Поиск репетиторов

Выберите предмет
Все рефераты » История » История Румынии XX века. Политика Чаушеску
Эффективная подготовка к экзаменам по ИсторииПодобрать репетитора

История Румынии XX века. Политика Чаушеску

Страница 3 из 4

Предприятия должны иметь своего бухгалтера и обязаны составлять на каждое полугодие бухгалтерский баланс и публиковать его в "Правительственном вестнике" в течение десяти дней после проверки его финансовыми органами.

Финансовые средства мелких предприятий в национальной валюте хранятся на банковских счетах. Суммы в валюте могут храниться только на счетах в Румынском банке для внешней торговли. Из сумм в валюте, получаемых от экспорта, 50% перечисляется в национальной валюте предприятию по действующему курсу, а остаток остается в распоряжении предприятия.

Предприятие в его отношениях с физическими и юридическими лицами, а также перед юридическими органами представляется лицом, которое его основало.

Другой законной формой производства являются доходные общества, которые учреждаются в количестве не более десяти человек на основании контракта. Контракт общества должен содержать цель, наименование и местонахождение общества, вид деятельности и отчетности, способ учреждения, руководства и управления, разделение прибыли между участниками, а также способы прекращения деятельности и ликвидации общества. Лица, входящие в доходные общества, несут солидарную ответственность.

Семейные общества в Румынии объединяют членов одной семьи с единым хозяйством.

Предпринимательством могут заниматься и физические лица в области услуг или реализации определенной продукции.

На доходные и семейные общества, а также физических лиц распространяются все основные условия хозяйствования мелких предприятий.

Регистрация всех перечисленных видов предпринимательской деятельности осуществляется уездной управой.

Подоходный налог на прибыль мелких предприятий, доходных обществ, семейных обществ и с заработка лиц, осуществляющих свободную предпринимательскую деятельность, устанавливается в зависимости от рода деятельности и социального вклада. Подоходный налог имеет стимулирующий и прогрессивный характер.

Мелкие предприятия и доходные общества могут объединяться, но только с согласия Национальной комиссии по легкой промышленности и услугам.

Этим законом был дан мощный толчок развитию мелкого бизнеса в стране.

ГЛАВА 9. НАЧАЛО ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ.

В условиях усиления требований оппозиции об отставке правительства и руководства ФНС последнее пошло на реорганизацию высшего законодательного органа -Совета ФНС - во Временный совет национального согласия (ВСНС) путем включения в него представителей всех зарегистрированных партий, обеспечив ФНС (имеется в виду созданное под новые задачи политическое движение) по меньшей мере половину мест.

С образованием политического движения ФНС, заполнившего собой левую часть политического спектра Румынии, завершился начальный этап перехода к многопартийной политической системе. Содержанием его было образование собственно политических партий и движений, выработка ими своих программ и, естественно, возникновение конфликтных отношений правых и левых организаций при отсутствии согласованных правил политической игры.

Был восстановлен ряд довоенных политических партий правого и правоцентристского толка, прежде всего, традиционно называемых в Румынии историческими. Национал-царанистская христианская демократическая партия (НЦХДП) считает себя преемницей запрещенной в 1947 г. Национал-царанистской партии. В феврале 90 года НЦХДП насчитывала 500 тыс. членов. Она выступает за развитие рыночной экономики, за частное землепользование, возрождение христианских духовных ценностей, за территориальную целостность страны, за защиту прав и свобод граждан. Своей социальной базой считает сельское население, часть интеллигенции, верующих. Однако попытки НЦХДП обрести поддержку крестьянства в ходе выборов 1990 г. ощутимых результатов не дали. Фактически НЦХДП стала партией консервативно настроенной интеллигенции и горожан.

Национал-либеральная партия (НЛП) также была под запретом при коммунистах. В апреле 1990 г. возрожденная партия (председатель - Р. Кымпяну) насчитывала 200 тыс. человек, ее социальная база - интеллигенция, студенчество, часть рабочих столицы и крупных промышленных центров. Требует гарантии индивидуальных свобод как условия раскрепощения творческих сил во всех сферах деятельности, обеспечения реального разделения властей, восстановления демократии, гражданских свобод, создания механизма контроля за бюрократией; в области экономики - приватизация предприятий и рыночные реформы, обеспечение профсоюзных свобод и права на забастовку, вовлечение рабочих в управление и участие в доходах предприятий. В политическом спектре Румынии НЛП представляет центр.

Возродилась и Социал-демократическая партия, поглощенная КПР в 1948 году. Председателем ее стал С. Кунеску. Эта партия выступила с резкой критикой всего, что связано с деятельностью коммунистов в области идеологии, экономики и политики. Приватизацию считает единственным путем к процветанию, но полагает необходимой предварительную психологическую подготовку трудящихся. Как социал-демократическая партия рассчитывала на поддержку трудящихся, но в ходе выборов 1990 г. ее не получила.

В целом формирование политических партий приняло, как мало где в Восточной Европе, крайне взрывной характер. Ко времени назначенных на апрель, а затем перенесенных на 20 мая 1990 г. президентских и парламентских выборов число зарегистрированных партий достигло 88. Можно сказать, что в сложившемся к тому времени политическом спектре акцент в целом был смещен вправо, хотя большинство сколь-нибудь влиятельных партий склонны были считать себя центристскими.

Возникновение огромного для небольшой страны количества партий, вероятно, закономерно в обществе, пытающемся перейти от тоталитарной диктатуры к той или иной форме демократии. Здесь прежде всего появилась реакция на внезапное исчезновение силы, подавляющей политический и идеологический плюрализм и навязывающей искусственное единство, а также на отсутствие в период диктатуры каких-либо форм общественной самоорганизации. Однако нельзя забывать, что в основе множественности партий на этом этапе лежали не столько различия в реальных объективных интересах социальных групп, сколько личные устремления, амбиции политических деятелей. Кроме того, в условиях Румынии взрывной характер образования политических партий и формирований был обусловлен в немалой степени тем, что оказавшийся у власти ФНС, стремясь в полной мере использовать благоприятную для себя ситуацию, назначил кратчайшие сроки для подготовки к президентским и парламентским выборам.

В период с момента создания ВСНС как своеобразного минипарламента до парламентских выборов в Румынии едва ли можно было говорить о подлинной демократии или функционирующей политической системе плюралистического типа, хотя формально существовали практически все элементы того и другого. Политологический анализ происходивших в Румынии событий свидетельствовал, что диктатура номенклатурного слоя не канула в Лету, а лишь видоизменилась. Собственно говоря, она вообще никуда не уходила. Очень быстро обнаружилось, что новая власть (здесь речь не идет о намерениях лидеров ФНС) руководствовалась в своих заявлениях и мероприятиях не столько демократическими убеждениями, сколько соображениями конъюнктуры. Сам переворот конца 1989 г. был направлен не против власти номенклатуры как таковой, а явился, в сущности, результатом ее раскола и был в немалой степени элементом мимикрии, способом приобретения номенклатурой новой легитимности.

Подлинная демократия, разумеется, не была и не могла быть целью номенклатуры, поскольку работала бы против ее интересов. Элементы демократии в Румынии пробивали себе дорогу лишь потому, что ни внешние, ни внутренние условия уже не позволяли помешать их возникновению. Из-за потери тотального контроля номенклатуре оставалось лишь включиться в жизнь в создающейся демократической среде, по возможности придавая ей приемлемый для себя вид. Свержение верхушки тоталитарного режима дало желанную возможность номенклатуре, особенно той ее части, которая вполне осознала неизбежность грядущих перемен, лишить их радикальности, дозировать их с тем, чтобы успеть реализовать свою сверхзадачу - приватизировать государственную собственность и тем самым адаптироваться к жизни при ином общественно- -политическом строе.

Развернувшаяся политическая борьба при всей кажущейся ее отстраненности от указанной проблемы в конечном счете отражала борьбу за решение судьбы общественной собственности, которая при социализме хотя и существовала в виде государственной, но использовалась бюрократией в качестве корпоративной собственности. В новых условиях речь шла уже о том, как разделить эту собственность и присвоить ее на законных основаниях.

Упомянутое ранее создание ВСНС было, конечно, попыткой ввести политическую борьбу в более мирное русло. Однако в целом оно не дало ожидаемого результата. Основной смысл этого мероприятия свелся к тому, чтобы фактически завуалировать и легитимизировать доминирование ФНС в этом органе верховной власти, которое вполне справедливо воспринималось оппозиционными силами как незаконное.

Ввиду неуступчивости ФНС и отсутствия действенного механизма регулирования и разрешения политических разногласий в рамках ВСНС оппозиции пришлось неоднократно прибегать к "уличной демократии", чтобы оказать давление на власти. Об остроте политической напряженности свидетельствуют, например, проводившиеся с 22 апреля по 13 июня 1990 г. в центре Бухареста беспрерывные антикоммунистические митинги и акции протеста, направленные против ФНС и правительства.

Характерно, что даже результаты президентских и парламентских выборов, на которых победили ФНС и лично Илиеску, избранный на пост президента Румынии, не погасили накала страстей. Новое руководство, до выборов стремившееся избегать острой реакции на происходившее, после получения мандата на выборах решилось на репрессивные акции против демонстрантов, вызвав столкновения.

Оружием толпы на переполненных автотранспортом улицах города стала бутылка с бензином. Страшная разрушительная сила этого оружия особенно сильно проявилась в мае 1990 г, в "пик" событий на Университетской площади. В ночь с 13 на 14 мая толпы оппозиционно настроенных горожан, среди которых было много цыган, окружили румынское телевидение с требованием добиться "гласности". Не получив доступа к "открытому микрофону", толпа стала штурмовать здание.

Румынское телевидение представляет собой многоэтажную башню, на крыше которой стоит антенна. Перед зданием - газоны, кое- -где кусты, в общем, открытая территория. Толпа со всех сторон окружила этот куб из стекла и бетона, внутри которого заперлись в ожидании штурма полицейские и малочисленная группа десантников. Был взломан пункт приема стеклотары, расположенный поблизости. На угнанных грузовиках откуда-то из центра также привезли пустые бутылки. Патрули из добровольцев тормозили все проезжающие машины и заставляли водителей сливать бензин. Тем, кто оказывал сопротивление или пытался уехать, пробивали заостренными железными палками бензобаки, крошили лобовые стекла и фары. Залитые "зажигалки" перетаскивали на линию огня прямо в ящиках.

С нескольких этажей толпу пытались отогнать водяными струями из брандспойтов, чего явно было недостаточно. Метание "зажигалок" выглядело следующим образом: осажденный объект был разделен на сектора, выбирались наиболее уязвимые места подвалы, складские помещения, технические комнаты. Отдельные незаметные люди руководили толпой, показывали нужные окна. В атаку шли три цепи нападающих. Первая выбивала камнями стекла, другая метала "зажигалки", остальные подносили ящики с приготовленными бутылками, камнями, выполняя роль тыла. Шумными возгласами восторга толпа приветствовала меткое попадание, а "чемпион", как футболист, забивший гол, поднимал руки. Туда, где разгорался пожар, методически подкидывали новые бутылки - для поддержания огня. А в это время первая цепь не давала пожарникам тушить пламя, отгоняя их камнями внутрь здания. Что же пережили за эти часы полицейские, журналисты, техники, находившиеся внутри здания? "Мы предпочли бы сгореть в здании телецентра, чем быть забитыми до смерти толпой", - признались потом отдельные работники телевидения.

Подоспевшие вскоре армейские части, которые, как потом выяснилось, были вообще не в курсе происходящих в Бухаресте событий, не дали окончательно сжечь телецентр без единого выстрела, в считанные минуты, разогнали толпу по соседним улицам. Многие из пойманных участников штурма пытались доказать свою непричастность к событиям, но солдаты требовали протянуть руки - запах бензина разрешал все сомнения.

Правительство вновь (как и в феврале 1990 г. при схожих обстоятельствах) обратилось за помощью к шахтерам. Они прибыли в город уже на рассвете и направились к зданию правительства для защиты его от оппозиционно настроенных бунтовщиков. Грозным валом прокатились они утром по всему городу, разъезжая на самосвалах, наводя страх и ужас на горожан, арестовывая и избивая всех подозрительных. Два молодых человека были избиты в кровь стальными прутьями лишь потому, что какая-то старуха заявила, что они студенты. В течение двух дней шахтеры были полновластными хозяевами города. Наводя "порядок", они разгромили штаб-квартиры ряда оппозиционных партий и независимых изданий.

Осуждение этих действий румынских властей Западом и рядом бывших социалистических стран, последовавшие вслед за этим экономические санкции со стороны США и ЕС показали, что мировое сообщество не принимает методов борьбы ФНС со своими политическими противниками. ФНС вынужден был перейти к достижению своих целей более демократическим путем.

Положительным результатом указанных драматических и даже трагических событий явилась несколько большая сдержанность основных участников политического процесса. Кроме того, благодаря президентским и парламентским выборам политическая борьба хоть отчасти вошла в рамки более цивилизованных, парламентских процедур.

Президентом Румынии стал Ион Илиеску, получивший 87 % голосов избирателей. Илиеску родился и вырос в Олтенице, в семье рабочих-железнодорожников. В 1944 году его отца исключают из коммунистической партии из-за разногласий с тогдашним лидером Георгиу-Дежем. В том же 1944 году Ион вступает в Союз коммунистической молодежи. Он прилежно учится, поступает в Бухарестский политехнический институт. Как одного из лучших студентов, его посылают в Московский энергетический институт (факультет гидроэнергетики) . В 1955 году молодой специалист приходит в Румынский институт исследований и проектирования в области энергетики инженером-проектировщиком. И только накопив знания, жизненный опыт, И. Илиеску соглашается на освобожденную комсомольскую и партийную работу. Его избирают первым секретарем СКМ. Уже тогда Илиеску начал работать в том направлении, которое в итоге отдалило его от номенклатуры. В 1971 году его назначают секретарем ЦК РКП по делам пропаганды. Начинается его скрытое для многих противостояние с Чаушеску. Он выходит из доверия, становится директором технического издания. Снова на политической арене Илиеску появился лишь во время декабрьской революции 1989 г.

Расстановка политических сил в стране после выборов осталась, в сущности, той же, что и в период подготовки к ним, т.е. неблагоприятной для оппозиции. Это достаточно наглядно иллюстрирует распределение мандатов в парламенте, состоящем из двух палат: Собрания депутатов (387 чел.) и Сената (119 чел.) . ФНС получил в них соответственно 263 и 92 места, Демократический союз румынских венгров - 29 и 12, НЛП - 29 и 9, Экологическое движение Румынии - 12 и 1, НЦХДП - 12 и 1, Партия национального единства румын Трансильвании - 9 и 2, Демократическая аграрная партия Румынии - 9 и 0, Социал-демократическая партия Румынии - 2 и 0. Остальные места разделили между собой другие партии и независимые кандидаты.

Ряд парламентских партий уже охарактеризованы. Но, как можно видеть по результатам выборов, в Румынии есть и другие довольно влиятельные силы. Прежде всего это Демократический союз румынских венгров (ДСРВ) . Он был создан 25 декабря 1989 г. и включил в себя практически все политически активное венгерское национальное меньшинство. Задачи и цели ДСРВ обусловлены положением венгерского населения как национального меньшинства - это требования развития образования, культуры, науки на родном языке, использование венгерского языка в судопроизводстве и в работе местных органов власти, создание условий для расширения связей и контактов с другими частями венгерской нации. Председателем партии был избран Д. Геза.

Экологическое движение Румынии (ЭДР) возникло в первые недели после падения диктатуры Чаушеску (председатель ЭДР - Т. Майореску) . Девиз движения - "Чистый человек, чистая страна, чистый мир". В целом ЭДР поддержал ФНС, но борется и за свои специфические цели - защиту окружающей среды, борьбу с любыми загрязнениями, экологически грамотное хозяйствование, защита памятников природы, истории, культуры. ЭДР выступает также за политику открытости, диалога с любыми народами, против насилия и нетерпимости, за соблюдение прав человека и сокращение вооружений, вплоть до их полной ликвидации.

Партия национального единства румын Трансильвании была создана 15 марта 1990 г. как оппонент ДСРВ для отстаивания интересов румын Трансильвании. Платформа этой партии перекликается с принципами союза "Ватра ромыняскэ" ("Румынский очаг") , часть членов которого в известной мере заражены антивенгерскими настроениями. Сам факт быстрого появления в Трансильвании двух партий, отстаивающих интересы представителей двух национальностей, свидетельствует об очень непростой ситуации в этом регионе. Обострение межнациональных отношений стало печальной закономерностью стран, переходящих от тоталитарных режимов к демократии.

Демократическая аграрная партия Румынии (ДАПР, председатель В. Сурду) с самого начала рассчитывала на поддержку работников сельского хозяйства, пищевой промышленности, лесного и водного хозяйства, производственной и потребительской кооперации на селе. Если судить по результатам выборов, то эти расчеты оправдались. В основу своей деятельности партия положила принципы демократии и фундаментальных свобод. Она рассматривает румынскую деревню как базу для возрождения национальной экономики, требует передачи земли тем, кто ее обрабатывает, экономической и политической поддержки всех граждан (особенно молодежи) , желающих вернуться в деревню.

В отличие от ЭДР Румынская экологическая партия (председатель - Ю. Дрэгич) сразу заявила о своей полной независимости от ФНС. Что же касается общеэкологических целей, то они у этих двух политических сил, естественно, во многом схожи.

Выдвигаемые цели и задачи отражены в названии Румынской демократической социалистической партии (председатель - М. Кырчумэреску) . При этом сторонники партии отдают приоритет развитию личности, индивида, укреплению его прав.

Заслуживает внимания и Социалистическая партия труда, образованная путем слияния осколков РКП и вновь созданной Демократической партии труда. Она выступает в качестве внепарламентской левой оппозиции. Возглавил партию один из бывших деятелей режима Чаушеску - И. Вердец.

ГЛАВА 10. ТРУДНОЕ НАЧАЛО ЭКОНОМИЧЕСКИХ РЕФОРМ.

Победа ФНС на выборах, по существу, означала, что коммунисты получили шанс попытаться вывести страну из глубочайшего кризиса, в который она была ввергнута благодаря политике их прежнего руководства. Сама судьба ФНС стала полностью зависеть от успешной реализации экономических и политических реформ в стране, глубоко пораженной тоталитаризмом.

В борьбе между различными концепциями развития в посткоммунистический период в качестве основных альтернатив выделились социал-демократическая и либерально-демократическая тенденции, не очень отличающиеся друг от друга. Социал-демократическая программа ФНС вобрала в себя многие элементы либерально-демократической концепции переустройства общества. Более того, эволюция правительства ФНС в сторону либерализма оказалась столь стремительной, что буквально застала врасплох исторические партии национал-царанистов и национал-либералов. Возглавлявшие парламентскую оппозицию лидеры национал-либералов вынуждены были критиковать кабинет П. Романа не за существо предлагавшихся мер, а лишь по поводу методов и темпов преобразований.

Следует отметить, что с момента падения диктатуры ни одна политическая партия - как из союзниц ФНС, так и из среды оппозиции - не смогла противопоставить платформе ФНС сколько-нибудь существенно отличающуюся программу. Разногласия между ФНС и оппозицией существовали не столько в сфере программных целей, сколько в вопросе об отношении к коммунистам, прежде всего к номенклатурным кадрам старого режима. Другими словами, речь всегда шла лишь о том, кто имеет моральное право на власть в стране. С этим был связан и острый вопрос о нелигитимности новой власти.

Результаты выборов 1990 года не могли не сказаться на политической жизни страны и на положении как внутри правящего ФНС, так и в оппозиционных партиях. Что касается последних, то достаточно, например, указать на раскол в НЛП, в результате которого образовалась НЛП - Молодежное крыло. В НЦХДП произошел внутренний конфликт между руководством и молодыми членами партии, вследствие которого от НЦХДП отделились независимая НЦХДП (с центром в городе Крайова) , Национал-царанистская партия и Национал-царанистская партия - Линия Маниу-Михалаке.

Произошел раскол Фронта Национального Спасения. Массовое движение "Гражданский форум", объединившее в своих рядах отколовшуюся от ФНС интеллигенцию, на своем первом съезде было преобразовано в партию под тем же названием (ФНС) . Лидером ФНС остался премьер-министр Петре Роман. Эта партия объединила сторонников радикальных реформ.

Левое крыло во главе с президентом Ионом Илиеску вышло из ФНС. Появилась новая очень влиятельная партия - Демократический Фронт Национального Спасения.

Ряд партий объединились в оппозиционную Конвенцию за установление прав человека, позднее переименованную в Демократическую конвенцию.

В течение 1990-1991 гг. в Румынии произошли заметные перемены в политической сфере. Установилась демократия в рамках многопартийной политической системы. Политический плюрализм в стране возник в основном за счет дробления бывшей РКП на мелкие партии.

В конце июня 1990 г. на совместном заседании сената и палаты депутатов был одобрен состав кабинета министров. Премьер-министр Петре Роман изложил программу правительства, рассчитанную на 2 года.

Повсеместно ощущалась нехватка продовольствия, электроэнергии, с перебоями работали предприятия. Правительство Романа намеревалось решать возникшие проблемы путем радикальных экономических реформ, базирующихся на децентрализации экономики, приватизации, привлечении иностранного капитала, предоставлении льгот предприятиям, продукция которых ориентируется на запросы рынка.

Был принят закон о приватизации. Конфискованные после 1945 года дома, квартиры, земля (не более 10 га) возвращались прежним владельцам, или им выплачивалась денежная компенсация. Государственные предприятия преобразовывались в акционерные корпорации. Но этот переход от социализма к капитализму был очень болезненным. Осуществляя перевод экономики на рыночные отношения, правительство столкнулось со значительными трудностями.

Либерализация экономики привела к росту цен (за исключением двух десятков наименований товаров первой необходимости) . К январю 1991 уровень инфляции достиг 200-300 %. По сравнению с 1989 годом производство в 1990 году, по официальным данным, упало на 26 %, а по мнению председателя Национал-либеральной партии Раду Кымпяну - более чем на 50 %. Число безработных достигло 500 тысяч.

В газетах постоянно появлялись все новые и новые сообщения о хищениях машин и квартирных кражах, грабежах и убийствах в Бухаресте. "Обычные последствия бедности", - так объясняла ситуацию столичная полиция. Порожденный нуждой цинизм двигал молодыми парнями, которые с наступлением темноты грабили на улицах беззащитных стариков. Этот же цинизм двигал и родителями, которые посылали несовершеннолетних дочерей в дорогие отели для иностранцев, чтобы те своим телом добывали вожделенную валюту.

Курс на приватизацию и либерализацию цен вызвал народные волнения.

25 сентября 1991 года четыре тысячи шахтеров из долины Жиулуй, самовольно захватив два пассажирских поезда, прибыли в Бухарест, чтобы встретиться с премьер-министром страны Петре Романом. Еще раньше горняки приглашали лидера к себе на "крепкую беседу", чтобы познакомить его со своим уровнем жизни в условиях либерализации цен. Премьер отказался, сославшись на неотложные дела, да и к тому же за год до этого шахтерам была значительно увеличена заработная плата. Тогда горняки сами прибыли в столицу, чтобы жечь и штурмовать то самое здание своего правительства, которое они год назад отчаянно защищали.

Шахтеров ждали в Бухаресте, и слух о том, что первые отряды с минуты на минуту прибывают на железнодорожный вокзал Беняса, быстро полетел по городу. Начали пустеть улицы, люди в спешке перепарковывали с тротуаров во внутренние дворы и гаражи свои автомашины. Полицейские нервничали. В воздухе Бухареста запахло психологической гарью предстоящих беспорядков.

Кто-то из шахтеров, недовольный общим тоном газеты "Ромыния Либерэ", пообещал в одном из телевизионных интервью "выяснить отношения" с газетой по дороге в город. По всей видимости, это означало разгром редакции и избиение ее сотрудников. Получив информацию о том, что шахтеры прибыли на вокзал, журналисты поставили все вверх дном: кто прятал в массивные сейфы компьютеры, кто лихорадочно спешил перегнать свою автомашину в безопасное место, подальше от редакции.

Четыре тысячи рабочих встречал отряд всего в полсотни полицейских - значит, им разрешили войти в город. О том, что шахтеры настроены агрессивно, уже знали, по дороге они разнесли в пух и прах железнодорожный вокзал в одном небольшом городе, разгромив попутно несколько частных магазинов.

Чумазые, в горняцких касках с фонариками, в черных комбинезонах и резиновых сапогах, окруженные своими же активистами, следившими за порядком, они шутили и огрызались на вопросы репортеров. В ожидании прибытия второго поезда по команде лидеров они послушно сели на перроне, уверенные, сознавая свою силу. "Мы настроены решительно и не уйдем из столицы, пока не будут удовлетворены наши политические и экономические требования", - отвечали они журналистам, поигрывая перед камерами палками и стальными прутьями. Кто-то мелом написал на вагоне: "Петре Роман, спускайся к нам в забой, от тебя будет больше пользы там, чем в кресле премьер-министра! " После прихода второго поезда колонны горняков организованно прошли пешком в центр города, оставив без внимания опустевшую редакцию газеты "Ромыния Либерэ". Шахтеры расположились на площади Виктория и устроили сидячую забастовку перед зданием правительства. В считанные часы они обросли толпами жителей Бухареста. Так начиналось это - в первые часы еще мирное - противостояние власти и народа, вызванное процессом либерализации цен.

Снова произошел штурм телецентра. После неудавшейся попытки завладеть домом правительства на площади Виктория отряды шахтеры переместились в район телевидения и несколько часов осаждали его. Они были менее организованны, чем их предшественники с Университетской площади, но более смелы и настойчивы. Все та же территория снова стала ареной уличных гражданских боев.

Отличительная деталь: полиция и части специального назначения снова не применили против возмутителей спокойствия огнестрельного оружия. Почему? Да потому, что это означало бы полную дискредитацию существующего режима. Если бы такое произошло, то на общем демократическом фоне правительству Румынии не оставалось бы ничего другого, как подать в отставку. Один полицейский сказал тогда: "Я сдал автомат и не завидовал сам себе, когда стоял со щитом и дубинкой. Я очень боялся быть оторванным от своей цепи. Мне пришлось на себе испытать эту "ахиллесову пяту" демократии.

В этот раз для борьбы с шахтерами в Бухаресте применили испытанное западными демократиями оружие - "хлопушки" и слезоточивый газ. Когда толпа с "зажигалками" наготове приближалась на опасно близкое расстояние к цепи полицейских, охранявших объект, в ее ряды по команде выбрасывались специальные взрывпакеты, разрывавшиеся с большим грохотом, но не причинявшие телесных повреждений. Звуковой эффект вызывал инстинктивное чувство страха. Использовались и капсулы со слезоточивым газом, выстреливаемые из специальных приспособлений, по мнению специалистов, обычного раздражающего действия, без нервно-паралитических компонентов.

Сначала на узких улицах Бухареста газы отбросили горняков, но вскоре атакующие разобрались в механизме воздействия вещества на организм. Выяснилось, что газ вызывает сильное слезовыделение, раздражая не столько глаза, сколько носоглотку. Тогда рабочие использовали смоченные водой носовые платки, чтобы дышать через них.

Пострадали же в основном жители данного района. Газ тяжелее воздуха, и поначалу даже не придаешь особого значения шипящим и крутящимся на асфальте цилиндрикам. Но постепенно газ вытесняет воздух и начинает подниматься, доходит через какое-то время до головы, начинает сильно щипать глаза. Инстинктивно хочется проморгаться, вытереть глаза, но этого нельзя делать, слезы потекут ручьем, и тогда становишься полуслепым, полубеспомощным, как маленький ребенок. Газ осел в низинах, и жители близлежащих домов, живущие на первых этажах, на несколько дней были вынуждены перебраться в другое место, пока газ не рассеялся. Долго еще, проезжая это место на машинах, люди были вынуждены закрывать окна.

В рукопашных схватках с полицейскими шахтеры применили изобретенное ими еще год назад оружие - полутораметровые металлические палки, нарубленные из толстого стального троса. Гибкая, в чем-то использующая эффект штурмовой полицейской дубинки, эта "палица" способна перебить позвоночник человека даже в бронежилете.

В качестве другого оружия шахтеры использовали также дорожно-строительную технику бульдозеры, гусеничные экскаваторы, просто грузовики. Разогнав многотонные махины, их как таран направляли на здание, попутно поджигая. Под прикрытием таких своеобразных танков-крепостей шли на штурм.

Среди шахтеров было немало стариков, пенсионеров, инвалидов. Либерализация цен больно ударила по их карманам. Не в силах участвовать в боях с полицейскими, они разбирали руками булыжную мостовую.

Многое еще можно было бы рассказать об ужасах этих гражданских беспорядков, главная побудительная причина которых заключалась в экономической политике государства.

Чего же добились шахтеры в результате своего похода на столицу? По большому счету - ничего. Их политическое требование об отставке премьер-министра, представлявшего, по мнению некоторых из них, интересы французского и израильского капитала в стране, было в конце концов удовлетворено. Он ушел с занимаемого поста, но не спустился в забой, как они хотели, а остался лидером Фронта Национального Спасения. Кресло премьер-министра занял Теодор Столожан, продолживший экономическую политику по ранее намеченному плану, в том числе и либерализацию цен. Один шахтер из долины Жиулуй уже после событий сказал в телеинтервью: "Если бы я знал заранее, каких результатов мы добьемся, ни за что бы не отправился в Бухарест". И все-таки правительство пошло на отдельные социальные уступки в отношении шахтеров, учитывая тяжелые условия труда под землей и во многом неустроенный их быт.

ГЛАВА 11. ВЫБОРЫ.

На 9 февраля 1992 года были назначены выборы в местные органы власти. Румыния подошла к ним в труднейшей обстановке.

Зима обрушила на людей невыносимую стужу. В условиях энергетического кризиса это означало подрыв экономики и ухудшение условий жизни людей.

За прошедшие после свержения Чаушеску годы реальные доходы населения уменьшились на 20 %. Сто раз приходилось подумать человеку, прежде чем купить килограмм картофеля, лука или газету. Однако если в магазине и на городском базаре превалировал пессимизм, то среди парламентариев, журналистов, политиков настроения были не столь мрачными, хотя и они не снимали от холода пальто даже в своих кабинетах. Здесь они не только делились своими впечатлениями от длинных очередей, переполненных автобусов, замков, повешенных на воротах многих предприятий, больших и малых. Появились вполне конкретные данные, которые свидетельствовали о том, что лед на реке приватизации все-таки тронулся.

Усилилась активность различных политических партий в преддверии выборов. Демократы, боясь проиграть выборы, пошли на политический шаг, который еще сильнее накалил обстановку в стране. Центральная избирательная комиссия отказалась зарегистрировать Румынскую социалистическую рабочую партию для того, чтобы она смогла участвовать в выборах.

Это решение было мотивировано тем, что РСРП, по мнению ЦИК, стала "повторением Румынской коммунистической партии в новых условиях". Но РСРП была полна желания способствовать процессу демократических преобразований, выходу Румынии из экономических трудностей. РСРП имела авторитет в широких массах. Блокада и дискриминация РСРП привели к сокращению уже существующего демократического пространства.

Руководство РСРП обратилось к правосудию. Но районный суд Бухареста принял решение: Румынская социалистическая рабочая партия не может участвовать в выборах.

Острота предвыборной борьбы порой настораживала и даже вызывала страх. Ведь почти 140 политических партий, разбившись на коалиции, блоки, группировки, вели ожесточенную борьбу за то, чтобы посадить своих выдвиженцев в кресла руководителей городских и сельских администраций. Всего "кресел" 42951, а претендентов на них было около 140 тысяч.

Подавляющее большинство из 16,6 миллиона румынских избирателей выполнили свой гражданский долг - опустили бюллетени на выборах в местные органы власти. А ведь до последнего дня перед выборами авторы прогнозов за малым исключением говорили об апатии в обществе, резком снижении политической активности румын.

Но оказалось, что ни холод в квартирах и домах, ни рост цен, ни безработица не сковали дух, не нейтрализовали политическую энергию людей. А может быть, именно эти факторы, то есть отчаяние вместе с надеждой на то, что к власти на местах придут люди, которые вылечат страну, вдохнули огонь активности?

Главным оппонентом правящего Демократического Фронта Национального Спасения выступила Демократическая конвенция, состоящая из 14 партий. В Бухаресте кандидат от Демократической конвенции набрал 40 % голосов, а его соперник от Демократического Фронта Национального Спасения - 30 %. Но в других городах и на селе ситуация была другой. Хотя ДФНС одержал общую победу, период его монополии на власть кончился.

В сентябре состоялись парламентские выборы. Обе ветви ФНС участвовали в них как отдельные партии. Некоторые политические формирования Румынии включили в списки кандидатов в члены парламента граждан Республики Молдова. По спискам Демократического фронта национального спасения в сенат Румынии баллотировался молдавский поэт Григоре Виеру. В румынский парламент прошли лидеры Христианско-демократического народного фронта Молдовы М. Друк и Ю. Рошка, активные сторонники этого движения поэтесса Л. Лари и Н. Дабиж, а также бывший министр обороны Молдовы И. Косташ. До выборов им было предоставлено румынское гражданство.

Демократический фронт национального спасения выиграл выборы в парламент. ДФНС завоевал в Собрании Депутатов 117 мест из 340, а в Сенате - 49 из 143 (Демократическая конвенция соответственно 82 и 34) .

Осенью прошли и президентские выборы. Они прошли в два тура. Первый тур был отборочным. После его окончания борьбу за пост главы государства должны были продолжить двое.

Главным соперником Иона Илиеску, представителя Демократического фронта национального спасения, был кандидат Демократической конвенции Румынии, 53-летний ректор Бухарестского университета Эмиль Константинеску. Козырей у него было немало. Главный - он не нес ответственности за экономические трудности, переживаемые страной, в том числе за 50-процентное повышение розничных цен, которое было осуществлено незадолго до выборов.

Свою кандидатуру выдвинул бывший глава правительства Молдавии Мирча Друк. Экс-премьер, кандидат сначала от экологического движения, а потом как независимый пытался сделать президентскую карьеру на обещаниях присоединить Молдову к Румынии. Но оказалось, что румынам Молдовы мало.

Монархисты рассчитывали на экс-короля Михая. Но он смалодушничал, отказался от гонок за президентство, чем, естественно, ослабил правых.

Вперед же вышел Ион Илиеску. Хотя против него пустили в ход мощнейшие пропагандистские орудия не только в самой Румынии, но и за рубежом. Договорились до того, что кандидата от Демократического фронта национального спасения объявили "советским агентом". Но Илиеску выиграл первый раунд.

Илиеску не только предлагал программу выхода из экономических тупиков - он что-то конкретно делал для этого. Больше того, мужественно принимал упреки в том, что многое не получается. Но ведь реформы - не усыпанная розами дорога в рай.

Важный фактор это поддержка Илиеску многими членами Социалистической рабочей партии. Вот почему такой сильный противник, как П. Роман, лидер Фронта Национального Спасения, чей кандидат не вошел в первую двойку, с горечью и досадой заявил: "Очень грустно, но самой влиятельной партией в Румынии остается коммунистическая! " Во втором туре президентских выборов Ион Илиеску набрал 60 % голосов избирателей. За Эмиля Константинеску проголосовали 40 %. В выборах приняло участие около половины из 16 млн. избирателей.

Противники Илиеску решили, что он обвел их вокруг пальца, сфотографировавшись с Майклом Джексоном. Эти снимки, превращенные в красочные плакаты, сразу оттеснили на задний план портреты Э. Константинеску.

-Надо было пригласить Софию Ротару спеть что-нибудь в штаб-квартире Демократической конвенции, - задним числом рассуждал один из ее деятелей, - тогда чаша весов по крайней мере выровнялась бы.

Что и говорить, Майкл Джексон помог Илиеску. Часть молодежи не могла сказать "нет" человеку, принявшему ее кумира. Но, думается, если бы Ротару согласилась, а Джексон заболел и объехал Бухарест стороной, ясно: верх все равно одержал бы ДФНС. Конечно, личное обаяние, зрелость и мудрость (3 марта 1993 года Илиеску исполнилось 63 года) , крепкое здоровье, умение вести диалог, эрудиция и выдержка сыграли свою роль.

Илиеску поставил и вел себя так, что на него смотрели как на мост между прошлым и настоящим, как на нужного человека в нужное время.

ГЛАВА 12. "ПРОФСОЮЗНЫЙ ТЕРРОРИЗМ" И КОРРУПЦИЯ. Экономическая ситуация в стране все ухудшалась и ухудшалась.

Крупные предприятия не могли найти потребителей своей продукции. Росла безработица. В какой-то мере смягчала это положение возможность создать свое небольшое дело: открыть часовую мастерскую, прачечную, столовую, парикмахерскую. В Румынии все большую роль стал играть мелкий и средний бизнес, который стал бурно развиваться после принятия в январе 1990 г. декрет-закона "Об экономической деятельности на основе свободной инициативы". Но появление мелких частных и акционерных предприятий, конечно же, не могло решить всех проблем румынской экономики.

Всемирный банк отказал Румынии в получении заключительной выплаты по займам примерно в 150 миллионов долларов. В качестве причины было названо неблагоприятное состояние экономики страны.

Либерализация цен, дифференциация доходов отдельных граждан и энергетический кризис вызывали недовольство многих слоев населения. Румынское правительство стало подвергаться резкой критике левых и националистических партий. В этих условиях сильные профсоюзные движения решились на забастовки.

10 декабря 1992 г. в Бухаресте и остальных уездных центрах не вышла ни одна из 1300 с лишним газет. Причина тому - 24-часовая забастовка, которую провели работники более 20 типографий. Главным требованием было повышение заработной платы в два раза.

"Пик" забастовок пришелся на август 1993 года. Сначала забастовали шахтеры крупнейшего угледобывающего региона Румынии Валя Жиулуй.

Почти 10 дней вся страна с тревогой следила за тем, как разворачивался в Валя Жиулуй трудовой конфликт между горняками и правительством. С тревогой не только потому, что от работы 46 тысяч шахтеров этого угледобывающего бассейна зависит обеспечение теплом граждан зимой, но и потому, что за горняками Валя Жиулуй давно закрепилась в Румынии репутация бунтарей.

Так, после декабрьских событий 1989 года они в сложные для страны политические моменты трижды совершали "походы на Бухарест, сопровождавшиеся избиением мирного населения, столкновениями с полицией, хулиганскими выходками. Да и в этот раз лидер горняков председатель Лиги шахтерских профсоюзов Мирон Козма вновь пытался припугнуть правительство Румынии очередным "походом на столицу". Однако кабинет министров проявил твердость и с самого начала расценил требования шахтеров увеличить среднюю зарплату до 268 тысяч лей, что в 3 раза превышало средние заработки по стране, как чрезмерные.

Используя электронные средства массовой информации, кабинету министров удалось доказать населению, что требования шахтеров выглядят просто возмутительными по сравнению с доходами остального населения Румынии. В итоге правительство смогло не только расколоть шахтерскую лигу М. Козмы, из которой вышло несколько горняцких профсоюзов, но и сплотило против забастовщиков практически все политические силы Румынии. В результате в ходе состоявшихся 10 августа переговоров Лига шахтерских профсоюзов была вынуждена согласиться с предложенной премьер-министром Румынии Н. Вэкэрою тарифной ставкой 166 тыс. лей. А с каждым горняком отныне стал заключаться индивидуальный трудовой договор.

Однако с завершением девятидневной шахтерской стачки, каждый день которой, по данным агентства Рейтер, обходился стране в 600 тысяч долларов, испытание для кабинета министров не закончилось. Вслед за горняками всеобщую забастовку объявили машинисты румынских железных дорог, которые также потребовали повышения зарплаты.

И на этот раз правительство не было намерено идти на поводу у избирателей. Власти страны сразу же подали в суд на федерацию профсоюзов машинистов. Характеризуя волну забастовок в Румынии, министр труда и социальной защиты Д. М. Попеску заявил, что Румыния столкнулась не с профсоюзной борьбой, а с "профсоюзным терроризмом".

Если в первые дни забастовки в сообщениях румынского радио и телевидения отмечалась частичная блокада железных дорог, то к шестому дню стачки, заявил министр транспорта Паул Теодору, "забастовка парализовала все железнодорожные центры страны, включая международное пассажирское и грузовое сообщение".

Так, блокированным оказался мост "Дружбы", связывающий Румынию с Болгарией. На территории Венгрии скопились сотни вагонов, включая вагоны со скотом, которые должны были проследовать транзитом в Иран. Под угрозой остановки оказалось немало румынских предприятий, грузы сырья и комплектующих для которых застряли на неизвестное время в пути. На железнодорожных вокзалах скопились тысячи пассажиров, которые в разгар сезона отпусков вместо побережья Черного моря и альпийских лугов Карпат вынуждены были "загорать" у закрытых билетных касс, внося дополнительную нервозность и в без того накаленную забастовкой обстановку.

О том, что накал страстей был достаточно высоким, свидетельствует и тот факт, что неизвестные пригрозили даже взорвать железнодорожный вокзал в Брашове. К счастью, угроза оказалась ложной. Взрывного устройства обнаружить не удалось. Однако это подтвердило слова министра труда и социальной защиты Д. М. Попеску, что Румыния столкнулась с настоящим "профсоюзным терроризмом".

Профсоюз машинистов поездов никак не отреагировал на вердикт Верховного суда Румынии отложить проведение забастовки до 31 октября и сесть за стол переговоров. Требование же железнодорожников увеличить зарплату с самого начала было расценено кабинетом министров как чрезмерное, а сама стачка объявлена незаконной. Премьер-министр Николае Вэкэрою заметил в этой связи, что машинисты поездов уже имеют среднемесячную зарплату в 180 тысяч лей, что в два раза превышало средние заработки по стране. Он сказал, что дальнейшее ее повышение может только подстегнуть уровень инфляции, которая, по данным агентства Рейтер, на момент забастовки составляла 230 %, подорвать теряющую силу национальную валюту, вызвать новый виток роста цен, что в целом может привести экономику Румынии на грань катастрофы.

Президент Румынии Ион Илиеску провел четырехчасовые переговоры с лидерами бастовавшего профсоюза. Тем не менее эти переговоры ничего не дали. Призыв главы румынского государства прекратить стачку и возобновить работу поддержал лишь один из лидеров профсоюза машинистов Иоан Влад. Однако его коллеги по профорганизации тут же обвинили И. Влада в предательстве их интересов.

Забастовка вошла в новую стадию после того, как свыше двухсот железнодорожников в Яссах на северо-востоке Румынии объявили забастовку.

Сложившуюся ситуацию в стране премьер-министр Румынии Николае Вэкэрою расценил как "чрезвычайно сложную", потребовав в ультимативной форме прекратить стачку и приступить к работе. Однако и после этого поезда не двинулись по своим маршрутам. Лишь только крайнее решение кабинета министров, доведенное до сведения лидеров профсоюза послать в железнодорожные депо отряды полиции, возымело действие. Железнодорожное движение в Румынии возобновилось. "Угроза полицией, отрядами жандармерии и разрывом трудовых договоров с машинистами заставила забастовщиков возобновить работу", - заявил лидер свободного профсоюза машинистов И. Влад.

Так закончилась самая крупная в посткоммунистический период забастовка профсоюза машинистов, в течение недели парализовавшая не только все железнодорожное сообщение страны, но и застопорившая движение транзитных поездов на границах с сопредельными государствами.

Особенно ощутимые потери понесли Венгрия и Болгария. Убытки каждой страны, по данным агентства Рейтер, за первые пять дней стачки вплотную приблизились к 400 тысячам долларов. Однако их потери не идут ни в какое сравнение с ущербом самой Румынии, составившим 150 миллиардов в национальной валюте - леях и 130 миллионов долларов.

Стачка, заявил президент Румынии Ион Илиеску, нанесла удар по всем отраслям национальной экономики, подорвала снабжение горючим и продовольствием.

В мае 1993 года парламент Румынии утвердил персональный состав комиссии по расследованию фактов коррупции среди высокопоставленных чиновников. В комиссию, состоящую из 13 сенаторов и депутатов, были включены представители всех главных политических партий и общественных движений.

Было раскрыто много сенсационных случаев коррупции. В качестве обвинителей выступили высшие чины румынской армии.

Бывший комиссар финансовой гвардии генерал Георге Флорикэ попытался выступить с разоблачениями махинаций представителей правительства, силовых министерств, депутатов парламента. Но высказаться до конца ему не дали. Затем в Румынии разразился новый скандал: "дело полковника Кэпэцыне".

Полковник обвинил в контрабанде драгоценных металлов, наркотиков и угнанных из Западной Европы легковых автомобилей как минимум восемь генералов и столько же полковников МВД Румынии. Согласно показаниям полковника Кэпэцыне, в порту Констанца в грузовых контейнерах, предназначенных для отправки в Ливан, вместо грузов, обозначенных в документах, были семь лимузинов, украденных на Западе. Как показал Кэпэцыне, в качестве платы за украденные в Западной Европе "мерседесы" и "линкольны" в Румынию из стран Ближнего Востока поступали наркотики, которые затем переправлялись в страны с твердой валютой.

Еще одной сенсацией стало разоблачение махинаций Петре Романа, лидера Фронта Национального Спасения, бывшего премьер-министра, депутата парламента. Он был обвинен в фальсификации документов и злоупотреблении служебным положением.

Опираясь на документы расследования, проведенного контрольной комиссией при премьер-министре, газета "Адевэрул" обвинила Романа в махинациях с пятнадцатью виллами и квартирами, которые он, находясь на посту главы правительства, распределил между нужными ему людьми. Петре Роман не забыл и себя, подобрал для семьи трехэтажную виллу в самом престижном квартале Бухареста. В том самом квартале "Весна", где некогда проживала расстрелянная чета Чаушеску.

Семья лидера Фронта национального спасения, состоящая из четырех человек, расположилась в одиннадцатикомнатной вилле с тремя ванными комнатами, специальной комнатой-холодильником, в окружении сада, площадь которого составляет почти две тысячи квадратных метров.

Арендная плата за дом, состоявший ранее на балансе румынской компартии и предназначавшийся для зарубежных гостей, должна составлять 2583 доллара. Бывший же премьер росчерком пера сократил ее в тысячу раз. А свою квартиру в центре Бухареста площадью 140 квадратных метров сдал в аренду румыно-итальянской фирме.

Закон запрещает владельцам частных квартир быть одновременно съемщиками принадлежащей государству жилой площади. Поэтому Петре Роман был вынужден освободить виллу.

Наряду с объективными экономическими факторами непрекращающиеся забастовки, а также укоренившаяся на всех уровнях власти коррупция мешали Румынии выйти из кризиса.

ГЛАВА 13. ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИЕ СВЯЗИ И МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ.

К лету 1993 года внешний долг Румынии составил 2,3 миллиарда долларов (в начале января он составлял 2,1 миллиарда долларов) .

Николае Чаушеску, прежде чем его свергли и казнили, успел полностью выплатить внешние долги страны. Но за последние три года посткоммунистические правительства сделали займы для проведения экономических реформ.

Во внешний долг Румынии входят кредиты, полученные от Международного валютного фонда и Мирового банка, ссуда от Ирака (1,6 млрд. долларов) , от Египта (400 млн. долларов) и от Сирии (100 млн. долларов) . Румыния задолжала также около 780 миллионов рублей Германии, Чехии, Словакии, Польше, Венгрии и России.

И должна еще получить сумму в размере 29,5 миллиона рублей от Албании и Болгарии.

В сентябре 1993 года премьер-министр Румынии Н. Вэкэрою побывал в Москве, где провел переговоры с премьером В. Черномырдиным и был принят президентом Б. Ельциным. Все поставленные цели достигнуты, заявил он по возвращении в Бухарест.

На первое место в Бухаресте вынесли договоренность о дополнительных поставках российского газа (2 миллиарда кубометров) , что позволило смягчить традиционный для Румынии зимний топливный кризис. Это стало возможным после того, как Бухарест выплатил основную долю задолженности за предыдущие поставки газа.

Был вынесен на рассмотрение экспертов принципиально важный для Румынии вопрос о судьбе ее золотого запаса, эвакуированного еще в годы первой мировой войны в Москву. Если верить составителям выпущенного в Бухаресте сборника документов, реальная стоимость этих ценностей превышает сейчас 1200 миллионов долларов. Но и у российской стороны есть свои контраргументы: например, Румыния в свое время не расплатилась с Россией за поставленное оружие, а также за имущество российской армии в Молдове, доставшееся румынам в 1918 году. Так или иначе, проблема взаимных расчетов была поставлена на практические рельсы.

Очень серьезной проблемой в Румынии являются межнациональные отношения. Проблема трансильванских венгров - не единственная межнациональная проблема Румынии. Непросты и взаимоотношения цыган с остальным населением страны.

Десятки цыганских семей, спасшихся от расправы под защитой полицейских и жандармов, 4 убитых и 13 сожженных домов - таков печальный итог самосуда, который учинили жители села Хедерень, что в трансильванском уезде Муреш, над своими односельчанами- -цыганами.

Поводом для погрома послужил бытовой конфликт между безработным цыганом и его односельчанином-румыном, конфликт, закончившийся смертью румына.

Весть о происшедшем с быстротой молнии распространилась по окрестным населенным пунктам. К месту трагедии устремились сотни людей, одержимых желанием изловить и наказать виновных. Что и было сделано: дом цыгана был сожжен, сам он, а также его брат, к конфликту отношения не имевший, были подвергнуты самосуду.

Однако "суд Линча" не охладил страсти толпы: были разгромлены и сожжены еще 12 домов, в которых проживали цыганские семьи. В огне погиб еще один человек. Только стянутым подразделениям полиции удалось остановить насилие.

Вскоре после трагедии император цыган Румынии Юлиан Рэдулеску потребовал от главы госбезопасности провести расследование всех случаев нарушения прав цыган, доложить о них руководству страны и возместить нанесенный его народу ущерб.

"Чаша терпения ромов переполнена", - предупредил Юлиан. Цыган в Румынии преследуют четыреста лет, говорится в открытом письме императора. В 1941 году в целях "расового оздоровления" страны свыше 600 тысяч цыган были насильственно выселены в Приднестровье. Депортация сопровождалась открытым грабежом. У выселенных было конфисковано почти полтора миллиона лошадей, 6 тонн золота и свыше 11 тонн серебра. От голода и холода погибло более 35 тысяч человек.

Страница 3 из 4

Поиск репетиторов

Выберите предмет