Поиск репетиторов

Выберите предмет
Все рефераты » Философия‚ Философы » Философско-методологические основания "Капитала" К.Маркса
Эффективная подготовка к экзаменам по ФилософииПодобрать репетитора

Философско-методологические основания "Капитала" К.Маркса





СОДЕРЖАНИЕ







ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………

I. Диалектика абстрактного и конкретного…………………………………..

II. Соотношение логического и исторического……………………………...


ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………..


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ…………………………








ВВЕДЕНИЕ


Философия, как известно, помогает познавать действительность, раскрывать ее новые аспекты, стороны.

Использование диалектики проходит почти через всю историю философии. Само это слово впервые применил Сократ, обозначивший им искусство вести спор, диалог, направленный на взаимозаинтересованное обсуждение проблемы с целью достижения истины путем противоборства мнений. По своей внутренней структуре диалектика как метод состоит из ряда принципов, назначение которых – вести познание к развертыванию противоречий развития. Суть диалектики – именно в наличии противоречий развития, в движении к этим противоречиям. Нацеленность на мысленное воспроизведение предметного противоречия обусловливает одну из важных черт диалектического познания: в его результате, в итоговой познавательной структуре должно быть отражено предметное противоречие.

Принципы диалектики нашли отражение в работах К. Маркса. “Капитал” – главный труд Маркса, раскрывший законы капиталистического способа производства. Диалектика нашла здесь не только свое блестящее применение, но разработана во всех основных направлениях как метод исследования объективной действительности, как логика и теория познания. Особенно важное значение имеет разработанный и примененный Марксом в “Капитале” метод восхождения от абстрактного к конкретному. Движение понятий, логика их развития и переходов отражает историю товарного производства, историческое развитие способа производства. Маркс показал, что связь исторического и логического существует, и объект не может эффективно исследоваться вне развития и без учета истории его познания.

Целью данной работы является осуществление исследования применения диалектических принципов познания, применяемых в “Капитале” Маркса.

  1. Диалектика абстрактного и конкретного


В предисловии к первому тому “Капитала” Маркс указывает, что при анализе экономических форм невозможно пользоваться ни микроскопом, ни химическими реактивами: то и другое должна заменить сила абстракции. Этим определено значение абстракции для познания. Именно благодаря силе абстракции мышление способно путем анализа данных, доставляемых чувственным созерцанием, проникнуть в сущность явлений, познать законы объективной действительности.

Простое, непосредственное отражение есть мертвое, фотографическое воспроизведение действительности, которое дальше регистрации внешних форм проявлений не идет. Отражение действительности с ее существенными процессами требует применения силы абстракции.

Прежде, чем приступить к рассмотрению метода восхождения от абстрактного к конкретному в “Капитале” Маркса обратимся к понятию абстракции и ее роли в научном познании. В качестве иллюстрации абстракции можно привести пример из геометрии, где для сравнения многоугольников они представляются на плоскости в виде треугольников. Геометрия рассматривает их как единство, как различные части той же плоскости, абстрагируясь от конкретных предметов.

Именно в абстракции Маркс усматривает ту способность мышления, которая позволяет за внешними явлениями вскрывать их внутреннее существо. Эта способность состоит в том, что в пестром многообразии действительности мышление находит общее, одинаковое, тождественное, отвлекаясь от внешнего, случайного, несущественного. Абстракции свойственна особенность двоякого рода:

  1. отвлечение от внешнего, несущественного;

  2. обнаружение общего “одинакового” в единичном, такого общего, которое составляет сущность явлений [6, с. 384].

Для Маркса как материалиста всякая научная абстракция есть мысленное воспроизведение реальности в ее существенности. Его абстракция, следовательно, только отражает в форме мысли то содержание, которое заключается в вещах. Абстракции Маркса основаны на глубоком изучении объективной действительности. Это не просто умственные операции, а операции мысли над реальными объектами с целью найти и выразить действительную тенденцию их движения.

В экономических рукописях 1857-1858 гг. Маркс говорит о том, что понятие “капитал” вообще есть абстракция в сравнении с особыми капиталами. Но эта абстракция, подчеркивает Маркс, не произвольна, она целиком соответствует действительности, поскольку она прежде всего фиксирует то специфическое, что отличает капитал от других форм богатства [6, с. 388]. В этой абстракции выражено то существенное, что делает все отдельные капиталы одинаковыми, тождественными, а именно их способность к самовозрастанию. Более того, капитал вообще – это не просто понятие, продолжает Маркс, ибо он существует реально в виде денег, которые аккумулируются в банках, распределяются затем в соответствии с потребностями производства. И хотя эта абстракция капитала мысленно охватывает его отличительную специфику, капитал в своей всеобщей форме существует в качестве особой формы рядом с единичными формами.

Рассматривая абстракции как обобщенные отражения самих вещей, Маркс считает одной из самых важных их особенностей то, что они должны быть исторически конкретными абстракциями, т.е. не переходить того рубежа, за которым абстракция теряет свои земные корни и превращается в фантазию. Абстракция лишь тогда схватывает явления в их сущности, когда в ней учитывается основная историческая связь этих явлений с порождающими их условиями.

Итак, Маркс под абстракциями понимает мыслительную, идеальную форму выражения сущности явлений, форму, посредством которой в отвлечении от внешних несущественных или сравнительно несущественных связей познается внутренняя связь, основа явлений. Вместе с тем, если шире определить абстракцию, то можно будет сказать, что она есть способ извлечения из конкретного какой-то стороны, грани явления с целью познания сущности явления.

Рассмотрим как Маркс строит такие важные для всего его исследования абстракции и понятия, как “стоимость” и “прибавочная стоимость”. На первых же страницах “Капитала” Маркс констатирует, что меновая стоимость предстает перед исследователем в виде количественного соотношения, пропорции, в которой одна потребительная стоимость обменивается на другую. Причем количественные соотношения, пропорции обмена постоянно изменяются в зависимости от времени и места. Поэтому меновая стоимость на поверхности явлений, в процессе обмена действительно кажется результатом отношения между вещами, порождением обмена. Ее изменения и колебания представляются плодом чистейшей случайности. Маркс сразу же в связи с этим определяет трудность, стоящую перед исследователем. Он говорит, что “меновая стоимость кажется поэтому чем-то случайным и чисто относительным, а внутренняя, присущая самому товару меновая стоимость … представляется каким-то противоречием.” [5, т. 23, с. 44].

Маркс приступает к анализу действительного положения вещей, и сразу при этом вступает в действие сила абстракции. Какой-нибудь товар обменивается в определенной пропорции на другие товары, например какое-то количество пшеницы на известное количество шелка, сапожной ваксы, золота и т. д. Выходит, что пшеница имеет не одну, а множество меновых стоимостей. Имея дело с этим многообразием явлений, Маркс стремится вскрыть, обнаружить их единство. В самом деле, почему данное количество пшеницы обменивается в определенной пропорции на шелк, сапожную ваксу, золото? Где здесь критерий обмениваемости? Все это остается иррациональным, непонятным фактом, пока мы не сведем явления к их единству.

Маркс указывает, что уже даже по своей видимости акты обмена свидетельствуют о наличии в разных товарах чего-то общего, одинакового. То обстоятельство, что меновая стоимость пшеницы находит свое выражение в определенной величине многих других товаров, свидетельствует о наличии чего-то одинакового, общего в них, как бы они ни отличались друг от друга. Это общее может иметь и имеет различные величины чего-то одинакового. “Отсюда следует, во-первых, что различные меновые стоимости одного и того же товара выражают нечто одинаковое и, во-вторых, что меновая стоимость вообще может быть лишь способом выражения, лишь “формой проявления” какого-то отличного от нее содержания” [5, т. 23, с. 45].

Затем Маркс переходит к установлению того, что является этим общим. Он показывает, что потребительные стоимости не могут быть этим общим, одинаковым в многообразных товарах, ибо они качественно отличны друг от друга. Меновое отношение товаров характеризуется как раз отвлечением от их потребительных стоимостей. Следовательно, общее можно найти путем абстрагирования от потребительных стоимостей, т.е. от частного и конкретного.

Если отвлечься от потребительной стоимости товарных тел, то у них остается лишь одно свойство – то, что они продукты труда. Абстракция, таким образом, помогла Марксу найти то общее и существенное, что свойственно многообразным товарам. Но это пока лишь абстракция первого рода, абстрагирование не доведено до конца. Маркс идет дальше по этому пути. Отвлекаясь от потребительной стоимости товаров, он рассматривает их как продукты труда. Но труд также есть нечто конкретное, существующее в многообразных видах (труд столяра, сапожника, металлиста и т. д.). Товары, следовательно, являются продуктом конкретного труда. Почему же товары могут обмениваться друг на друга, несмотря на то что на них лежит печать самых разнообразных конкретных видов труда? Очевидно, опять-таки по той причине, что в этих многообразных видах труда есть что-то одинаковое, общее, выражающее сущность всех видов труда. Отвлечение, абстрагирование от конкретности труда показывает, что такое общее – это труд вообще, труд как затрата рабочей силы независимо от ее полезного, целесообразного характера. Конкретные виды труда, говорит Маркс, сводятся все к одинаковому – абстрактному – человеческому труду.

Товары, следовательно, выступают не просто как продукты абстрактного труда. Здесь мы имеем уже более глубокую абстракцию. Эта абстракция отражает сущность реальных жизненных процессов. Говоря о сведении конкретного труда к абстрактному, Маркс пишет: “Труд, который измеряется временем, выступает в сущности не как труд различных субьектов, а напротив, различные работающие индивидуумы выступают как простые органы этого труда. Иначе говоря, труд, как он представлен в меновых стоимостях, мог бы быть назван всеобще-человеческим трудом. Эта абстракция всеобщего человеческого труда существует в среднем труде, который в состоянии выполнять каждый средний индивидуум данного общества, это – определенная производительная затрата человеческих мышц, нервов, мозга и т. д.” [5, т. 13, стр. 17].

Этот абстрактный, всеобще-человеческий труд воплощен в товарах. Это – их общественная субстанция, делающая их одинаковыми, несмотря на все их пестрое многообразие. Установив это, Маркс делает главный вывод: “Таким образом, то общее, что выражается в меновом отношении, или меновой стоимости товаров, и есть их стоимость” [5, т. 23, с. 47].

Вскрыв с помощью абстракции основу меновой стоимости (стоимость), Маркс показал, что стоимость есть внутреннее свойство товара, и это свойство существует независимо от отношений с другими товарами. Другое дело, что, она может проявиться лишь в отношении с другими с другими товарами в процессе обмена. Но сами эти отношения есть нечто производное от главного – от стоимости как овеществленного труда. Стоимость регулирует эти отношения, а не наоборот. Отношения между товарами могут меняться и меняются в зависимости от времени и места, а стоимость есть их относительно устойчивая и прочная основа. Отношение, в каком обмениваются товары, говорит Маркс, а следовательно способность каждого товара покупать другие товары определяются его стоимостью, служат только следствием стоимости, но не наоборот, не стоимость определяется этой способностью.

Так благодаря силе абстракции Маркс обнаруживает объективный закон, регулирующий товарное производство, - закон стоимости. На поверхности мы имеем постоянно колеблющиеся меновые отношения, а внутри – существенные связи, закон. Но как бы ни отличались первые от вторых, закон стоимости управляет меновыми отношениями.

Благодаря абстракции научное познание реализовало свою задачу: за внешними явлениями, дающими повод думать, что меновые отношения, их величины определяются чисто случайными мотивами, оно открыло их действительную сущность. Определение величины стоимости рабочим временем, - пишет Маркс, - есть поэтому тайна, скрывающаяся под видимым для глаз движением относительных товарных стоимостей. Открытие этой тайны устраняет иллюзию, будто величина стоимости продуктов труда определяется чисто случайно, но оно отнюдь не устраняет вещной формы определения величины стоимости” [5, т. 23, с. 85].

Сила абстракции, как показывает пример со стоимостью, помогает за случайным находить необходимое, видеть, что само случайное (например, постоянные колебания цен) есть лишь форма проявления необходимости.

Из всего сказанного видно, что в своем методе абстракции Маркс особое внимание уделяет рассмотрению явлений и процессов первоначально в наиболее чистом виде. Маркс придавал этой стороне прямо-таки решающее значение. Можно сказать, что именно построение подобных, наиболее чистых” абстракций без малейшей примеси знаний о развитых и конкретных формах представляет главную трудность в процессе исследования, но вместе с тем и наиболее важную сторону абстрагирования. Это объясняется тем, что такие чистые абстракции дают самую глубокую основу для понимания сущности вещей, для всего дальнейшего движения по пути воспроизведения конкретного. Мощь абстракции Маркса состоит в том, что абстрагирование в своей сущности совпадает с тем, что происходит в самой действительности [2, с. 133].

Итак, абстракция представляет собой форму и средство проникновения мысли в сущность явлений, выражения внутренней связи, внутреннего движения действительности. Абстракция, однако не самоцель, а ступенька к выяснению и исследованию конкретного. Познание не может остановиться на абстрактном, так как задача науки заключается в том, чтобы воспроизвести в мышлении, в понятиях и законах объект как конкретное. Абстракция есть всегда лишь сторона, часть конкретного, поэтому абстракция выполняет свою роль только тогда, когда она способствует познанию объекта как сложного конкретного целого. В качестве отображения стороны, грани целого абстракция составляет противоположность конкретного. Процесс познания должен снять, разрешить это противоречие, что только и позволяет считать этот процесс в определенных пределах завершенным. Противоречие абстрактного и конкретного – одно из самых сложных и “трудных” противоречий процесса познания.

Может показаться, что согласно методу Маркса, исходным пунктом познания является абстракция. Но такое представление было бы ошибочным. Абстракция, даже самая простейшая, не может быть началом процесса познания. Абстракция всегда есть результат переработки в мышлении чувственных образов и представлений [2, с. 145]. Действительно, исходным пунктом познания может быть лишь восприятие конкретного.

Не только мышление отдельного человека, не только единичный процесс познания следует по этому пути, но так исторически развивалось и познание всего человечества. Перед человечеством было такое сложное и многообразное целое, как природа. Понятно, что природа не могла быть сразу воспроизведена в мышлении людей во всем своем богатстве, во всей своей сложности. История развития науки знает огромный период, когда господствующим способом исследования был анализ отдельных сторон и частей целого – природы. Этот период начался со второй половины XV в.и в основном кончился к концу XVIII в.

Таким образом, и в отдельном, единичном акте исследования действительности, и в историческом развитии познания конкретное может быть воспроизведено в мышлении лишь в итоге, а не в начале познания.

Конкретное, говорит Маркс, есть исходный пункт познания и в том смысле, что всякое исследование еще не познанных явлений начинается с чувственных восприятий и представлений об этих явлениях, т.е. с чувственных восприятий конкретного. Без этого этапа, или ступени, познания мы ничего не можем знать о действительности. Реальный мир входит в наше сознание через каналы ощущений и восприятий, возникающих в процессе практического воздействия людей на природу. Абстракции же возникают лишь на базе переработки мышлением тех данных, которые доставляются органами чувств, опытом, практикой. Образование самого простого понятия, являющегося результатом абстрагирующей деятельности мышления, предполагает живое, наглядное созерцание конкретных предметов. Вне этого чувственного созерцания и представления неоткуда взяться и понятиям. Вне чувственных образов (восприятий, представлений, эмпирических данных) мысль лишена содержания.

Таким образом, понятие, научная абстракция есть, по Марксу, переработка созерцания, представления, получаемых в результате непосредственного воздействия объективного мира на органы чувств человека, продукт прежде всего практического отношения человека к миру, предметной деятельности субъекта. А отсюда следует, что не абстракция, не абстрактное мышление – исходный пункт познания, а чувственное, живое созерцание, наглядное представление о конкретном.

Если охарактеризовать способ исследования Маркса в целом, то это можно было бы сделать словами: движение мысли от конкретного к абстрактному и от абстрактного снова к конкретному, познанному уже на новой, высшей основе. Здесь в полную меру сказывается действие закона отрицания отрицания в процессе познания. Правда в самом Капитале” метод Маркса представлен преимущественно в виде восхождения от абстрактного к конкретному.

Переход от абстрактного к конкретному в процессе познания ставит перед познающей мыслью ряд сложных логических проблем. От абстрактного к конкретному не существует прямых путей. Абстрактное и конкретное – две противоположности, переход которых друг в друга чрезвычайно диалектичен. Суть проблемы перехода от абстрактного к конкретному состоит в том, что между ними, т.е. между понятием и конкретными формами, которые оно обобщает, есть существенное противоречие. Маркс неоднократно говорит об этом противоречии. Он указывает на существование противоречия “между общим законом и более развитыми конкретными отношениями…” [5, т. 26, с. 85 ]. Противоречие состоит прежде всего в том, что общий закон, понятие выражающее сущность конкретных явлений и отношений, всегда представлены как общее, как абстракция, которые вследствие этого не могут непосредственно совпадать с единичным и особенным, конкретным. Главное здесь в том, что сама основа явлений, их сущность развивается и что формы конкретных отношений не просто накладываются на абстрактное, на их основу, как на трафарет, а развиваются из нее в самой действительности.

Таким образом, образование и формулирование категорий, переход от менее развитых к более развитым категориям категориям, установление определенного соотношения между категориями, при котором развитые и конкретные категории опосредствуются менее развитыми, соединение их в систему категорий – таковы логические средства и формы восхождения от абстрактного к конкретному.




II. Соотношение логического и исторического


Для того чтобы более полно пояснить метод восхождения от абстрактного к конкретному необходимо рассмотреть вопрос о том, соответствуют ли те простые и абстрактные экономические категории, с которых начинается исследование капиталистического способа производства в “Капитале”, реальным экономическим отношениям, исторически существовавшим раньше, а более конкретные и сложные категории – более поздним этапам развития? Этот вопрос можно сформулировать так: совпадает ли движение от абстрактного к конкретному с историческим развитием объекта, т.е. необходимо рассмотреть проблему соотношения исторического и логического в познании.

Движение категорий, восхождение от абстрактных и простых к сложным и конкретным категориям начинается с понятия товара. Предыстория капитализма упирается в товарное производство и обращение и начинается с него. В этом смысле логически исходный пункт совпадает с историческим началом развития капитализма. Но категория товара составляет исходный момент логического анализа капитала, а не его истории. Маркс начал с этой категории по той причине, что товар – элементарная форма буржуазного богатства. Начиная с товара, Маркс преследовал цель выяснить сущность капитала, но, так как капитал как конкретное и сложное явление невозможно сразу познать, Маркс берет первоначально его абстрактную форму.

Таким образом, товар с самого начала исследуется как абстрактная и неразвитая форма капитала, из которой, как из клеточки, размножаются условия, необходимые для появления капитала. В то же время этот логический анализ совпадает с реальным историческим процессом, в котором простое товарное производство предшествует во времени капиталистическому производству.

Дальнейший анализ также исходит из требований теоретического, логического метода. Установив, что товары обмениваются друг на друга в силу содержащейся в них одинаковой общественной субстанции – абстрактного труда, Маркс говорит, что стоимость имеет поэтому чисто общественный характер и ясно, следовательно, что проявляться она может лишь в общественном отношении одного товара к другому. Отсюда следует, что товары, несмотря на всю пестроту их потребительских стоимостей, должны обладать общей им всем денежной формой стоимости. Эта общая форма стоимости, несомненно, может быть установлена теоретическим (логическим) анализом повседневных фактов товарного обращения. В одном из писем к Энгельсу Маркс следующими словами логически обосновывает необходимость денег: “Из противоречия между всеобщим характером стоимости и ее вещественным бытием в определенном товаре и т.д. – это тот же всеобщий характер, который затем выступает в деньгах, - вытекает категория денег” [5, т. 29, с. 257]. Значит, уже в противоречии товара, противоречии между потребительной стоимостью и стоимостью, в развитии этого противоречия заложена необходимость денег.

Но тут мы сталкиваемся с одной из важных особенностей логического метода Маркса. Хотя Маркс заявляет, что даже тот, кто ничего не знает более, понимает необходимость для обмена денег, он не удовлетворяется одним чисто логическим развитием необходимости всеобщей денежной формы стоимости. Хотя этот факт всякому бросается в глаза, но от этого сущность формы стоимости не становится ясной, сущность эта остается весьма загадочной. И Маркс дает свой блестящий анализ исторического развития форм стоимости, который проясняет до конца сущность формы стоимости вообще и денег как ее высшей формы. Стало быть, Маркс прибегает к помощи исторического способа исследования для того, чтобы лучше, глубже обосновать вывод, сделанный посредством логического анализа.

Это показывает, сколь ошибочно разделять оба этих способа пропастью, как тесно переплетаются логический и исторический элементы в Марксовом методе теоретического анализа. В дальнейшем Маркс неоднократно прибегает к такому способу исторического обоснования и доказательства своих выводов, найденных теоретическим путем.

Вообще Маркс не упускает случая, где это только возможно, сослаться на то, что ход теоретического, логического анализа соответствует реальному историческому ходу. Так, исследуя функции денег в плане теоретического выяснения их роли в процессе обращения товаров, переходя от их функции средства обращения к функции средства платежа, Маркс указывает, что и исторически последняя возникла на более поздних ступенях товарного обращения. Он неоднократно заявляет, что теоретический анализ требует на первых порах отвлечься, оставить в стороне символические деньги, а также кредитные деньги и предполагать деньги лишь как металлические. Но он тут же добавляет, что такой ход исследования соответствует исторической последовательности, ибо кредитные деньги почти не играют роли в первоначальную эпоху капиталистического производства.

После того как Маркс раскрыл сущность капитала и показал механизм превращения денег в капитал, дальнейший логический анализ также совпадает с историческим развитием отношений. Показывая методы увеличения прибавочной стоимости, Маркс сначала формулирует категорию абсолютной прибавочной стоимости, а затем – категорию относительной прибавочной стоимости. Такая последовательность категорий соответствует действительному историческому развитию капиталистических методов увеличения прибавочной стоимости, поскольку вторая форма требует более высокого уровня развития техники.

Это же можно видеть на переходе от категории стоимости к категории цены производства. Ошибка старых экономистов – предшественников Маркса – состояла в том, что их логический анализ был оторван от конкретного исторического развития стоимости в условиях капитализма. Если Маркс шел от стоимости к цене производства, то этого требовал логический анализ, ибо категория цены производства непонятна без категории стоимости. Но логический метод основан вместе с тем на реальном историческом базисе. Эта последовательность категорий отражает и действительный исторический ход товарного производства.

Итак, сформулированный Марксом основной принцип последовательности категорий, развиваемых в соответствии с задачей исследования внутренней организации капиталистического способа производства, основан на единстве логического и исторического. Эта внутренняя организация представляет собой как бы воспроизведение исторического развития.




















ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Философско-методологическими основаниями “Капитала” – основного труда К. Маркса – являются диалектические принципы восхождения от абстрактного к конкретному и единства исторического и логического.

Восхождение от абстрактного к конкретному означает систематическое поступательное развертывание (отображение) связей от простых к сложным и соответственно переход от менее сложных категорий к более сложным. Вследствие диалектики “простого” и “сложного” каждая из категорий характеризуется большей конкретностью по сравнению с той, которая ей предшествует, и меньшей – по сравнению с последующей. Причем предшествующая не только включается (в той или иной форме) в содержание более конкретной, но и может использоваться в качестве средства раскрытия содержания новой категории.

Проблема соотношения логического и исторического является общей для всех наук – естественных, общественных, технических, медицинских и сельскохозяйственных, где предмет научного познания выступает как развивающая целостность. Чтобы вскрыть сущность предмета, необходимо воспроизвести реальный исторический процесс его развития, но последнее возможно только в том случае, если нам известна сущность предмета. Разрыв этого круга достигается в науке путем обращения к проблеме логического и исторического . От того, как решается эта проблема, зависят и направление научного поиска и результаты самого исследования.

Исторический и логический элементы тесно переплетаются. Выводы, полученные теоретическим путем, могут быть доказаны и обоснованы при помощи исторического способа исследования.

При этом целесообразно рассматривать состояние процессов с точки зрения их исторического становления для подтверждения теоретических выводов.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Алексеев П. В., Панин А. В. Философия: Учебник: М., 1996


  1. Ильенков Э. В. Диалектика абстрактного и конкретного в “Капитале” Маркса. М., 1960, с. 72-200


  1. “Капитал” Маркса. Философия и современность. М., 1968, с. 186-239


  1. Кузьмин В.П. Принцип системности в теории и методологии К. Маркса. М., 1986


  1. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. М., 1955


  1. Розенталь М. М. Диалектика “Капитала” К. Маркса. М., 1967, с. 379-474


  1. Спиркин А.Г. Основы философии. М., 1988


  1. Философские проблемы “Капитала” К. Маркса. М., 1968

Поиск репетиторов

Выберите предмет