас самым важным является создание государством посредством эффективных, косвенных и прямых, экономических инструментов и регуляторов благо­приятного климата для развития эколого-ориентированного бизнеса. В связи с этим рас­смотрим влияние экономических реформ в России на сохранение окружающей среды, оценим наиболее перспективные направления развития бизнеса в этой сфере.

В рамках всей экономики, на макро уровне можно выделить следующие важные на­правления экономических преобразований: структурная эколого-ориентированная пе­рестройка, изменение инвестиционной политики в направлении эколого-сбалансированных приоритетов, совершенствование механизмов приватизации, реформа прав собственности, демонополизация, создание эколого-непротиворечивых систем нало­гов, кредитов, субсидий, торговых тарифов и пошлин и пр. Все эти механизмы и реформы неизбежно в той или иной степени сказываются на развитии бизнеса, свя­занного с экологической деятельностью.

К сожалению, в структурах законодательной и исполнительной власти России нет полного и четкого осознания экологической опасности. Это во многом связано со сложившимся менталитетом этих структур. Игнорирование экологического фактора было свойственно социальному и экономическому развитию страны последних десятилетий. Провозглашался приоритет экономических целей, развитие оборонного, топливно-энергетического, аграрного комплексов. Социальные и экологические проблемы отодвигались при этом на второй план.

Здесь проявляется еще одно свойство современного "техногенного" мышления рос­сийских структур — ориентация на получение быстрых результатов. Экологические последствия таких результатов обычно проявляются в будущем, причем часто эти последствия являются негативными, и общий эколого-экономический ущерб оказы­вается несоизмеримо больше краткосрочных выгод.

Важно отказаться и пересмотреть многие стереотипы в процессах принятия реше­ний. Современные традиционные подходы к экономическому развитию базируются на количестве используемых природных ресурсов. Чем больше используется ресурсов, тем лучше для страны. Однако очевидно, что эти подходы завели Россию с ее колоссальными природными богатствами в тупик. По нефти, газу, лесу, земле и другим ресурсам можно привести множество абсурдных примеров, где с одного конца природно-продуктовой цепочки фантастические природные ресурсы, а с другого — вечная нехватка и дефицит товаров и услуг, получаемых на основе этих ресурсов.

Стремление увеличить добычу природных ресурсов и усилить их эксплуатацию может только ускорить процессы экологической деградации в России. Нужны принципиально иные подходы. Неразвитость обрабатывающей и перерабатывающей промышленности, инфраструктуры, сферы распределения приводят к колоссальным потерям природных ресурсов и сырья. Нужно ли увеличивать нагрузку на природу, зная, что значительная часть природных ресурсов будет использована нерационально?

Таблица 1.

Производство энергии в расчете на единицу ВВП в России и за рубежом (%)

Япония

100

Германия

100

США

168

Венгрия

200

Россия

324

Показательная ситуация сложилась в топливно-энергетическом комплексе, оказывающем чрезвычайно большое влияние на экологическую ситуацию. Например, сколько нужно России до­бывать нефти, газа, угля, производить энергии для нормального экономического развития, если учесть, что в рас­чете на единицу конечной продукции Россия сейчас тратит в три раза больше энергии, чем Япония и ФРГ, и в два раза больше, чем США (см. таблицу 1).

Очевидно, что для такого природоемкого роста в России просто не хватит топливных ресурсов.

Аналогичная ситуация сложилась с лесными ресурсами, от охраны и исполь­зования которых во многом зависит сохранение многих биологических ресурсов. Природоемкая структура лесного комплекса с неразвитыми обрабатывающими отраслями приводит к огромному перерасходу леса на производство продукции по сравнению с уже имеющимися технологиями.

Таким образом, важнейшая причина ухудшения экологической ситуации в России – неэффективная, природоемкая структура экономики.

Очевидно, что дело не в объемах использования природных ресурсов и производ­ства промежуточной продукции, а в экономических структурах, их использующих. При сохранении сложившихся инерционных тенденций в природопользовании, техногенных подходов в природопользовании, техногенных подходов в экономике в России никогда не хватит природных ресурсов для поддержания сложившегося типа развития даже при значительном увеличении эксплуатации природных ресурсов. К сожалению, подавляющее большинство экономических проектов для России, пред­лагаемые зарубежными и российскими специалистами, игнорируют эту проблему, и их реализация связана с увеличением нагрузки на окружающую среду.

В связи с этим чрезвычайно важно создать более благоприятные - по сравнению с природоэксплуатирующей деятельностью — условия по развитию бизнеса в ресурсосберегающих отраслях, связанных с развитием обрабатывающей и перерабатывающей про­мышленности, инфраструктуры, сферы распределения. И здесь необходима эффективная селективная экономическая политика по поддержке ресурсосберегающей деятель­ности. Поэтому важнейшим направлением экономических реформ в России, перехода на устойчивый тип развития является эколого-ориентированная структурная пере­стройка, позволяющая осуществить эффективное ресурсосбережение. Суть такого из­менения структуры экономики состоит в стабилизации роста и объемов производства природоэксплуатирующих, ресурсодобывающих отраслей при быстром развитии на современной технологической основе всех производств в природно-продуктовой вер­тикали, связанных с преобразованием природного вещества и получения на его ос­нове конечного продукта, т.е, речь идет о глобальном перераспределении трудовых, материальных, финансовых ресурсов в народном хозяйстве в пользу ресурсосберегающих, технологически передовых отраслей и видов деятельности. Огромную роль в таком перераспределении ресурсов должны сыграть формирующиеся ры­ночные механизмы.

Самые скромные оценки показывают, что структурно-технологическая рационализация эко­номики может позволить высвободить 20-30 процентов используемых сейчас неэф­фективно природных ресурсов при увеличении конечных результатов. В стране наблюдается гигантское структурное перепотребление природных ресурсов, что создает мнимые дефициты в энергетике, сельском и лесном хозяйствах и т. д.

К сожалению, несмотря на широкомасштабные экономические реформы в России, тенденции техногенного и природоемкого развития экономики страны сохраняются. Это отражается в ухудшении, "утяжелении" экономики с экологических позиций.

Отражением этой ситуации стало ухудшение одного из важнейших показателей устойчивого и эколого-ориентированного развития — рост энергоемкости экономических показателей. По некоторым оценкам, этот показатель для валового национального продукта вырос за последнее время примерно на треть. Это означает, что для достиже­ния конечных результатов в экономике приходится удельно затрачивать значительно больше нефти, газа, угля, электроэнергии, что безусловно ведет к росту нагрузки на природный фундамент, исчерпанию невозобновимых природных ресурсов.

Одной из важных причин увеличения природоемкости экономики стал превышаю­щий все допустимые нормативы износ оборудования. В базовых отраслях промышлен­ности, транспорта износ оборудования, в том числе очистного, достигает 80—90 процентов. В условиях продолжающейся эксплуатации такого оборудования резко увеличивается вероятность экологических катастроф.

Типичной в этом отношении стала авария нефтепровода в арктическом районе Коми около Усинска. В результате на хрупкие экосистемы Севера вылилось — по различным оценкам — до 100 тыс. т нефти. Эта экологическая катастрофа стала одной из крупнейших в мире в 90-х гг., и она была вызвана крайней изношенностью трубопровода. Авария получила мировую огласку, хотя по оценкам некоторых рос­сийских специалистов она является одной из многих — просто другие удалось скрыть. Например, в том же регионе Коми в 1992 г., по данным межведомственной комиссии по экологической безопасности, произошло 890 аварий.

Колоссален экономический ущерб экологических катастроф. На основе мировых цен прямые потери нефти только от одной Усинской аварии доходят до 10 млн. долларов. А в целом по России, по данным А.В. Яблокова, ежегодно в результате аварий разливается 1,2 процента добытой нефти или около 3 млн.т. Суммарная оцен­ка прямых потерь составляет около 300 млн. долларов. Однако, безусловно, экологи­ческий ущерб от таких инцидентов многократно превосходит прямые потери. Так, по данным Усинской Горком природы сумма экологического ущерба от аварии неф­тепровода составляет 1,5 трлн.руб., что равняется примерно 500 млн.долл. (курс доллара осени 1994).

Ситуация в нефтедобыче довольно характерна для техногенного развития экономики России с ее огромными потерями и нерациональным использованием природ­ных ресурсов. На сэкономленные в результате предотвращения аварий средства в течение нескольких лет можно было бы реконструировать топливно-энергетический комплекс страны, существенно снизить энергоемкость всей экономики.

Между тем, правительственные структуры, Дума в ходе дальнейших реформ явно ориентируются на дальнейшую поддержку экстенсивного развития энергетики, объ­ясняя такой курс энергетическим кризисом. Однако очевидно, что при сложившихся энергоемких структурах, огромных потерях и нерациональном использовании энерго­ресурсов в России не удастся преодолеть дефицит нефти, газа, угля для поддержки природоемкого развития. Начинать нужно с причин энергодефицита, проводить структурные изменения в экономике, поддерживать развитие энергосберегающего бизнеса, а не бороться со следствиями и ориентироваться на экстенсивный рост топливно-энергетического комплекса.

Важнейшее значение для развития эколого-ориентированного бизнеса имеет ради­кальное изменение инвестиционной политики в направлении природоохранных приоритетов. Современная структура государственных, частных, иностранных инвестиций закрепляет природоемкий тип развития на перспективу, т. к. значительная и более высокая — по сравнению с 80-ми гг. — часть капитальных вложений направляется в природоэксплуатирующие комплексы, прежде всего топливно-энергетический и агропромышленный. Тем самым существенно тормозится рост бизнеса, связанного с экологизацией экономики.

В этой направленности капитальных вложений можно выделить три аспекта. Во-первых, отсутствие сколь-нибудь хорошо проработанной концепции долгосрочного развития экономики страны. Надежды на то, что "невидимая рука" рынка сама создаст эффективную структуру экономики, несостоятельны в силу отмеченных выше причин. В результате происходит довольно хаотическое распределение капитальных вложений, закрепляющее природоемкий тип развития.

Во-вторых, природные ресурсы России, прежде всего нефть, газ, лес, руды, яв­ляются конкурентным товаром на мировом рынке и дают огромную валютную при­быль экспортеру. Если выгоды от развития ресурсосберегающих структур и перехода к устойчивому развитию придется ожидать далеко не сразу, то быстрота "конвер­тируемости" в топливно-энергетическом комплексе делают очевидным сиюминутные выгоды от его развития. А то, что следующие поколения лишаются сырьевой базы, будут вынуждены тратить огромные средства на ликвидацию последствий, вызванных современными загрязнениями, не принимается во внимание лицами, принимающими решения. Здесь происходит игнорирование проблемы экстерналий, внешних эффектов между поколениями, что чрезвычайно важно в концепции устойчивого развития.

Прирордоемкую структуру инвестиций поддерживают и иностранные займы и капитальные вложения. Подавляющее большинство кредитов Мирового Банка, инвестиции ведущих западных компаний направляются прежде всего в увеличение добычи энергоресурсов, в основном, нефти и газа. Сейчас подавляющая часть ино­странных инвестиций — почти 80 процентов — направляется в топливно-энергети­ческий комплекс. На идущие на втором месте отрасли торговли и общественного питания затрачено в 12 раз меньше.

И, в-третьих, недооцениваются эффекты от перехода на устойчивое ресурсосберегающее развитие. Уже приводилась оценка в сотни миллионов долларов от теряемой ежегодно нефти. В многие миллиарды долларов можно оценить и ежегодные потери деградировавшей земли, леса, полезных ископаемых и пр. При адекватном экономи­ческом учете экологического фактора эффективность ресурсосбережения оказывается гораздо выше наращивания природоемкости экономики, что доказало экономическое развитие развитых стран в последние два десятилетия.

Облегчить эколого-экономический переход к рыночной экономике возможно с по­мощью эколого-сбалансированных экологических реформ и создания соответствую­щей экономической среды на макроуровне, благоприятствующих развитию эколого-ориентированного бизнеса. Здесь можно выделить два типа экономических механиз­мов и инструментов в зависимости от степени отраслевого охвата. Во-первых, меха­низмы и инструменты, действующие в рамках всей экономики, ее отраслей и комплексов. И, во-вторых, — более специальные механизмы и инструменты, ориентированные прежде всего на природоэксплуатирующие отрасли, первичный сектор экономики, а также на регулирование природоохранной деятельности в других от­раслях.

В рамках всей экономики можно выделить механизмы приватизации, реформу прав собственности, демонополизацию, создание эколого-непротиворечивых систем налогов, кредитов, субсидий, торговых тарифов и пошлин и пр. Все эти механизмы и реформы неизбежно в той или иной степени сказываются на экологической ситуации, на развитии природоемкой или природосберегающей деловой активности в России.

Для России чрезвычайно остро стоит проблема монополизма. Огромные монополии в условиях отсутствия конкуренции, наличия действенных лобби в законодательных и исполнительных структурах власти могут уделять экологическим факторам минимальное внимание. Ситуация монополизма особенно характерна для добываю­щих отраслей, прежде всего газовой и нефтяной. Экологическая деградация, огромные потери природных ресурсов из-за отсталых технологий добычи и транспортировки, многочисленные аварии слабо влияют на положение этих промышленных гигантов.

Налоговая политика также не способствует решению экологических проблем и развитию эколого-ориентированного бизнеса. Налоговое бремя на предприятия чрез­вычайно велико, что вынуждает предприятия ориентироваться прежде всего на краткосрочные задачи выживания. Сейчас до 90 процентов прибыли предприятий изымается у предприятия в виде налогов и других отчислений. Этот фактор, а также депрессия, деградация основных фондов и т. д. приводят к тому, что около 90 про­центов российских предприятий убыточны или малорентабельны. В этих условиях понятно стремление предприятий минимизировать свои природоохранные затраты для выживания в условиях перехода к рынку. Очевидно, что в условиях конкуренции, массовых банкротств, ужесточения финансовой ситуации для предприятий одной из первых жертв борьбы за существование станет природа. Предприятия стремятся всячески экономить на природоохранных мерах, приобретении экологического обо­рудования, так как экологические затраты не увеличивают выпуск основной про­дукции. Скрываются выбросы и сбросы загрязняющих веществ, захоронение отходов для того, чтобы избежать платы за них, штрафов и т. д.

Эта тенденция подтверждается данными Министерства охраны окружающей среды и природных ресурсов. За последние два года четыре тысячи предприятий, контроли­руемых природоохранными органами, увеличили в 1,5 раза выброс загрязняющих веществ.

В этих условиях целесообразно — что подтверждает мировой опыт — создание бла­гоприятного налогового климата для эколого-ориентированной деятельности.

Кредитно-денежная политика также способствует сохранению антиэкологических тенденций в экономике. В условиях высокой инфляции подавляющее большинство банковских операций приходится на короткие торговые и финансовые сделки (95 процентов активных банковских операций), что практически лишает экономику ин­вестиций в перспективное развитие, радикальную структурную ресурсосберегающую перестройку. Аналогичное воздействие имеет и чрезвычайно высокая учетная ставка (до 200 процентов), что делает невыгодным инвестирование долгосрочных или мед­ленно окупающихся проектов, в число которых входят многие природоохранные про­екты.

Для экологизации экономики и поддержания бизнеса на этом направлении в существенных изменениях нуждается внешнеторговая политика, вся система тарифов, пошлин и других торговых барьеров. При неразвитости отрасли экологического машиностроения в стране многие экологические программы, в том числе и междуна­родные экологические проекты, нуждаются в импорте природоохранного оборудования. Между тем, сейчас система российских пошлин на ввозимое оборудование чрезвы­чайно затрудняет реализацию природоохранных программ. Накладываются огромные налоги на ввоз из-за рубежа оборудования экологического назначения. В том случае, если экологический проект нуждается в импортном оборудовании, от четверти до трети затрат может уйти на пошлины и другие налоги. Тем самым ставится барьер на пути инвестиций в охрану окружающей среды.

На экспортно-импортные потоки также существенно воздействует инфляция. Бы­строе обесценение национальной валюты в России приводит к стимулированию экс­порта, который практически на 80 процентов состоит из первичных природных ресурсов.

В условиях перехода к рыночной экономике в число более специальных механизмов и инструментов, ориентированных прежде всего на природоэксплуатирующие отрасли, первичный сектор экономики, а также на регулирование природоохранной стороны деятельности в других отраслях, входит довольно широкий круг потенциально эффективных эколого-экономических регуляторов. Здесь и платность природопользования, создание системы льгот, субсидий, кредитов для природоохранной деятельности, продажа прав (разрешений) на загрязнение, штрафование деятельности, наносящей ущерб окружающей среде, создание рынка экологических услуг и многое другое. Многие из этих экономических механизмов, чрезвычайно важных для развития бизнеса, могут быть созданы на региональном уровне, даже если на федеральном уровне таких механизмов нет или они слабо действуют. Сейчас в развитых странах мира существует более 80 экономических инструментов в использовании природных ресурсов и охране окружающей среды. В России отдельные регуляторы платности природопользования используются с 1991г.

С позиции экологизации экономики нуждаются в своей корректировке и традиционные показатели экономического развития и прогресса — такие как доход на душу населения, валовой национальный продукт и пр. Такой подход зачастую ставит в неравное положение развитие бизнеса, например, в области добычи энергетических ресурсов, с одной стороны, и в области энергосбережения, - с другой. Между тем за значительным ростом традиционных экономических показателей может скрываться деградация природы, возможность резкого падения этих показателей в случае быстрой деградации природных ресурсов и окружающей среды.

В этом плане представляют интерес следующие показатели: индекс гуманитарного развития (Human Development Index), предложенный ООН, и индекс устойчивого экономического благосостояния (Index of Sustainable Economic Welfare), предложенный Г. Дали и Дж. Коббом (Herman Е. Daly and Jonn В. Cobb). Первый представляет собой агрегатный показатель, рассчитываемый на основе характеристик продолжительности жизни, уровня знаний и уровня овладения ресурсами, необходимыми для нормальной жизни. Второй - является достаточно комплексным показателем, учитывающим издержки экологического характера, связанные с нерациональным хозяйствованием.

Расчеты по индексу устойчивого экономического благосостояния в США показали противоположные тенденции изменения этого индекса и показателя ВНП на душу населения в 80-е гг. - уменьшение первого, отражающего экологическую деградацию, при значительном росте второго. По мнению Г. Дали "пока мерой человеческого благосостояния остается ВНП, на пути перемен существуют огромные препятствия.

Рынок видит только эффективность, он не приспособлен чувствовать справедливость или устойчивость".

Для России и ее регионов ориентация на традиционные экономические показатели в ближайшей перспективе может иметь негативные последствия. Несколько утрируя, быстрее всего роста этих показателей можно добиться, быстро выкачав из недр нефть, газ, добывая руду и уголь поверхностным способом, вырубив леса и пр., что, к сожалению, в определенной степени сейчас и происходит. Экологические последствия такой политики будут самыми катастрофическими. Например, принятые энергетические программы, развитие атомной энергетики, ориентация на увеличение добычи полезных ископаемых позволят повысить валовой внутренний продукт. Однако очевидны и чрезвычайно негативные экологические последствия такого курса для многих регионов страны. В экономике необходима ориентация на конечные результаты, а не на промежуточные валовые показатели. Но традиционные показатели экономического роста в. этом случае могут быть хуже по сравнению с этими показателями при экстенсивном природоемком развитии.

Стабилизация экологической ситуации в России во многом зависит от эффективности проводимых в стране экономических реформ, их адекватности целям формирования устойчивого типа развития российской экономики. И здесь чрезвычайно важны меры по созданию с помощью эффективных рыночных инструментов и регуляторов благоприятного климата для развития всех сфер бизнеса, способствующего экологизации экономики.



Список литературы

  1. В.И. Кормилицын, М.С. Цицкишвили, Ю.И. Яламов “Основы экологии”, Москва, 1997г.

  2. П.М. Нестеров, А.П. Нестеров “Экономика природопользования и рынок”, Москва, 1997г.

  3. Т.Г. Пыльнева “Природопользование”, Москва, 1997г.

  4. “Национальный форум “Экология и экономика России”-1995. Экология. Экономика. Бизнес.” Москва, 1995г.

  5. Р.А. Новиков “О механизме регулирования окружающей среды от загрязнения” Москва, 1991г.

  6. Проект дистанционного экологического мониторинга ЗГНКМ. 1993-1996 гг.


1 По материалам еженедельника Компьютерра”, №45, 10 ноября 1997г.

2 Газонефтеконденсатное месторождение.

3 По материалам отчета об экологическом мониторинге Заполярного ГНКМ за 1996г.

4 Взлетно-посадочная полоса.

5 Многолетнемёрзлые породы.

6 Почвенно-растительный слой.

7 Государственная районная электростанция.

8 Геологическая среда.

9 Нефтехимический комбинат.

Страница 2 из 2

предыдущая  1  2  следующая

Поиск репетиторов

Выберите предмет