Поиск репетиторов

Выберите предмет
Все рефераты » Философия‚ Философы » Философско-педагогические взгляды Иоанна Златоустого
Эффективная подготовка к экзаменам по ФилософииПодобрать репетитора

Философско-педагогические взгляды Иоанна Златоустого

Страница 1 из 4




Философско-педагогические взгляды Иоанна Златоустого


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1.Философско-педагогические взгляды Иоанна Златоустого на процесс познания и обучения

2.Единство обучения и воспитания как условие целостного педагогического процесса

3.Сотношение светского и религиозного в образовании

4.Целомудрие как основа нравственного воспитания

5.Роль учителя в реализации педагогических принципов

6.Воспитательное влияние семьи на ребенка

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


ВВЕДЕНИЕ

В наше время наблюдается неуклонно растущий интерес к духовным основам православного воспитания. И это не случайно, поскольку нельзя оставить без внимания тот факт, что христианство с момента его принятия нашими предками стало духовной доминантой жизни и оказало огромное влияние на способы постановки и пути решения педагогических проблем. Православная педагогика задала иной смысл воспитания, суть которого - дать личности ребенка раскрыться в полноте ее сил, осуществить то, что заложено Творцом в глубине, в основе ее своеобразия и особенностей, выдвинула приоритет духовного над естественным.

Система русского православного образования и воспитания корнями уходит в византийскую педагогическую традицию, видевшую смысл педагогических усилий в приобщении человека к Богу, в наставлении его на путь спасения, что возможно было достигнуть двумя способами: путем познания и образа жизни. Для наших предков, как отмечали К.Н.Леонтьев, А.С.Хомяков, И.В.Киреевский, "византизм не был мертвым грузом, а живым настоящего и будущего", не просто средневековой культурой, а вселенским феноменом. Православная педагогическая традиция Руси вобрала в себя византийскую, отбросив католический рационализм как нечто внешнее, рассудочное и обратилась к внутреннему, направленному к Богу, идущему от сердца высшего и совершенного органа богопознания. Таким образом, наследие Византии послужило ориентиром России в вопросах веры и соответственно педагогики;

В этом наследии ведущее место занимает один из образованнейших и авторитетных Отцов Церкви - Иоанн Златоустый. Труды святителя представляют собой неисчерпаемую сокровищницу для педагога-христианина и для обычного современного учителя или воспитателя.

Много веков назад творения Златоуста были предметом чтения и письма, высоко оценивались нашими предками. Стиль изложения отличается ясностью, естественностью, простотой, психологической приспособленностью к душевному состоянию читателей, богатством внутреннего содержания.

Не случайно среди сонма святых только трех Православная церковь называет вселенскими учителями - Григория Богослова, Василия Великого и Иоанна Златоустого. Вряд ли кто может сравниться с последним по высоте жизни, по силе слова, по способности донести до понимания каждого человека истины Священного Писания.

Для нас особенно важно то, что этот великий проповедник и писатель древней церкви довольно часто и во многих местах своих творений обращается к вопросам педагогики. Отметим, что исследования творений Иоанна Златоустого имели место до революции, но их трактовка не всегда понятна современному читателю. Необходимо новое, более приспособленное нашему времени прочтение его трудов, что позволит обрисовать общую картину православного образования и воспитания, ответить на насущные вопросы педагогики прошлого и современности.

Исходя из вышеизложенного,темой. исследования мы предлагаем: "Православные основы педагогики Иоанна Златоустого".

Объект исследования: педагогическая теория воспитания Иоанна Златоустого.

Предмет исследования: православные основы педагогики Иоанна Златоустого.

Цель исследования: раскрыть православный педагогический аспект творений Иоанна Златоустого, показать возможность использования его педагогических взглядов в современной практике воспитания и обучения.

Задачи исследования:

1) Проанализировать философские и психологические взгляды Иоанна Златоустого на воспитание.

2) Рассмотреть специфику процессов познания, обучения, воспитания в трактовке Иоанна Златоустого.

3) Раскрыть педагогическую концепцию святителя Иоанна Златоустого с точки зрения ее использования в современном православном и светском воспитании и обучении.

Основные методы исследования: теоретический анализ творений святителя Иоанна Златоустого, святоотеческой, философской, психолого-педагогическойлитературы, современных работ по православной педагогике; сопоставительный анализ, элементы герменевтики.

В качестве источников использованы труды святителя Иоанна Златоустого "О воспитании", "Беседы на Книгу Бытия" (первый и второй тома), "Беседы на Евангелие от Иоанна Богослова", слово третье "К верующему отцу", а также ряд других посланий, бесед, входящих в двенадцатитомное собрание творений святителя, текст Евангелия и Апостольских деяний, работы по православной педагогике В.В.Зеньковского, Г.И.Шиманского, Г.Каледы, психолого-педагогическая литература.

Научная новизна и теоретическая значимость: педагогические представления святителя Иоанна раскрыты с учетом современного педагогического контекста, определены условия освоения и внедрения в современную педагогическую практику наследия святоотеческой литературы, прежде всего представленной творениями святителя Иоанна Златоустого.

Практическая значимость: проведенного исследования состоит в том, что результаты его могут быть использованы в практике современных православных гимназий, школ; в курсе преподавания истории педагогики в высших учебных заведениях.

Апробация работы: Фрагменты исследования были представлены на студенческой конференции в ЕГПИ (апрель 1998 г.)

Работа состоит из введения, шести разделов, заключения и списка литературы.


1.ФИЛОСОФСКО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ СВЯТИТЕЛЯ ИОАННА ЗЛАТОУСТОГО НА ПРОЦЕСС ПОЗНАНИЯ И ОБУЧЕНИЯ

Предварим наше исследование процесса познания и процесса обучения рассмотрением теории познания. С точки зрения современной педагогической науки теория познания связана с отражением объективной действительности в сознании человека. Познание существует как активность человеческой психики, направленная на приобретение знаний о законах развития материального мира. Активность человека носит осознанный характер, опосредуется целепологанием и самосознанием таким образом обучение ставит целью раскрыть и передать детям истину, сформировать научно теоретическое мышление.

Научная педагогическая концепция предполагает знание относительной и абсолютной истины. Относительная истина или, точнее сказать, истины оформлены в виде теории, раскрывающих процес развития чувственного мира. Как отмечает А.А.Радугин, - они (научные теории) формируют истину в каких-то исторических конкретных,приходящих формулах, высказываниях, теориях. Развитие познания, с этой точки зрения, можно представить как длительный, непрекращающийся процес движения относительных истин, которые приводят к накоплению и обогащению человеческого знания.Абсолютная истина предстает в таком случае как бесконечная сумма относительных истин, которые формулирует человечество на протяжении всей истории своего развития.Только те результаты познания, которые прошли проверку практикой могут претендовать на роли истины [Радугин А.А. Философия. Курс лекции. - М., 1996. - С.230]. Так процесс познания в научном понимании представляет собой непрерывно движение: от овладения относительной истиной человек приближается к абсолютной истине, не достигая ее.

Познание и обучение взаимосвязаны, хотя каждый из этих процессов имеет свою специфику. Процесс познания предполагает открытие объективных истин и создание нового, а процесс обучения сосредоточение всех сил ребенка: духовных, интеллектуальных, эмоциональных, физических на основе знаний. Православная педагогика дает иную трактовку теории познания и, следовательно, процессам познания и обучения. Коренное отличие состоит в понимании истины, которую необходимо раскрыть и присвоить. В христианстве нет относительной и абсолютной истин. Под истиной понимается не просто сумма абстрактных понятий; логических выводов, материальных объектов, это не какое-то человеческое состояние или мысль. Истина не может быть процессом или результатом человеческой деятельности. Истина абсолютна: она имеет духовное, разумное, личностное начало "Аз есмь путь и истина, и жизнь, никто не приходит к Отцу, как только через Меня, если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца моего, и отныне знаете Его, и видели Его. Видевший Меня видел Отца моего, ибо Я во Отце и Отец во Мне [Ин 14,6-7,9,11], таковы евангельские слова Спасителя, позволяющие понять суть истины в христианстве.

Познание в христианской философии рассматривается шире нежели обычное животное познание окружающего мира с последующим приспособлением к нему. Христианское познание отвергает строгие рамки научного подхода, опирающегося только на чувственный опыт, то есть на то, что мы слышим, видим, осязаем и обоняем. В основе христианского вероучения лежит учение о двухприродности человека,о его душевно-телесном составе. Приоритетное место принадлежит душе. А высшее предназначение человека - подчинять желания тела желаниям души, созидать свою душу по образу и подобию Божию, стремиться жить по законам духа. Если человека рассматривать как творение Божие, его образ и подобие, то смысл человеческой жизни в Богопознании. Этот аргумент подтверждается тем,что подобное всегда подобным, а творение познается в Творце. Так познание в христианской педагогике трактуется прежде всего как Богопознание.

Богословы, Святые Отцы обозначают Богопознание еще одним термином - откровение, то есть то что дается, открывается кем-либо и через что-либо. Различают общее, индивидуальное и естественное откровение. Общее познание совершается через людей и Священное Писание. Индивидуальное познание Бога встречается в единичных случаях и носит сверхъестественный характер. Индивидуальное познание происходит через посещение Богом, святыми.

Целесообразно будет остановиться на естественном Богопознании. Естественное Богопознание можно определить как стремление к присвоению знаний о Боге. Этот тип познания опирается на естественные потребности человеческой души. Термин "естественный" взят из Священного Писания, где говорится: "Языцы не имущие закона, естеством законное творят", (Бог) сотворил весь род человеческий, дабы они искали Бога, не ощутят ли Его и не найдут ли, хотя он и не далеко от каждого из нас, ибо мы им живем и движемся и существуем [Деян 17,26-27] отсюда следует, что в каждом человеке заложен Закон Божий, способность ощущать Бога и жаждать Его [Пс 41,3] знание того, что Бог существует всеяно в нас естественным образом­- говорит Иоанн Дамаскин [Точное изложение православной веры.­- СПб.,1894. - Кн 1. - Гл.13. - С.24)]. Закон Божий проявляется в каждом человеке, но в разной степени. Даже люди неверующие, "языцы" (язычники), как обозначают их строки Священного писания, имеют естественную потребность совершать добро, жить по законам совести, соблюдать заповеди, не будучи осведомленными в вопросах христианской веры.

Одним из компонентов естественного Богопознания является познание объективного материального мира. Этот аспект познания подробно рассматривается светителем Иоанном Златоустым. Под чувственным миром подразумевается окружающий человека мир живой и неживой природы. Объекты неживой природы - небо, звезды, небесные светила, земля, вода, живая природа - растения и животные.Объекты природы существуют не разрозненно, они взаимосвязаны и взаимодействуют между собой, динамичны: изменчивы, переходят из одного состояния в другое. Материальный мир развивается согласно определенным закономерностям, которые доступны человеческому познанию. С одной стороны, это познание необходимо для реализации потребностей практической жизни. И это понятно, потому что человек живет на земле и совершенно естественно, что для него нужным является знание для жизни или практическое знание. Однако христианство,признавая практическое знание как одну из первых форм человеческого знания, не считает его единственным. Высшей формой познания является Богопознание, как мы уже отмечали ранее. Оно возможно, по мнению светителя Иоанна через познание, идущее изначально от единичных творений, например, человек познает Творца, получая представление о солнце, "великом светиле. "...Оно создано для управления днем. Оно делает день яснейшим, бросая лучи свои, как какие-либо молнии, ежедневно показывая во всем блеске свою красоту,появляясь вместе с утром и пробуждая всех людей к исполнению своих дел...Оно не только греет, но и сушит; и не только сушит, но жжет, доставля нам многую и разнообразную пользу. Говорю так и превозношу эту стихию не для того, чтобы ты, возлюбленный останавливался на ней, но чтобы от нея восходил выше, и перенес свое удивление на Творца этой стихии. Чем большею представляется стихия, тем более дивным является Создатель [свт.Иоанн Златоуст. Беседы на Книгу Бытия. - VI. - С.45].

"В самом образе творения открывается божественная природа... Смотря на сотворимое будем удивляться Художнику. Невидимая бо Его, говорит Писание, от создания мира творении помышляема видима суть [Римл 1.10] - пишет святитель Иоанн. В природе нет ничего бесполезного: животные: млекопитающие, пернатые, пресмыкающиеся, растения: плодоносные и бесплодные - создания Творца, существуют в природе для конкретной цели, занимают свое место в живом мире, жизнь одного творения неразрывно с жизнью другого и никогда не нарушает гармонии его существования. Это одна сторона, или точнее дополнение к первой - приспособленность сотворимого к потребностям человека. В этой связи можно отметить эстетическое удовлетворение от восприятия красоты природы и "удивительную пользу..., потому что из них мы приготовляем дома и многие другие удобства, способствующие нашему покою, да и вообще нет ничего, что бы создано было без цели, хотя человеческая природа и не в состоянии узнать цели всякой вещи, - и так как между деревами, так и между животными, одни годны нам в пищу, а другие для работы. Да и звери и гады доставляют нам не малую услугу, и если кто захочет рассмотреть дело добросовестно, найдет, что и теперь, когда мы за преслушание первого человека, лишились власти над ними, много бывает нам от них пользы. Врачи, например, из них берут много такого. из чего составляют лекарства, полезные для здоровья нашего тела" [свт. Иоанн Златоуст. Беседы на Книгу Бытия. С.55]. От пользы и "от величества бо красоты созданий сравнительно радоделатель их познавается [Прем. XIII,5]. От единичных творений человек переходит к познанию связей между творениями, от части к познанию целого: от семени к цветку, от одного создания ко всему сотворенному. О Боге уже говорит всем и каждому весь видимый мир, начиная с последней былинки и ничтожного цветка [Мф 6,28,30] до звездных миров. Итак, "один способ богосознания (достигается) через рассматривание всего творения", - утверждает святитель Иоанн. Обозначим, что все созданное иначе можно назвать совокупностью всего сотворенного, вселенной.

Другой способ благопознания - самосознание. Суть его состоит в следующем: человек внешнего чувственного мира обращается к собственной душе и телу.Если взгляд на красоту неба возбуждает благомыслящего созерцателя к славословию Творца, то тем более разумное это животное, человек, размышляя о своем устройстве, о высокой чести, данной ему, о великих дарах и несказанных благодеяниях, может постоянно восхвалять Виновника возносить посильное славословие Господу - пишет Иоанн Златоустый, дополняя пророка Давида: Славлю Тебя, потому что я дивно устроен. Самопознание в христианском понимании связано с осознанием своего греховного состояния и с одновременным стремлением к восстановлению целостной природы, обретению - образа и подобия Божия, познание первообраза

Один из путей самопознания - совесть. Совесть - это голос Божий в человеке, внутренний закон, благодаря которому "возникает у нас познание доброго и недоброго. Совесть - совершенно нематериальное чувство, "нелицеприятный судья", неумолкаемый обличитель, восстающий, взывающий, упрекающий, показывающий тяжесть преступления. "Хотя бы учинивший грех и совершивший беззаконное дело успел укрыться от всех людей, - от этого судии он скрыться не может, напротив, всегда носит внутри себя этого обличителя, который беспокоит его, мучает, карает, никогда не утихает, но нападает на него и дома, и на площади, и в собраниях, и за столом, и во время сна, и при пробуждении, требует отчета в поступках. Вряд ли можно дать емкое пределение понятия - совесть. Совесть это не только антиматериальное, но и душевное, а скорее духовное качество человека. Это тот мостик, который связывает человека с Богом.

При прочтении трудов святителя Иоана и ряда других отцов Церкви мы встречаемся еще с одним понятием - "сердце." Совесть терзает сердце" - пишет Иоан Златоуст. Так мы подошли к следующему пути самопознания, который можно обозначить как очищение сердца. Слово "сердце" уже с древнейших времен у греческих, римских еврейских и других народов означало не только физиологический орган, но и душу, настроение, взгляд, мысль, ум, убеждение. Священное Писание также представление о сердце как о центре телесной и душевной жизни. Сердце способно скорбить, веселиться, негодовать, быть гневным, завистливым, гордым, надменным, вмещать чувства любви, упования на Бога, сокрушения, кротости и смирения. Сердцем человек отзывается на впечатления из внешнего мира и на свои переживания. Кроме этого Священное Писание утверждает сердце как высший и совершенный орган богопознания, познания и восприятия духовного мира. В сердце находятся все познавательные силы души. Сердце обеспечивает связь со всем существующим. Естественно, что общение с Богом совершается именно в сердце [Мф. 5,8].

Сердце является органом проявления человеческого духа, служит основой богоподобной жизни и веры в Бога Но здесь важным является условие соблюдения чистоты сердца, так "блаженни чистии сердцем яко тии Бога узрят". Святитель Иоанн, объясняя эту (шестую) заповедь блаженств, говорит, что "чистым сердцем Иисус Христос называет тех, которые приобрели всецелую добродетель и не сознают за собой никакого лукавства, или тех, которые проводят жизнь в целомудрии. Ибо для того, чтобы видеть Бога, мы ни в чем столько не имеем нужды, как в этой добродетели" [свт. Иоанн Златоуст. Толкование на святого Матфея Евангелиста, 15 // Творения.­- Т.7. - С.154]. Только чистому возможно познать Чистого, то есть Бога. Под очищением сердца понимается - искоренение зла, познание себя, своих грехов, памятование смерти, истинное смирение и сокрушение, любовь к Богу и людям. По словам Иоанна Златоуста, "распахивая свое сердце, вы открываете врата Божии". Чистым сердце делают не одна, не две, не десять добродетелей; а все вместе, слившись, так сказать, в едину добродетель", - говорит Симеон Новый Богослов [Симеон Новый Богослов, прп. Деятельные и богословские главы, 82 // Слова. Вып;2. - С.532]. Таким образом, путь очищения сердца определяет способность человека к богопознанию.

Следует различать чистоту сердца и чистоту ума. Ум позволяет человеку познавать окружающий мир с его жизнью, и одновременно с этим познавать переживания собственной души. Ум развивается прежде всего через изучение наук, получение образования. Христианство не считает и никогда не считало ненужными "светские науки" и образование. Если говорить о святителе Иоанне Златоустом, то он был образованнейшим человеком своего времени. В науке, даже языческой, он сумел усвоить нужное и полезное и отбросить остальное. Очищение ума признается также одним из путей самопознания, условием для способности созерцания и видения Бога, происходит в результате освобождения от нечистых помыслов и молитвы.

Помимо двух вышеперечисленных сторон человеческой души сердца им ума - выделяют еще и волю. Воля - сила человеческой души, через которую человек осуществляет свои действия в мире, нравственные или безнравственные. Воля - это свободный выбор каждого человека. "Нередко и злой человек, если захочет, может перемениться и сделаться добрым, и добрый, если не будет бдителен, может развратиться", - говорит Иоанн Златоуст [свт.Иоанн Златоуст. Беседы на Книгу Бытия XIX. - С.168].

Развитие всех упомянутых нами свойств человеческой души сердца, ума, воли - это и есть самопознание, работе над собой, над созданием в себе духовной личности. "Итак, - пишет святитель Иоанн, - будем исследовать силу ея (души), и не перестанем испытывать самих себя; будем требовать у себя отчета в том, что в нас входит, и в том, что выходит, - что мы сказали полезного и какое слово праздное, а также, что полезного ввели в душу через слух, и что внесли в нее могущее повредить ей. Языку назначили некоторые правила и пределы, так чтобы наперед взвешивать выражения и потом произносить слова, а мысль приучили не вымышлять ничего вредного, а если что-нибудь подобное привзойдет извне, отвергать это, как излишнее и могущее повредить. Если это будете делать, то будете подобны Отцу вашему, иже есть на небесах (Матф. V, 45) [свт. Иоанн Златоуст, Беседы на Книгу Бытия IV].

Еще один способ богопознания совершается через других людей­- родителей, наставников. Мы нашли уместным выделить его отдельно от других способов познания. Человек - не просто творение Бога, но венец творения, образ и подобие Творца. "Человек есть превосходнейшее из всех видимых животных; для него-то и создано все это: небо, земля, море, солнце, луна, звезды, гады, скоты, все бессловесные животные... образ он поставляет в господстве, а не в другом чем. И в самом деле, Бог сотворил человека, властителем всего существующего на земле", - говорит святитель, утверждая, что слово образ относится не к внешнему виду, а к господству. Подобие обозначает сходство с Богом в кротости, смирении и вообще добродетели". Следовательно, познание другого человека, его душевной и духовной сторон приводит к познанию Бога.

Основной способ богопознания - это изучение Священного Писания и Священного Предания. Этот способ универсален и по значимости превосходит три предыдущих. Писание в какой-то степени раскрывает и является источником познания природы, человека и самопознания. Священное Писание является не просто изложением исторических событий Ветхого и Нового Завета, повествованием жизни людей. "И одного даже слога нельзя найти (в нем) без значения", пишет святитель Иоанн. Священное Писание относится не к творениям человеческой мысли, а к творениям Бога. Богодухновенность Писания делает его преимущественным и более совершенным источником познания Бога, чем ранее рассмотренные. По сравнению с познанием чувственного мира живой и неживой природы, человека только Писание и предание претендуют на точность, чистоту, неповрежденность, глубину учения, совершенство образцов высоты нравственного поведения Грехопадение по христианскому учению стало причиной разрушения гармонии в природе, духовной целостности в человеке, в результате чего последние перестали быть достоверными источниками богопознания и сохранили свое значение как источники познания Бога частично.

Таким образом, Священное Писание и Священное предание занимают ведущее место среди способов богопознания. Чтение божественного Писания подробно сокровищу. Как получивший из сокровища и малую часть приобретает себе великое богатство, так и в божественном Писании даже в кратком речении можно найти великую духовную силу и неизреченнное богатство мыслей. И не только сокровищу подобно слово Божие, И не только сокровищу подобно слово Божие, но и источнику, источающему обильные потоки и имеющему много воды. Велико богатство этого сокровища и обильны потоки этого духовного источника ... и наши предки по своим силам черпали из этих потоков, и наши потомки будут делать тоже самое. Христос сказал: аще кто жаждет, да приидет ко Мне и пиет: веруей в Мя, якоже рече писание, реки от чрева его истекут воды живы [Иоанн VII, 37, 38] - утверждает святитель Иоанн [свт. Иоанн Златоуст. Беседы на Книгу Бытия III. - С.15].

Коротко остановимся на средствах познания Бога. Один из основных инструментов познания в христианском понимании - любовь. Любовь признается не просто эмоционально-нравственным качеством, но и орудием познания творений и Творца. Другое средство - это наука. Но не просто наука материалистическая в привычном для нас понимании, но наука как система (совокупность) религиозных и научных знаний о мире и человеке, указывающая на смысл и цель человеческого существования. И третье средство - строгие законы духовной жизни: пост, молитва, участие в таинствах Церкви, праведная жизнь. "Истина - познается по силе жития", - говорил один из Отцов Церкви, то есть процесс познания в христианской философии трактуется как процесс богоуподобления. Основополагающий в христианской философии и соответственно педагогике является то, что познание происходит не только посредством деятельности рассудка, но осуществляется при участии всей природы человека.

Опираясь на изложенную теорию познания и на христианское понимание процесса познания, раскроем сущность процесса обучения. Процесс познания, являясь основой для обучения, имеет целью приобретение истинного знания, суть которого святитель Иоанн выражает следующими словами: "Великое благо в том, чтобы знать, что такое Тварь и кто Творец, что такое создание и кто Создатель" [свт. Иоанн Златоустый. Восемь слов на книгу Бытия. - С.727]. В этом плане содержание процесса обучения сходно с содержанием процесса познания. Последний является как бы точкой опоры, от которой отталкивается первый. Из этого следует, что начальная ступень обучения включает раскрытие и усвоение знаний о чувственном, видимом мире природы. Такой путь обучения Иоанн Златоуст считает более удобным для человека. Это положение имеет четкое обоснование. Способ обучения зависит от уровня ученика, поэтому нужно первоначально сообщать только то знание, которое подопечный способен воспринять, "снисходить" до ученика, чтобы потом возвысить.

Эффективность процесса обучения зависит от соблюдения мудрого закона дидактики - принципа доступности. В изложении материала нужно идти от простого к сложному, от части к целому. Познавательная деятельности в христианской педагогике организуется таким образом, чтобы "от предметов чувственных" возвести ум к Создателю вселенной, дабы познав Художника из дел воздать поклонение Творцу и не остановится на тварях" [свт. Иоанн. Беседы на Книгу Бытия II. - С.10].

"Не благоразумно, - пишет святитель Иоанн, - давать твердую пищу тем, которых нужно еще питать молоком. Когда первые начатки знания прочно усвоены передается "совершеннейшее учение", к чувственному прилагается духовное.

Процесс усвоения знания организуется так, что учение предлагается "не все вдруг и за один раз, а по частям: от рассмотрения одного творения к другому. Причем творение рассматривается не обособленно, а во взаимосвязи с другими. Христианская педагогика признает ключевым приобретение знаний о мире, как о живом целостном творении Бога, а не как о сумме отдельны разрозненных знаний о природе и обществе. В организации процесса обучения соблюдается систематичность и целенаправленность: "учение закрепляется в душе непрестанным повторением", любое явление, предмет рассматриваются как отражение божественного промысла, как элемент целого или "системы с множеством зримых и незримых связей".

"Творение, - пишет святитель, - поражая зрителя видом (своим) возбуждает в созерцателе вселенной удивление к ея Создателю" [свт. Иоанн Златоустый. Творения. - Т.2. - Пять слов об Анне. С.78]. В толковании на Книгу Бытия Иоанн Златоуст использует термин "домостроительство". Поэтому лучший способ познания Бога и следовательно процесса обучения в рамках которого это познание осуществляется, человек находит "не в созерцании мира и человека в отдельности, а в созерцании всего домостроительство Божьего, всех тварей, как видимых, так и невидимых, как одушевленных, так и неодушевленных; когда он представляет всю вселенную в совокупности, со всеми ее законами, со всеми делами последних на земле, от конца до начала мироздания"[Св. Василий Великий. Творения. Ч.2. - Толкование на прор.Исаию 5,12. - М., 1891. - С.175.

Взято из Основы искусства святости еп. Варнава Беляев, 1995. Т.1. - С.51].

"От начала были два учителя - творение и совесть, и оба они, не произнося слов, учили людей безмолвно" - говорит святитель Иоанн. Совесть, как мы уже излагали ранее, участвуя в процессе познания, является основой общечеловеческой нравственности. Человеческая душа имеет перед собой определенные нравственные требования, которые определяют поведение личности. Совесть учит делать нравственный выбор: как должно и как не должно поступать. "Совесть путем внутреннего внушения научает всему, что должно делать, силу ея и решение суда (ея) мы узнаем по состоянию лица. Когда внутренне обличает она в грехе, то покрывает внешний вид смущением и большим унынием. Она делает нас бледными и робкими, когда уличаемся в чем-либо постыдном, и хотя голоса (совести мы не слышим), однако по внешнему виду замечаем внутреннее негодование (ея)" [свт. Иоанн Златоуст. Творения. - Т.2. - Пять слов об Анне. - С.781].

Святитель выделил отдельно эти два способа обучения. С них, по мнению Иоанна Златоустого начинается процесс обучения. Взаимодействуя с творением и совестью, человек приобретает знание, необходимое ему для достижения цели, которую православная педагогика обозначает как спасение души.

Полученное "теоретическое" знание не остается "мертвой буквой", а переходит в жизненную практику. Человек не стоит на одном месте, он стремится к завершению, развивается, духовно возрастает, созидает себя для Царства Божия. "С истинными догматами соедините великое попечение о жизни", - говорит Иоанн Златоуст. Познавая, человек поучается, а поучаясь делает, так как "вера без дела мертва есть" [Иак, II, 26]. С практической точки зрения это делание заключается в исполнении обязанностей перед Богом, людьми и в отношении самого себя. Эти обязанности являются соблюдением данных Богом законов христианской нравственности.

Следуя разумному порядку вещей от творения и совести, святитель переходит к рассмотрению процесса обучения, где в системе учитель-ученик появляется личность человека. Сначала в этой системе ведущую роль играют родитель ребенка, затем наставники. "Кроме этих двух (творения и совести), - отмечает Иоанн Златоуст, промыслом Божием нам дан еще и третий учитель, уже не безмолвный, как первые, но такой, который действует на нашу душу словом, увещанием, советом. Кто же он? Это - родной отец каждого. Для того Бог и вложил в родителей любовь к нам, чтобы в них мы имели наставников в добродетели"[свт. Иоанн Златоуст. Пять слов об Анне. - С.781].

Процесс обучения, где во взаимодействии с ребенком включаются родители и учителя, происходит по тем же принципам: доступности, систематичности, прочности, связи теории с практикой.

Содержание обучения преломляется через христианское понимание реальности божественного присутствия в окружающих предметах, явлениях, событиях действительности. В процессе обучения детям передается знание, осуществляется воспитание, находящее практическое применение в жизни. Знание включает два компонента - знание об этой жизни и знание о вечной жизни. Данные компоненты существуют не разрозненно, а гармонично сочетаются следуя иерархическому расположению: знание практической жизни является частью знания о вечной жизни, то есть духовное превалирует над физическим. С другой стороны, имея сходство с предыдущими способами обучения, настоящий в ряде черт специфичен, что проявляется в увеличении объема содержания, его качественно новом уровне, особенностях используемых методов и средств. Только путем личностного взаимодействия ребенка со взрослым прививается знание о Церкви и ее таинствах, происходит ознакомление с Божественным Писанием.

Божественное Писание может также влиять на процесс обучения, который может и не направляться личностью родителя или педагога. Такой процесс обучения можно трактовать по-разному: как самообучение и как богообучение. Ошибки в этом не будет при учете того, что христианском понимании все процессы, происходящие в мире, происходят под влиянием божественного разума.

Таким образом, анализ философско-педагогических взглядов святителя Иоанна на процесс познания и процесс обучения позволяет сделать следующие выводы: обнаруживается четкая линия взаимосвязи двух процессов - процесса познания и процесса обучения, их осознанный характер, ясно поставленная цельспасение души для жизни вечной. Единство цели определяет сходство в содержании процесса обучения и процесса познания. В оценке данных процессов святитель опирается на христианское учение, заложенное в основы для построения процесса познания и обучения предлагает оптимальные методы, средств, формы работы.

2.ЕДИНСТВО ОБУЧЕНИЯ И ВОСПИТАНИЯ КАК УСЛОВИЕ ЦЕЛОСТНОГО

ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА.

Понятие "процесс" происходит от латинского слова "процессус", означающего "движение вперед", "изменение". Педагогический процесс подразумевает взаимодействие педагога и воспитанника, направленное на достижение поставленной цели. Как правило эта цель связана с потребностями общества. Зачастую в качестве цели выдвигается формирование всесторонне и гармонически развитой личности. Но, как видно их истории воспитания и обучения, на разных этапах социального развития в это понятие вкладывался совем неодинаковый смысл. Православная педагогика опирается на христианское учение о вечной жизни, цель жизни и цель воспитания сливаются в одну - спасение души. Специфика цели определяет особенность построения и протекания педагогического процесса.

Педагогический процесс в рамках православной педагогики можно представить как совместный путь учителя и ученика к Богу. Таким образом, в структуру педагогического процесса включается еще один компонент. Если в светской педагогике взаимодействие происходит в системе учитель-ученик или воспитатель-воспитуемый, то в православной - учитель руководствуется Евангельским законом: "Без Меня не можете творить ничесоже".

Отсюда вырисовывается следующая схема Бог - учитель - ученик. Следовательно, педагогическая деятельность невозможна без стремления сообразовать ее с волей Божией.

Мир, человек, его отношения с людьми рассматриваются в целостности. Целостность является основным свойством христианской жизни. Обратимся к истокам этого понятия. Учение отцов Церкви, в том числе и святителя Иоанна Златоустого, всецело основывается на Священном Писании. Библейская история повествует о грехопадении человечества в лице первых людей Адама и Евы. Грехопадение послужило причиной нарушения целостности, гармонии в природе, в человеке, Воссоздание целостности стало основным стремлением человека в христианстве. Любая часть христианской жизни рассматривается не как отдельный компонент, а в связи с целым.

Процесс воспитания и обучения как одна из важнейших сторон человеческой деятельности характеризуется целостностью. Православной педагогике присущ антропологический подход. Педагог в первую очередь должен заботиться не о трансформации знания, но о целостной личности ребенка, проявлять интерес к ребенку как к индивидуальности, знать его во всех проявлениях, познакомиться с его семьей, окружением. Иначе говоря учитель совмещает и обучающую, и воспитывающую функцию.

Так мы подошли к одному из принципов, на которых базируется педагогический процесс - единство воспитания и обучения. В христианской педагогике принято не разводить эти понятия в разные стороны. В светской педагогике этот вопрос остается дискуссионным. В истории педагогики отмечались периоды, когда акцент делался то на воспитание, то на обучение. Но большинство передовых мыслителей не противопоставляли эти процессы друг другу, признавая их диалектическое единство как условие целостности развития личности. Можно сослаться на примеры Дистервега, Гербарта, считавших необходимым условием целостного педпроцесса "воспитывающее обучение" и "обучающее воспитание".

Единство процессов воспитания и обучения проявляется в общности цели - развить личность ребенка с тем хорошим, что в ней заложено Творцом. Специфика христианского обучения в отличие от светского связана с характером знания, которое должно преподноситься ребенку. Для начала отметим, что принятое за истину мнение о несовместимости веры и знания, вряд ли соответствует действительности. Обучение, под которым мы понимает передачу научных знаний, никогда не отвергалось христианством. Более того, в доказательство можно привести примеры Иоанна Златоустого, Василия Великого, которые не только не отрицали учения, но и советовали знакомиться с языческими науками и брать из них полезное. В круг наук входили красноречие, риторика, философия, естествознание. Познавать природу, считал святитель Иоанн, нужно. Творения, по его мнению, являются средством познания Бога, отражением его премудрости, "они (творения) не виноваты в том, что люди воздали им похвалу, достойную Творца". Но, признавая учение светское, отцы считали высшим учение христианское, так как именно второе было необходимым условием спасения души. Христианское знание давало представление о Боге, о душе, смысле жизни, спасении. Учение научное и божественное как ветви одного дерева. Синтез этих знаний составляет одно неделимое целое.

Прочтение творений Иоанна Златоустого позволяет сказать, что в четвертом веке в педагогике Византии не было четкого разграничения процессов обучения и воспитания. Человек, который приставлялся к ребенку, нес одновременно две функции - обучения и воспитания. Кроме того, второе считалось важнее первого. Цель христианского образования - человек с его моральными качествами. Воспитание расценивалось как первый шаг подготовки ребенка к жизни земной и жизни вечной. Чтобы начать обучение, считал святитель, важно сначала заложить фундамент "доброй нравственности". Иоанн Златоуст, обращаясь к родителям, писал: "Когда мы хотим ознакомить детей с науками, то не только устраняем препятствия к учению, но и приставляем к нему воспитателей и учителей, издерживаем деньги, освобождаем их от других занятий, и чаще чем приставники на олимпийских играх говорили им о бедности от неучения и богатстве от учения". Отметим, что святитель не ограничивается тем, что говорит, организуя ученье мы приставляем к ребенку учителей, но добавляет еще и воспитателей, то есть обучение должно обязательно носить воспитывающий характер. Далее Иоанн Златоуст продолжает: "А скромность нравов и строгость доблестной жизни, неужели по вашему мнению придут сами собою. Что может быть хуже этого неразумия - на самое легкое обращать столько внимания и забот, а о гораздо более трудном думать, что оно, как бы что-нибудь пустое и ничтожное, сбудется и при нашем сне? Но любомудрие души настолько труднее и тяжелее изучения наук, насколько деятельность труднее разглагольствования и насколько дела труднее слов" [свт.Иоанн Златоуст. - Т.1. - Кн.1. - Слово III к верующему отцу. - С.96].

Обучение бесцельно, если оно не образует человека как "человека", то есть не просто человека разумного, но человека морального,. Знание не оправдывает себя, считает святитель, если оно не приносит плод нравственности, не дает пользу окружающим, если служит поводом для тщеславия, корысти, зависти и других пороков, "делает душу бесплодной и неспособной ни к чему доброму".

С другой стороны, не только обучение должно быть воспитывающим, но и воспитание обучающим.

"Блаженный Павел, - пишет Иоан Златоуст, - настоятельно убеждая, говорил: отцы, воспитывайте чада в наказании и учении Господни" [Еф. VI, 4]. Божественное учение носит нравственный характер, при правильном восприятии и умелом руководстве со стороны родителей и учителей оно формирует моральный облик человека, влияет на его мировоззрение, жизненную позицию, определяет отношение к самому себе, людям, Богу. В этом смысле "учение Господне" выше какого бы то ни было другого, оно повелевает воздерживаться от ссоры и тяжбы", жить в соответствии с заповедями, соблюдать добродетели: скромность, кротость, справделивость, смирение, незлобие, целомудрие [свт. Иоанн Златоуст. - Т.1. - Кн.1 - Сл.III. К верующему отцу. - С.91-92].

Единство воспитания и обучения в православной педагогике достигается через уроки любомудрия. Понятие "любомудрие" проходит красной нитью через творения святителя Иоанна. Термин имеет широкий спектр значений. В привычном для нас понимании "любомудрие" отождествляется с философией, любовью к мудрости, стремлением к познанию истины.

Святитель рассматривает любомудрие в узком и широком смысле. В узком смысле "любомудрие" означает "размышление о духовных прежметах", "слушание и изучение слова Божия", "устремленность к добрым делам" [свт. Иоанн Златоуст. Беседы на Книгу Бытия. - Т.1С.126]. Любомудрием он называет пост, милостыню, хождение в церковь. Понятие "любомудрие" используется Иоанном Златоустым при обозначении познавательной деятельности , например, созерцания творений.

Однако из предыдущего параграфа очевидно, что познавательная деятельность в христианском понимании предполагает богоуподобление, что совершается не только посредством разума, но и всеми силами человеческой природы. Богоуподобление включает и непосредственную практическую деятельность. Христианин не уходит от жизни, но приносит ему пользу, освящает его. "Бог создал человека не для того, чтобы он приносил пользу только себе самому, но и многим другим. Посему и Павел называет верующих светилами [Филип. II,15], выражая, что они должны быть полезны и другим, ибо светило не было бы светилом, даже освещало бы только себя [свт. Иоанн Златоуст. - Сл.III. - К верующему отцу. - С.82]. Богу угодно, чтобы христианин не о себе только заботился, но и назидал других, не только учением, но и жизнью и обхождением. Ничто так не приводит на путь истины, как непорочная жизнь, потому что люди смотрят, не столько на слова, сколько на дела наши. И чтобы тебе увериться, что это так, ведь сколько бы мы не любомудрствовали на словах и разглагольствовали о терпении, но если, когда наступит время не покажем терпения на деле, не столько принесет пользы слово, сколько повредит дело; напротив, если и прежде и после слов представим доказательства на деле, то явимся достойными веры, внушая другим то, что сами исполняем на деле, - как и Христос таковых ублажил, говоря [Матф. 5,19]: блажен, иже сотворит и научит, - смотри как Он поставил наперед дело, а потом - учение" [свт. Иоанн Златоуст. - Т.1. - Кн.1 - С.64].

Таким образом, переходя к рассмотрению любомудрия в широком смысле, святитель Иоанн трактует его как христианский образ жизни, аскетический путь служения Богу, совершенствование духовной красоты. Любомудрие предполгало удаление от земных попечений, включало пост, молитву, чтение божественных книг. "Любомудрствовать, - писал Иоанн Златоуст, - значит жить по-христиански" [Иоанн Златоуст. - свт.Беседа 2-я на послание к Ефесянам. С.186]. Внешнее учение, то есть науки составляли второстепенную часть. Основным была забота о духовном устроении. Любомудрие - не бездействие. "Что же скажешь, неужели всем нам любомудрствовать, а житейским делам погибнуть? Нет, почтеннейший, не преданность любомудрию, а нелюбомудрие погубило и расстроило все. Кто, скажи мне, расстраивает настоящее положение дел, те ли, которые живут воздержанно и скромно, или те, которые выдумывают новые и беззаконные способы наслаждения? Те ли, которые стараются захватить себе все чужое, или те, которые довольствуются своим? Те ли, которые имеют толпы слуг и окружают себя роями льстецов, или те, которые считают доля себя достаточным только одного слугу. (Предлагаю еще не высокое любомудрие, но доступное многим?) [свт. Иоанн Златоустый. - Т.1. - Кн.1. - С.96].

Любомудрие давало человеколюбие, кротость, послушание, чистоту, задавало устойчивые жизненные ориентиры, развивало способность терпеливо переносить скорби. Степень проявления любомудрия зависела от духовно-нравственной высоты, на которую поднимался человек. Высшая степень любомудрия - обретение ко всем прочим добродетелям незлобия, совершенной любви к людям. Объясняя смысл любомудрия, Иоанн Златоуст говорил: Таково наше любомудрие! Оно соединяет в одной душе качества, кажущиеся противоположными, смирение и высоту! Смирение проявлялось в неприятии благ земных богатства, власти, славы, а высота - в уважении к другим людям, не ради человекоугодия и привязанности, а прежде всего ради Бога, а также в расположении к себе людей: "... некоторые люди простые и низкого происхождения, сыновья поселян и ремесленников, приступив к этому любомудрию, слелались столько почтенными для всех, что никто из весьма знатных не стыдился входить в их жилище и разделять с ними беседу и трапезу, напротив чувствовали себя как бы получившими некоторые великие блага"[свт. Иоанн Златоуст.

Т.1. - Кн.1 - К неверующему отцу. - С.73].

Святитель Иоанн выделял части любомудрия - духовную, нравственную, интеллектуальную, эстетическую, практическую. Духовная часть любомудрия - это устремленность к возвышенному, небесному, размышление о божественном, сердечное расположение к Творцу. Нравственная часть - это исполнение христианских добродетелей, моральный долг, чистота, милосердие, любовь. "Ужели же тебе кажется, - писал Иоанн Златоуст, - что напрасно мы боимся за жизнь и заботимся с великим усердием о нравственной части любомудрия? Не думаю; разве скажешь, что и Христос напрасно говорил все это и еще многое сверх этого: не все здесь приведено. А если бы я не затруднился написать длинное слово, то научил бы и из пророков, и из блаженного Павла, и из других апостолов, какое попечение Бог явил об этой части"[свт. Иоанн Златоуст. - Т.1. - Кн.1. - Сл.I.К враждующим против монашеской жизни. - С.54]. Помимо духовной и нравственной части существует интеллектуальная, то есть разум "удивительнейшая часть любомудрия: знать то, что относится к Богу, обо всем находящемся там - о геене, о Царствии", к этой же части относится представление о человеческих делах. Эстетическая часть любомудрия - это восприятие красоты творений, наслаждение видом неба, солнца, звезд, цветов, книг, людей. А через творение понимание красоты небесной, созидание собственной душевной красоты. Практическая часть любомудрия - это труд физический, пост, молитва, посещение богослужений. Все перечисленные части одинаково важны, взаимосвязаны между собой и, следуя иерархическому расположению, подчинены духовной. В совокупности они составляют целостную христианскую жизнь.

Педагогический процесс начинается с взаимодействия ребенка с родителями. Мать была первым руководителем, закладывающим в ребенке ростки любомудрия. Эта обязанность, - разумею попечение о своих детях и руководство их к любомудрию - лежит не только на мужьях, но и на женах. Матери, находившейся большее время с ребенком и занимающейся домашним хозяйством, было удобнее давать уроки любомудрия [свт. Иоанн Златоустый. - Пять слов об Анне. С.783]. Дети с ранних лет приучались к любомудрию - служению Богу, привлекались к труду, молитве, посту, церковной жизни. Обращаясь к родителям, святитель призывал: "... прошу всех вас посвящать на это служение сыновей и дочерей своих с самого раннего возраста и заготовлять для них богатства, свойственные этой жизни, не закапывая в землю золота и не собирая серебра, но слагая в душу их кротость, целомудрие, скромность и все другие добродетели. Таких свойств требует это служение"[свт. Иоанна Златоуст. Пять слов об Анне. - С.810].

Позднее, когда ребенок подрастал, любомудрие нуждалось не только в родителях, но и в наставниках, воспитателях. Христианский наставник начинал воспитание с нравственной части любомудрия. "Какая польза посылать детей к учителям, где они научатся прежде красноречия порокам, и желая приобрести менее важное, подтеряют важнейшее - силу души и все доброе настроение. Для надлежащего занятия красноречием нужна добрая нравственность, а добрая нравственность не нуждается в красноречии. Можно быть целомудренным и без этого знания, но никто никогда не приобретет силы красноречия без добрых нравов, проводя все время в пороках и распутстве [Сл.III. К верующему отцу. - С.101].

Чаще всего уроки любомудрия давал монастырь. Дети воспитывались и обучались в монастыре, по окончании обучения они могли вернуться в мир и жить вместе с родителями или с семьей, следуя правилам любомудренной жизни, или же избрать монашеский путь служения Богу. Уход от общественной жизни происходил не по причине избежать людей по немощности, непригодности, малодушию, а по желанию совершенства. Нравственное состояние городов делало их недоступными для любомудрия. Любомудрие ставило на первый план аскетический образ жизни, ограничение телесных потребностей, укрепление воли, обретение ясности сознания, крепости духа. Возрастая духовно, ребенок приобретал любовь, радость, мир, терпение, милосердие, веру, кротость, воздержание, что впоследствии становилось определяющим фактором его поступков. Он постигал божественное учение, а вслед за ним и научное, обучаясь словесности, естествознанию, красноречию, и другим наукам. Им уделялось меньше время, но ребенку, как уже сложившийся духовно-нравственной личности, легче было усвоить науки и употребить их в нужном русле, то есть для познания Бога и в практической жизни для пользы других людей и самого себя.

Таким образом, любомудрие - это вся христианская жизнь, стороны которой - духовная, нравственная, интеллектуальная, эстетическая, практическая находятся во взаимосвязи друг с другом и в связи с целым. Педагогический процесс, являясь частью жизни, также связан с целым и обладает свойствами целого, что достигается через единство процессов воспитания и обучения, их взаимоперехода, общности цели.


3.СОТНОШЕНИЕ СВЕТСКОГО И РЕЛИГИОЗНОГО В ОБРАЗОВАНИИ.

Декрет СНК РСФСР от 20 января 1918 года, провозгласивший отделение церкви от государства и соответственно школы и от церкви, на долгие десятилетия снял с повестки дня вопрос о соотношении светского и религиозного образования. Преподавание религиозных вероучений во всех государственных и общественных, а также частных учебных заведениях запрещалось. Школа становилась полностью светской. Перед новым правительством стояла цель построения нового общества, новой педагогики. Церковь с ее вероучением была камнем преткновения и шла в разрез с политикой государства. Воплощение нравственности, порядка, красоты у большинства народов, она была объявлена "рассадником нравственных пороков, именуемых добродетелями рабов" [Народный комиссар по просвещению А.Луначарский Народное образование в СССР: сб. документов 1917-1973 гг.: - М, 1974. - С.137-139, 144].

На этой почве выросла современная нам светская школа, где хорошо преподавались естественные дисциплины, иностранные языки, но по большому счету она не давала глубоких знаний отечественной культуры, родного языка, русской литературы, географии, истории, а тем более национальной религии - Православия. Целые поколения остались без четких ориентиров и точек опоры, без исторической родословной, были оторваны от национальных корней, потеряли понятие святости, святого в душе.

Русский мыслитель Иван Ильин утверждал: "Национальное безличие есть высшая беда и опасность: человек становится безродным изгоем, беспочвенным и бесплодным скитальцем по чужим духовным дорогам, обезличенным интернационалистом, а народ превращается в исторический песок и мусор" [Воронежский епархиальный вестник N7-8. - 1995. - С.28].

Неоднократно в истории русской педагогики звучали голоса С.А.Рачинского, Н.И.Пирогова, К.Д.Ушинского о необходимости национального воспитания. Так, в работе К.Д.Ушинского "О необходимости сделать русские школы русскими", вышедшей в 1867 году, перед образованием ставится задача - "превратить эгоистическое сердце в сердце скорбящее". Трудно сказать, возможно ли решить подобную задачу современной светской системе образования. Если во многих аспектах педагогики Ушинский является непоколебимым авторитетом, то почему мы не можем ориентироваться на его взгляды, когда он, говоря об образовании и воспитании, на первое место ставит духовные основы православия. "Есть только один идеал совершенства, перед которым преклоняются все народности, это идеал, представляемый нам христианством. Все, чем человек как человек может и должен быть выражено вполне в Божественном учении и воспитанию остается только прежде всего и в основу всего вкоренить вечные истины христианства. Оно дает жизнь и указывает высшую цель всякому воспитанию, служит источником всякого света и всякой истины".

Нужно ли ребенку давать помимо светского образования, еще и религиозное? Для православного педагога ответ на этот вопрос предельно ясен. Но для педагога светского, мировоззрение которого ограничивается рамками материалистической философии и педагогики, он затруднителен. Введение религоведческих дисциплин не всегда вызывает положительный отклик также со стороны родителей и учащихся. Чаще всего это связано с несколькими причинами. Во-первых, с непониманием сущности религиозного образования, его значения, возможностей, перспектив влияния на кругозор ребенка, его нравственность. Но это скорее не вина, а беда современного человека, выросшего на принципах атеистического гуманизма, в условиях формирования советского миропонимания, когда понятия "религии", "святости", "святого" стали архаичны. И вторая немаловажная причина негативного отношения к преподаванию религоведческих предметов возникает по причине отсутствия квалифицированных педагогических кадров, людей, которые не только смогли бы умело организовать процесс обучения, но и нести в себе "свет веры Христовой", способных осуществлять "педагогику любви", а не насилия, преподносить знания, опираясь на индивидуальные, психологические, возрастные особенности и стараясь не заглушить свободу выбора в человеке. Но несмотря на это, следует отметить рост количества воскресных школ, православных гимназий, христианских дошкольных учреждений, куда многие родители стремятся отдать своих детей. Таким образом, перед образованием встала задача сделать выбор вводить вероучительные предметы в курс обучения или нет.

Страница 1 из 4

предыдущая 1  2  3  4  следующая

Поиск репетиторов

Выберите предмет