Поиск репетиторов

Выберите предмет
Эффективная подготовка к экзаменам по ЭкономикеПодобрать репетитора

Лизинг

Страница 1 из 3

Лизинг

ПЛАН

Введение

Глава 1. История возникновения лизинга

Глава 2. Лизинговые правоотношения

    1. Правовые основы лизинговых отношений

2.2. Договор финансовой аренды (лизинг)

2.2.1 Юридическая природа договора финансовой аренды

2.2.2 Определение договора финансовой аренды

2.2.3 Стороны договора финансовой аренды

2.2.4 Права и обязанности сторон по договору финансовой аренды

2.3. Виды лизинга

2.4. Государственное регулирование лизинговых отношений

2.4.1. Лицензирование лизинговой деятельности

2.4.2. Страхование лизинговой деятельности

2.4.3. Льготы и преференции по лизингу

Глава 3. Использование лизинга на транспорте

3.1. Операторы лизингового бизнеса в области транспорта

3.2. Лизинг авиатехники

3.3. Лизинг автотранспортных средств.

3.4. Развитие лизинговых отношений на морском транспорте

Заключение

Список литературы и нормативных актов

ВВЕДЕНИЕ

Преобразование под воздействием научно-технического прогресса сферы производства и обращения, глубокие изменения экономических условий хозяйствования вызывают необходимость поиска и внедрения нетрадиционных для хозяйства нашей страны методов обновления материально-технической базы и модификации основных фондов субъектов различных форм собственности. Одним из таких методов является лизинг.

До начала 60-х годов лизинг в зарубежных странах в основном затрагивал розничные компании, которые часто арендовали свои помещения. В течение последних трех десятилетий популярность лизинга резко возросла; вместо того, чтобы занимать деньги для покупки компьютера, автомобиля, судна или спутника, компания может взять его в лизинг.

Актуальность развития лизинга в России, включая формирование лизингового рынка, обусловлена, прежде всего, неблагоприятным состоянием парка оборудования: значителен удельный вес морально устаревшего оборудования, низка эффективность его использования, нет обеспеченности запасными частями и т.д. Одним из вариантов решения этих проблем может быть лизинг, который объединяет все элементы внешнеторговых, кредитных и инвестиционных операций.

Переход к рыночной экономике поставил перед промышленными предприятиями ряд проблем, главной из которых является следующая: как утвердиться в условиях возрастающей конкуренции, сокращения рынка сбыта из-за невысоких цен продукции и неплатежеспособности, сложностей поиска поставщиков сырья, материалов и ограниченности финансовых ресурсов.

В настоящее время большинство российских предприятий испытывает недостаток оборотных средств. Они не могут обновлять свои основные фонды, внедрять достижения научно-технического прогресса и вынуждены брать кредиты. Существуют различные виды кредитования: ипотечное, под залог ценных бумаг (операция РЕПО) , под залог партий товара, недвижимости. Однако предприятию при необходимости обновления своих основных средств выгоднее брать оборудование в лизинг. При этом экономия средств предприятия по сравнению с обычным кредитом на приобретение основных средств доходит до 10% от стоимости оборудования за весь срок лизинга, который составляет, как правило, от одного года до пяти лет. Нынешняя экономическая ситуация в Росси, по мнению экспертов, благоприятствует лизингу. Форма лизинга примиряет противоречия между предприятием, у которого нет средств на модернизацию, и банком, который неохотно предоставит этому предприятию кредит, так как не имеет достаточных гарантий возврата инвестированных средств. Лизинговая операция выгодна всем участвующим: одна сторона получает кредит, который выплачивает поэтапно, и нужное оборудование; другая сторона – гарантию возврата кредита, так как объект лизинга является собственностью лизингодателя или банка, финансирующего лизинговую операцию, до поступления последнего платежа.

ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ЛИЗИНГА

Принято считать, что все экономико-правовые отношения, связанные с лизингом, относятся к новому или новейшему периоду истории хозяйственных взаимосвязей. Однако это не так. Документы свидетельствуют, что аренда (лизинг) известна человеку с незапамятных времен.

Действительно, идея лизинга далеко не нова, хотя термина “лизинг” (lease) как такового еще не было. Раскрытие сущности лизинговой сделки восходит к далеким временам Аристотеля (384 / 383 - 322 г. г. до н.э.) . Именно ему принадлежит название одного из трактатов в “Риторике” : “Богатство состоит в пользовании, а не в праве собственности” . Иными словами, не обязательно для получения дохода иметь в собственности какое - либо имущество, достаточно лишь иметь право пользоваться им и в результате этого получать доход.

Арендные (лизинговые) сделки были известны и во времена, много предшествовавшие IV веку до н.э., то есть годам, когда жил Аристотель. Они заключались, как отмечают П. Балтус и Б. Майджер в книге “Школа европейского лизинга” , еще в древнем государстве Шумер и датируются примерно 2000 годом до н.э. Так, глиняные таблички, обнаруженные в шумерском городе Ур, содержат сведения об аренде сельскохозяйственных орудий, земли, водных источников, волов и других животных. Эти глиняные таблички, найденные в 1984 году, рассказывают о храмовых священниках - арендодателях, заключавших договоры с местными фермерами. Однако древние документы не ограничивают сферу арендной практики государством Шумер, и не исключено, что аренда существовала и в более древние времена, хотя пока до нас не дошло никаких сведений об этом.

Английский историк Т. Кларк обнаружил несколько положений о лизинге в Законах Хаммурапи, принятых между 1775 - 1750 годами до н.э. Группа статей, касающихся собственности, - самая большая в судебнике Хаммурапи. Статьи обстоятельно и скурпулезно рассматривали все случаи аренды и нормы арендной платы, условия залога имущества.

Другие древние цивилизации, включая греков, римлян, египтян, считали аренду привлекательным, доступным и порой единственно возможным способом приобретения оборудования, земли и домашнего скота.

Древние финикийцы, прослывшие отличными моряками и торговцами, практиковали аренду судов, которая по своей экономико-правовой сути очень схожа с классической формой современного лизинга оборудования. Множество краткосрочных договоров аренды обеспечивали получение судна и экипажа. В современных условиях эти сделки соответствуют операциям так называемого “мокрого” лизинга. Долговременные чартерные соглашения подписывались на срок, покрывавший весь расчетный период экономической жизни судов, и требовали от арендатора принятия на себя большей части обязательств, вытекающих из монопольного использования арендуемых средств.

Римскому праву также был известен комплекс имущественных отношений, связанных с владением вещью без права собственности. Эти отношения отражались как в договорном, так и в вещном праве. Император Юстиниан I (483 - 565 г. г.) , осуществивший кодификацию римского права, отразил лизинговые отношения в известных Институциях.

Лизинг в древности не был ограничен арендой каких-либо конкретных типов собственности. Фактически из истории известно, что арендовались не только различные типы сельскохозяйственной техники и ремесленного оборудования, но даже военная техника.

Первое документальное упоминание о практически проведенной лизинговой сделке относится к 1066 году, когда Вильгельм Завоеватель арендовал у нормандских судовладельцев корабли для вторжения на Британские острова.

В Венеции также в XI веке существовали сделки, схожие с лизинговыми операциями: венецианцы сдавали в аренду торговцам и владельцам торговых судов очень дорогие по тем временам якоря. По окончании плавания они возвращались владельцам, которые вновь сдавали их в аренду.

В средневековье арендная деятельность была несколько ограничена. В аренду сдавались в основном сельскохозяйственные орудия и лошади. Однако время от времени происходили события, порождавшие уникальные формы и предметы аренды. Так, в 1248 году была зарегистрирована лизинговая сделка, в соответствии с которой рыцарь Бонфис Манганелла Гаэта арендовал доспехи для участия в Седьмом Крестовом походе. Затем он выплачивал за них арендную плату, которая в конечном итоге значительно превысила первоначальную стоимость амуниции.

В те же времена операции, аналогичные современному лизингу, применялись в Англии. Необходимо иметь в виду, что на протяжении столетий аренда движимого имущества согласно Английскому поземельному закону признавалась неправомочной. Однако долгосрочная аренда реальной собственности допускалась и во многих случаях была единственным доступным, из-за жесткой системы земельного законодательства, средством приобретения прав на использование земли. Поэтому предметом аренды чаще всего становились фермерское оборудование и лошади. В Великобритании одним из первых нормативных актов, регулирующих отношения, схожие с лизинговыми, был Закон (Устав) Уэльса 1284 года (Statute of Wales) .

В 1572 году в Великобритании был принят законодательный акт, разрешающий использовать только действительный, а не мнимый лизинг, то есть законными признавались арендные договоры, подписываемые на разумных основаниях, так как к тому времени участились сделки, имеющие целью сокрытие истинного положения вещей - кто собственник, кто владелец. Использовалось это как средство скрытой передачи собственности, то есть для введения в заблуждение кредиторов.

Таким образом, оригинальная идея разделения владения и собственности и возможности извлекать выгоду из владения известна праву с древнейших времен.

В начале XX века в Великобритании в связи с развитием промышленности, увеличением производства различных видов оборудования возросло количество товаров, сдаваемых в лизинг. Особую роль в этом сыграло развитие железнодорожного транспорта и каменноугольной промышленности.

Собственники каменноугольных копей вначале покупали вагоны для перевозки угля, однако, вскоре стала очевидной невыгодность и невозможность такого финансирования. Выработка угля увеличивалась, открывались новые шахты, требовалось все больше вагонов. Вполне резонно, что небольшие предприятия решили воспользоваться этой ситуацией для выгодного вложения капитала. Они покупали вагоны для угля и сдавали их в аренду (лизинг) железнодорожным компаниям. Появились компании, единственной целью которых был лизинг локомотивов и железнодорожных вагонов. При составлении договоров они стали включать в него право на покупку (опцион) , предоставлявшееся пользователю по окончании срока лизинга. Одной из причин появления такого условия было то, что пользователи гораздо аккуратнее и бережнее обращались с вагонами, если существовала перспектива их последующего приобретения в собственность. Такие сделки получили название договоров аренды - продажи. Дальнейшее развитие лизинга и аренды - продажи привело к необходимости разграничения договоров лизинга и аренды - продажи.

В США также обозначился спрос на финансирование аренды различных видов техники и оборудования. Первый зарегистрированный арендный договор персональной собственности появился в США в начале XIII века, когда члены гильдии получили по нему в аренду лошадей, фургоны и коляски. В дальнейшем рост лизинговой активности определялся, как и в Великобритании, развитием железнодорожного транспорта. При этом проблемы роста были очень схожи с английскими. Железнодорожные компании начали искать возможности для получения вагонов в пользование, а не в собственность, либо выставляли частным грузоотправителям условие о самостоятельном предоставлении вагонов. В результате инвесторы стали обеспечивать необходимую рентабельность вложений, финансируя приобретение локомотивов и железнодорожных вагонов. Управление оборудованием осуществлялось через трасты, за которыми стояли банки или тресты, их создавшие. При этом сертификаты трастов продавались инвесторам и предоставляли им право на получение доходов в размере определенных процентов на размер инвестиций. Как и при современных лизинговых отношениях, управляющий трастом (он, по сути, являлся главой лизинговой компании) платил изготовителю за полученное от него оборудование, а затем собирал арендную плату с пользователя этого оборудования на протяжении всего срока действия договора. Арендная плата по своему размеру должна была покрывать обязательства, вытекающие из сертификатов, выпущенных для продажи инвесторам.

Как отмечают П. Балтус и Б. Майджер в книге “Школа европейского лизинга” , существовало много разновидностей трастового использования оборудования. Наиболее широко признанным типом финансирования железных дорог был признан план “Филадельфия” , который допускал передачу прав монопольного использования оборудования конечному пользователю по завершении изначально определенного срока арендного договора. План “Филадельфия” стал предшественником сегодняшних условных коммерческих контрактов лизинга по модели “деньги - на деньги” .

В начале XX века многие железнодорожные лизинговые компании осознали, что возрастающее число грузоотправителей не желает осуществлять долгосрочное управление или монопольное использование вагонов, что предусматривало предоставление оборудования в трастовое (доверительное) пользование. Вместо этого они требовали лишь краткосрочного его использования. Трасты стали предлагать контракты с более коротким сроком действия. По окончании контракта вагоны должны были возвращаться арендодателю, который сохранял за собой право собственности. Такие арендные договоры заложили начало операционного лизинга.

Развитие экономических отношений предопределило заинтересованность производителей техники и оборудования в получении необходимого финансирования изготовления своей продукции. Это обстоятельство, в свою очередь, вызвало в США в начале XX века волну нового вида кредитования - кредита, выплачиваемого по частям. Изготовители и продавцы считали, что они смогут продать больше, если наряду с необходимым оборудованием предложат более привлекательный для клиента план - график выплат. Отсюда берет начало практика лизингового финансирования, обеспечиваемого продавцами - данный вид лизинговых отношений остается до настоящего времени важнейшим инструментом поставок по лизингу.

Первое известное употребление термина “лизинг” (об этом пишет австрийский исследователь В. Хойер в своей книге “Как делать бизнес в Европе” ) относится к 1877 году, когда телефонная компания “Белл” приняла решение не продавать свои телефонные аппараты, а сдавать их в аренду, то есть устанавливать оборудование в доме или офисе клиента только на основе арендной платы. Эта операция оказала сильное воздействие не только на развитие связи. Интересуясь прибылью от предоставления специфических по тому времени финансовых услуг, производители новой техники были также заинтересованы в защите технологии, составляющей предмет их собственности, воплощенной в новых машинах. Поэтому многие высоко оценили аренду оборудования, позволяющую им в отличие от простой продажи защитить свое монопольное право на использование “ноу-хау” . Аналогично “Белл” компания Hughes, изготовляющая инструменты, сохраняла контроль над ценами, предоставляя свой специализированный 11-тигранный бур только на условиях аренды. Компания “U. S. Shoe Machenery” , производившая оборудование для изготовления обуви, использовала соглашения, связывавшие клиентов исключительно с ее собственной продукцией. Только принятие федерального антимонопольного законодательства США положило конец этой практике и потребовало от изготовителей выставить оборудование на свободную продажу.

Во время второй мировой войны правительство США активно использовало так называемые контракты с фиксированной рентабельностью (cost - plus contracts) . Это обеспечивало еще один важный стимул для развития арендного бизнеса, так как в большинстве контрактов правительственным подрядчикам позволялось устанавливать определенный уровень доходности по отношению к издержкам. Эти подрядчики понимали, что большая часть их товаров или услуг необходима правительству, лишь пока идет война, и что, по всей вероятности, контракты не будут возобновлены после ее окончания.

Таким образом, промышленники сталкивались с риском не успеть восстановить свои издержки на оборудование, приобретенное для выполнения конкретного правительственного проекта. Кроме того, специализированные станки и машины вообще могли иметь очень ограниченную рыночную стоимость в мирное время. Правительственные подрядчики осознали, что аренда промышленного оборудования на срок, ограниченный договором подряда (в противоположность покупке) , минимизирует риск. В тех случаях, когда требовались большие специализированные машины и инструменты, само правительство должно выступать перед подрядчиками в роли арендодателя.

В это же время стал быстро наращивать масштабы лизинговый бизнес, связанный с транспортными средствами. В 30-е годы Генри Форд эффективно использовал аренду для расширения сбыта своих автомобилей. Однако “законным отцом” автомобильного лизингового бизнеса считается Золли Фрэнк - торговый агент из Чикаго, который в начале 40-х годов первым предложил долгосрочную аренду автомобилей.

В России с понятием “лизинг” познакомились во время второй мировой войны, когда в 1941 - 1945 годах по leand - lease осуществлялись поставки американской техники.

Однако настоящая революция в арендных отношениях произошла в Америке в начале 50-х годов нашего столетия. В аренду стали массово сдаваться средства производства: технологическое оборудование, машины и механизмы, суда, самолеты и т.д. Правительство США, оценив это явление, оперативно разработало и реализовало государственную программу его стимулирования.

Первым акционерным обществом, для которого лизинговые операции стали основным видом деятельности, является созданная в 1952 году в Сан-Франциско известная американская компания “United States Leasing Corporation” . Основал компанию Генри Шонфельд. Первоначально он создал компанию для одной конкретной лизинговой сделки, но затем понял, что лизинговой бизнес может стать очень перспективным, и в результате на свет появилась “United States Leasing Corporation” . Лизинговые операции довольно быстро пересекли границы США и, следовательно, появилось такое важное для развития лизингового бизнеса понятие, как “международный лизинг” . Через несколько лет компания начала открывать свои филиалы в других странах (прежде всего в Канаде в 1959 году) . В дальнейшем она стала именоваться “United States Leasing International” .

Коммерческие банки США начали принимать участие в лизинговых операциях в начале 60-х годов. Расширению лизингового бизнеса способствовало принятое в 1971 году решение Совета управляющих Федеральной резервной системы, позволившее банкам учреждать дочерние фирмы для сдачи в аренду оборудования, а затем и недвижимости.

1982 год стал знаменательным для лизинга авиационной техники. В этот год корпорация Мак-Доннела Дугласа сумела за счет новой финансовой политики с помощью лизинга завоевать рынок для самолета ДС-9-80 в конкуренции с Боингом-727. Предложенная Дугласом концепция была названа “fly before buy” (“летать, прежде чем покупать” ) . 2 По мнению таких специалистов, как Е. Н. Чекмарева, К. Г. Сусанян, В. А. Перов, в России лизинг применялся до начала 90-х годов в сравнительно небольших масштабах и лишь в международной торговле. Однако и раньше напрокат сдавались легковые машины, а прокат по своей сущности близок к оперативному лизингу.

Позже, в 70 - 80-е годы лизинг рассматривался советскими внешнеторговыми организациями прежде всего как одна из форм приобретения и реализации такого оборудования, как крупногабаритные универсальные и другие дорогостоящие станки, поточные линии, дорожно-строительное, кузнечно-прессовое, энергетическое оборудование, а также ремонтные мастерские, самолеты, морские суда, автомашины, вычислительная техника на базе ЭВМ и т.д., с использованием специальной формы кредита. Лизинг обычно фиксировался в соглашениях, заключенных между советскими и иностранными партнерами, на определенный срок.

Разновидностью лизинговой операции, активно применявшейся Минморфлотом СССР, являлся “бербоут - чартер” - наем морского судна без экипажа. Суть этой операции состояла в следующем. В соответствии с условиями контракта, заключаемого В/О “Совфрахт” Минморфлота СССР с посреднической фирмой, предоставляющей интересующее Минморфлот судно в аренду, на это судно, прибывшее в какой-либо из портов Западной Европы или Японии под флагом третьей страны, направлялся советский экипаж, поднимался флаг Советского Союза и судно поступало в распоряжение советской стороны для эксплуатации. По окончании или до истечения срока аренды по взаимно заключенному соглашению в качестве обязательного условия предусматривалось приобретение корабля арендатором.

На условиях “бербоут - чартер” Минфлот СССР приобрел значительный тоннаж - сухогрузы, пассажирские суда, танкеры, находившиеся в эксплуатации в течение 6 - 12 лет. 1 Достаточно активно применялся лизинг международных автомобильных перевозок внешнеторговым объединением “Совтрансавто” , которое приобретало за рубежом на условиях аренды с последующей покупкой различные виды грузового автомобильного транспорта: тягачи, рефрижераторные и тентовые полуприцепы, кузова, контейнерные шасси. На условиях аренды в СССР использовались иностранные контейнеры.

В июне 1991 года была создана, а с декабря того же года приступила к деятельности международная советско-немецкая лизинговая компания “Евролизинг” . Ее учредителями с советской стороны стали Внешэкономбанк СССР, Совморфлот и Госснаб СССР, с французской - один из крупнейших банков Европы “Банк Насиональ де Пари” (Bank National de Paris) , а с немецкой - одна из крупнейших лизинговых компаний Западной Германии - “Митфинанц ГмбХ” .

Вместе с тем в международных операциях лизинг применялся крайне незначительно. До конца 80-х годов развитие международного лизинга сдерживалось главным образом из-за того, что у советских предприятий не было иностранной валюты для оплаты иностранного оборудования. После того как, начиная с апреля 1989 года, предприятия получили право самостоятельного выхода на внешний рынок, у многих из них появился собственный источник валютных поступлений. Кроме того, в отдельных случаях допускалось использование иностранных станков и другой техники предприятиями, не имеющими валютных ресурсов. Такие сделки предусматривали оплату обязательств поставкой продукции, произведенной на этом оборудовании (компенсационный лизинг - buy - back) .

Начало развития лизинговых операций на отечественном внутреннем рынке можно определить серединой 1989 года в связи с переводом предприятий на арендные формы хозяйствования. Заметным явлением в становлении начальных правил применения лизинга стали Основы законодательства Союза ССР и союзных республик об аренде от 23 ноября 1989 года № 810-1 и письмо Госбанка СССР от 16 февраля 1990 года № 270 “О плане счетов бухгалтерского учета” , в котором был представлен порядок отражения лизинга в бухгалтерском учете. Развитие сети коммерческих банков способствовало внедрению лизинговых операций в банковскую практику.

Российские лизинговые компании начали образовываться с середины 1990 года. В октябре 1994 года была создана Российская ассоциация лизинговых компаний “Рослизинг” . В 1994 году “Рослизинг” стал корреспондентским членом Европейской федерации ассоциаций лизинговых компаний “LEASEUROPE” .

ГЛАВА 2. ЛИЗИНГОВЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ

  1. Правовые основы лизинговых отношений

До 1996 года в соответствии с российским гражданским правом лизинговые операции могли проводиться в качестве сделок “хотя и не предусмотренных законом, но и не противоречащих ему” (ст. 4 Гражданского кодекса РСФСР 1964 года, ст. 8 Гражданского кодекса РСФСР 1994 года) . Наличие в финансовой аренде элементов договора купли-продажи и имущественного найма делало возможным применение по аналогии (ст. 10 Гражданско-процессуального кодекса РСФСР, ст. 6 Гражданского кодекса РФ) норм, регулирующих упомянутые виды договоров.

Формирование гражданско-правового института лизинга в России продолжается и по сей день. Первым актом правового регулирования лизинговых отношений стал Указ Президента Российской Федерации от 17 сентября 1994 года “О развитии финансового лизинга в инвестиционной деятельности” , носивший во многом порученческий характер. Указ содержал некоторые спорные положения, которые не были восприняты последующим законодательством. Например, допускалось, что предметом договора о лизинге могут быть имущественные права. В Указе Президент предписывал Правительству, министерствам и ведомствам провести определенные мероприятия, разработать документы и внести предложения по подготовке базы для развития лизинговых отношений в Российской Федерации.

29 июня 1995 года Правительство приняло постановление № 633 “О развитии лизинга в инвестиционной деятельности” , утвердившее “Временное положение о лизинге” (далее “Временное положение о лизинге” ) . Этот нормативный акт положил начало конкретному регулированию лизинговых отношений, поскольку ранее участники лизинговых сделок могли руководствоваться только общими нормами, регулирующими отношения аренды.

Следующим актом, регламентирующим лизинговые отношения, стала вторая часть Гражданского кодекса РФ, вступившая в действие 1 марта 1996 года.

Лизинговые сделки описаны в параграфе 6 главы 34 (“Аренда” ) Гражданского кодекса РФ. Этот параграф носит название “Финансовая аренда (лизинг) ” . Он состоит из шести статей, в которых даны определение договора финансовой аренды, предмета договора, порядок передачи предмета договора, перехода к арендатору риска случайной гибели, ответственности продавца. Данный параграф является новеллой гражданского законодательства.

Гражданский кодекс впервые применил термин “финансовая аренда” , до этого в нормативных актах и на практике встречалось только понятие “лизинг” . В законе эти термины используются как синонимы.

8 февраля 1998 года Президентом Российской Федерации был подписан Федеральный закон № 16-ФЗ “О присоединении Российской Федерации к конвенции УНИДРУА “О международном финансовом лизинге” (далее Конвенция) . Данная конвенция разрабатывалась с 1974 года Международным институтом по унификации частного права (UNIDROIT - УНИДРУА) . Окончательно ее согласовали в 1988 году на конференции в Оттаве представители 55 государств.

Основная цель Конвенции – унификация правового регулирования отношений, возникающих в связи с осуществлением сделок финансового международного лизинга. Предметом регулирования Конвенции являются те лизинговые сделки, при которых лизингодатель и пользователь находятся в разных странах и срок лизинга оборудования приближается к сроку его амортизации. Конвенция трактует классический лизинг, который носит трехсторонний характер: продавец оборудования, лизингодатель и пользователь.

В Конвенции, в частности, зафиксированы такие важные положения, как самостоятельный характер финансового лизинга по отношению к традиционному договору аренды. В ней предусмотрено освобождение лизингодателя – собственника оборудования от ответственности за ущерб или убытки, причиненные этим оборудованием лизингополучателю или третьим лицам. Закреплено право пользователя непосредственно обращаться с претензиями по оборудованию к поставщику (притом, что поставщик не несет ответственности одновременно перед лизингодателем и пользователем за один и тот же ущерб) .

В перспективе участие России в Оттавской Конвенции способно облегчить выход на международный рынок отечественных лизинговых компаний и предприятий – поставщиков оборудования по схеме лизинга.

Конвенция создает только общие контуры регулирования международных лизинговых сделок, которые могут дополняться участниками в зависимости от конкретных условий. Участники вправе вообще не применять Конвенцию в целом, а также отступать от тех или иных ее положений, кроме специально оговоренных.

Россия присоединилась к Конвенции с заявлением о том, что “вместо положений п. 3 ст. 8 Конвенции она будет применять нормы своего гражданского законодательства” . Право на такого рода заявление предусмотрено ст. 20 Конвенции, а его необходимость вызвана тем, что у России несколько по-иному и в целом строже, чем это предусмотрено п. 3 ст. 8 Конвенции, регулируется ответственность лизингодателя в отношении сохранности оборудования, в отношении ответственности перед третьими сторонами за смерть, причинение телесных повреждений или ущерба собственности, причиненных оборудованием, при наличии умысла или неосторожности лизингодателя. Имеется в виду прежде всего ст. 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, которая устанавливает основания ответственности за нарушение обязательств. Сделанным заявлением, по сути, дополнительно ограждаются интересы отечественных лизингополучателей.

Интересы России в присоединении к этой Конвенции состоят в том, что такой документ является ориентиром для разработчиков внутреннего лизингового законодательства, так как присоединение к международному договору предполагает приведение национального законодательства в соответствие с положениями этого договора.

Однако успешному развитию лизинга в России препятствует ряд обстоятельств, основным из которых является несовершенство правовой базы. В частности, проблема касается двойного налогообложения лизинговых сделок.

В частности, анализ действующего Гражданского кодекса РФ в части, касающейся лизинговых отношений, выявляет ряд недостатков. Например, Гражданский кодекс никак не ограничивает срок сдачи имущества в аренду. Продолжительность действия договора полностью отдается на усмотрение сторон. Возникает проблема необходимости отграничения договора лизинга от маскируемых под него, с целью получить налоговые льготы, сделок купли-продажи.

В соответствии со ст. 666 Гражданского кодекса РФ “предметом договора финансовой аренды могут быть любые непотребляемые вещи, используемые для предпринимательской деятельности …” . Это отграничение может принести вред, поскольку из числа арендаторов тем самым исключаются некоммерческие организации, использующие арендуемое имущество для выполнения своих уставных целей.

Из определения договора лизинга очевидно, что Гражданский кодекс признает только финансовый лизинг, так как предусматривает наличие в сделке трех участников – арендодателя, арендатора и продавца. Кроме того, ст. 665 Гражданского кодекса РФ закрепляет разовый характер сделки, вытекающий из того, что для каждой сделки арендодатель должен покупать имущество вновь. Это исключает из сферы регулирования параграфа 6 главы 34 Гражданского кодекса РФ такие важные, выработанные многолетней практикой, виды лизинга, как оперативный, револьверный, возвратный и др. Все отношения, не подпадающие под сферу действия параграфа 6 главы 34, официально лизингом признаваться не будут. Конечно, эти и другие виды лизинговых отношений стороны могут урегулировать в конкретных договорах, применяя общие нормы главы 34 Гражданского кодекса РФ об аренде. Однако такие договоры лишатся всех предусмотренных для лизинга налоговых льгот.

В связи с этим усматривается необходимость принятия дополнительных законодательных актов в области регулирования лизинговых отношений. Специальный закон о лизинге призван устранить сегодняшние пробелы в правовом регулировании финансовой аренды. Проект Федерального закона “О лизинге” принят Государственной Думой Российской Федерации 24 октября 1996 года в первом чтении. Данный проект раскрывает основные понятия и определения, присущие лизинговым операциям, а также определяет участников лизинговых отношений; приводятся определения основных видов лизинга; сформулированы права и обязанности сторон; даются основные условия лизингового договора; порядок страхования лизингового имущества; порядок разрешения споров между сторонами, в том числе и при международном лизинге; устанавливается структура и состав лизинговых платежей; требования лицензирования лизинговой деятельности. Данный проект закона предусматривает государственные гарантии для реализации лизинговых проектов, предоставление участникам лизинговых операций права самостоятельно определять сроки амортизации оборудования, освобождение от налоговых платежей в течение 1 года после создания компании, ряд налоговых льгот для лизинговых компаний, работающих в определенных отраслях (например, в аграрном секторе и авиации) .

К сожалению, в проекте Налогового кодекса Российской Федерации, внесенном Правительством РФ 31.01.98 на рассмотрение в Государственную Думу РФ, термин “лизинг” отсутствует. В тексте применяется близкое по смыслу, но не идентичное понятие “аренда” . Проект Налогового кодекса не устраняет ошибочную практику начисления налога на добавленную стоимость лизинговым компаниям: согласно существующего порядка налог на добавленную стоимость взимается за приобретаемое лизингодателем оборудование. Его величина, равно как и выплата процентов за взятый лизингодателем для покупки оборудования кредит, переносится на лизинговые платежи. В соответствии с применяемой практикой налог на добавленную стоимость дополнительно начисляется на лизинговые платежи. Это означает, что налог на добавленную стоимость на один и тот же продукт начисляется дважды.

В проекте предусматривается, что моментом получения дохода при использовании метода счетов признается момент истечения срока договора аренды. При этом, если срок договора аренды охватывает несколько отчетных периодов, доход распределяется по этим отчетным периодам пропорционально. При таком подходе невозможно использовать вполне логичные схемы с нерегулярными лизинговыми платежами.

Лизинг, как новое направление в предпринимательской деятельности России, требует постоянного обслуживания принимаемых нормативно-правовых актов и их систематической корректировки с учетом постоянного мониторинга за действующей системой нормативных документов, выявления положений, препятствующих развитию лизинга и их своевременного устранения.

Договор финансовой аренды (лизинг)

2.2.1. Юридическая природа договора финансовой аренды

Термин “лизинг” происходит от английского глагола “lease” и означает - сдавать и брать имущество внаем.

Сложность и относительная новизна лизинговых отношений предопределили существование различных точек зрения относительно их юридический природы.

Необходимо выделить два основных подхода. Одни специалисты анализируют лизинг с помощью традиционных институтов гражданского права: договоров аренды, купли-продажи, займа, поручения и т.д. Другие утверждают, что сложность и оригинальность лизинговых отношений дает основание рассматривать их как особые отношения. В некоторых случаях предметом анализа становится весь комплекс отношений, в других - только договор о передаче оборудования во временное пользование с правом последующей покупки (если такое условие включается) .

Сходство некоторых элементов лизинга с договором аренды привело к появлению концепции, согласно которой договор лизинга рассматривается как договор аренды со специфическими чертами. Эту точку зрения, в частности, разделяют немецкие специалисты Х. Бук в работе “Лизинг в Германии” и К. Ларенц в “Учебнике финансового права” . Но в договоре лизинга имеются такие особенности, которые вряд ли можно квалифицировать лишь как “специфические черты” .

Включение условия о возможной покупке пользователем оборудования существенно изменяет содержание договора, ибо в связи с этим условием указываются покупная цена, сроки реализации права на покупку, также встают вопросы о моменте перехода права собственности и риска случайной гибели или порчи имущества. Пользователь - это потенциальный покупатель оборудования.

В договоре в качестве лизингодателя выступает лизинговая компания, которая специально для конкретного пользователя закупает оборудование у изготовителя. Обязанности, которые лежат на арендодателе в договоре аренды - техобслуживание, страхование, капитальный ремонт и др. - в договоре лизинга, как правило, возлагаются на пользователя или первоначального собственника. Происходит это путем включения в договор лизинга соответствующей оговорки.

Наиболее ярко различие договоров аренды и лизинга проявляется в решении вопросов ответственности и перехода риска. В договоре аренды арендодатель несет ответственность перед арендатором за несвоевременное предоставление имущества во владение арендатора, за обнаруженные дефекты и др. В договоре лизинга ответственность за нарушение условий, относящихся к предмету договора (качество, несоответствие целям пользователя) , обычно несет изготовитель оборудования. В результате перед пользователем отвечает не собственник оборудования, а изготовитель оборудования, который не является стороной договора лизинга. Риск случайной гибели или порчи оборудования, как правило, несет пользователь, а в договоре аренды, как это предусматривается законодательством различных стран, все риски несет собственник, то есть арендодатель.

Другие исследователи, например западногерманский цивилист И. Эссер в своей работе “Финансовое право” , утверждают, что наличие в договоре лизинга опциона на покупку дает возможность квалифицировать его как договор купли-продажи в рассрочку особого типа. При договоре купли-продажи в рассрочку право собственности переходит от продавца к покупателю, как правило, в момент заключения договора. При договоре лизинга право собственности сохраняется за лицом, предоставившим оборудование во временное пользование. В содержание договора лизинга не включается обязанность пользователя по приобретению имущества в собственность: вопрос покупки оборудования полностью передан на усмотрение пользователя.

И в той, и в другой теориях (сравнение договора лизинга с договором аренды и купли-продажи в рассрочку) рассматривается только договор лизинга, но не весь комплекс отношений. Все то, что выходит за рамки отношений между лизингодателем и пользователем, не нашло своего отражения в этих теориях. Но лизинг далеко не исчерпывается отношениями по временному использованию оборудования.

Говоря о юридической природе лизинга, нужно строго разграничивать, рассматриваются ли отношения между всеми участниками лизинга или лишь договор о предоставлении оборудования во временное пользование. В первом случае вообще нельзя говорить о каком-либо одном из известных договоров либо о договоре sui generis (особого рода) , поскольку в состав всего комплекса в качестве его элементов входят отношения купли-продажи, по временному пользованию оборудованием, в некоторых случаях - еще займа, гарантии и др. Отношения сторон этих договоров, их взаимосвязанность и взаимообусловленность представляют собой сложную структуру, и рассмотрение и регулирование какой-либо одной из ее составных частей приводит к ее разрушению. Из этого следует, что речь идет об особом институте, требующем комплексного изучения и самостоятельного регулирования.

Договор о передаче оборудования во временное пользование (собственно договор лизинга) как один из элементов комплекса действительно имеет много общего с договором аренды. Оба договора опосредуют отношения по передаче оборудования во временное пользование; но отличаются субъектный состав, содержание договоров, наличие в договоре лизинга элементов договора купли-продажи и пр.

Таким образом, договор лизинга нужно рассматривать как новый самостоятельный вид договора.

2.2.2. Определение договора финансовой аренды

Процесс лизинга выражает комплекс имущественных отношений, складывающихся в связи с движением имущества между участниками лизинговой операции. Поэтому лизинг, как экономико-правовая категория, представляет собой особый вид предпринимательской деятельности, направленной на инвестирование временно свободных или привлеченных финансовых средств, когда по договору финансовой аренды (лизинга) арендодатель (лизингодатель) обязуется приобрести в собственность обусловленное договором имущество у определенного продавца и предоставить это имущество арендатору (лизингополучателю) за плату во временное пользование для предпринимательских целей.

Определение лизинга дается в ч. 1 ст. 665 Гражданского кодекса РФ: “По договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей. Арендодатель в этом случае не несет ответственности за выбор предмета аренды и продавца” .

Любое определение лизинга является ограниченным и не может учесть всех форм проявления этого нового кредитного инструмента, но все-таки можно привести еще одно - определение Европейской Федерации национальных ассоциаций по лизингу оборудования (Leaseurope) : “Лизинг - это договор аренды завода, промышленных товаров, оборудования, недвижимости для использования их в производственных целях арендатором, в то время как товары покупаются арендодателем, и он сохраняет за собой право собственности” .

В соответствии с ч. 2 ст. 665 Гражданского кодекса РФ: “Договором финансовой аренды может быть предусмотрено, что выбор продавца и приобретаемого имущества осуществляется арендодателем” .

Основная особенность финансовой аренды состоит в том, что в аренду сдается не имущество, которое ранее использовал арендодатель, а новое, специально приобретенное арендодателем исключительно с целью передачи его в аренду. Для финансовой аренды характерно, что срок аренды приближается к сроку службы оборудования. По окончании срока аренды в соответствии с условиями договора арендатор вправе приобрести имущество в собственность (ст. 624 Гражданского кодекса РФ) , возобновить договор на более льготных условиях, либо вернуть имущество арендодателю.

Российским законодательством предусматриваются еще несколько особенностей лизинговых операций (ст. 6 “Временного положения о лизинге” ) :

1) Сумма лизинговых платежей за весь период лизинга должна включать полную (или близкую к ней) стоимость лизингового имущества в ценах на момент заключения сделки. Общая сумма лизинговых платежей включает, кроме того: сумму, выплачиваемую лизингодателю за кредитные ресурсы, использованные им для приобретения имущества по договору лизинга; комиссионное вознаграждение лизингодателю; сумму, выплачиваемую за страхование лизингового имущества, если оно было застраховано лизингодателем; иные затраты лизингодателя, предусмотренные договором лизинга - ст. 19 “Временного положения о лизинге” ;

2) Лизинг может быть как внутренним, когда все субъекты лизинга являются резидентами Российской Федерации, так и международным, когда один или несколько субъектов лизинга являются нерезидентами согласно законодательству Российской Федерации;

3) Имущество, переданное в лизинг, в течение всего срока действия договора лизинга является собственностью лизингодателя, за исключением имущества, приобретаемого лизинговой компанией за счет бюджетных средств. Условия постановки лизингового имущества на баланс лизингодателя или лизингополучателя определяются по согласованию между сторонами в договоре лизинга.

В соответствии со ст. 666 Гражданского кодекса РФ “предметом финансовой аренды могут быть любые неупотребляемые вещи, используемые для предпринимательской деятельности, кроме земельных участков и других природных объектов” . Предметом финансовой аренды, как и предметом договора аренды, могут выступать любые вещи, которые не теряют своих натуральных свойств в процессе их использования. Так как содержание договора аренды составляет временное пользование чужой вещью, то в аренду, в том числе и финансовую, могут быть сданы лишь неупотребляемые вещи. К предмету финансовой аренды предъявляется требование использовать арендованные вещи для предпринимательской цели, что соответствует задачам коммерческого договора (ускоренная амортизация нового оборудования и механизмов, инвестирование свободного капитала и т.д.) . Земельные участки и другие природные объекты могут быть предметом договора аренды (ст. 607 Гражданского кодекса РФ) , но не могут быть переданы в финансовую аренду. Данное ограничение предмета финансовой аренды объясняется тем, что такое использование с предпринимательской целью земли и других природных объектов регулируется, в первую очередь, земельным законодательством.

2.2.3. Стороны договора финансовой аренды

Классический договор финансовой аренды связывает трех лиц: продавца (изготовителя) имущества, его приобретателя (арендодателя) и арендатора. Однако участники финансовой аренды связаны между собой не одним, а, как правило, двумя договорами. Арендодатель заключает с продавцом выбранного арендатором имущества договор купли-продажи, а с арендатором - договор финансовой аренды. Оба договора взаимосвязаны: как правило, арендатор, а не арендодатель, осуществляет выбор продавца и согласовывает все условия договора купли-продажи. Арендатор договаривается о предмете договора купли-продажи, его цене, месте и сроках поставки.

В лизинговой сделке взаимоотношения между субъектами лизинга строятся по следующей схеме: потенциальный (будущий) лизингополучатель, заинтересованный в получении конкретных и определенных видов имущества (оборудования, техники и т.п.) , самостоятельно на основе имеющейся у него информации, опыта, рекомендаций, результатов предварительно достигнутых соглашений подбирает располагающего этим имуществом поставщика. В силу недостаточности собственных средств и ограниченного доступа к кредитным ресурсам для приобретения имущества в собственность или отсутствия необходимости в обязательной покупке имущества лизингополучатель обращается к потенциальному (будущему) лизингодателю, имеющему необходимые средства, с просьбой об участии его в сделке. Это участие лизингодателя выражается в следующем:

- лизинговая компания проверяет соответствие цены, которую согласовал лизингополучатель, текущему рыночному уровню;

- лизингодатель покупает необходимое лизингополучателю имущество у поставщика или производителя на основе договора купли-продажи в собственность лизинговой компании;

- передает купленное имущество лизингополучателю во временное пользование на оговоренных в договоре лизинга условиях.

К прямым участникам лизинговой сделки, то есть к субъектам лизинга, определение которых дается во “Временном положении” , относятся:

а) лизинговые фирмы и компании - лизингодатели.

Лизингодатель - юридическое лицо, которое осуществляет лизинговую деятельность, то есть передачу в лизинг по договору специально приобретенного для этого имущества, или гражданин, занимающийся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица и зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя. Лизинговые компании - это коммерческие организации, создаваемые в форме акционерного общества или других организационно-правовых формах, выполняющие в соответствии с учредительными документами и лицензиями функции лизингодателей;

б) производственные предприятия - лизингополучатели.

Лизингополучатель - юридическое лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, или гражданин, занимающийся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица и зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя, получающие имущество в пользование по договору лизинга;

в) поставщики объектов сделки - оборудования, техники, другого имущества, то есть продавцы.

Продавец лизингового имущества - предприятие - изготовитель машин и оборудования или другое юридическое лицо, или гражданин, продающие имущество, являющееся объектом лизинга.

Косвенными участниками лизинговой сделки являются коммерческие и инвестиционные банки, кредитующие лизингодателя и выступающие гарантами сделок, страховые компании, посредники, лизинговые брокеры.

Финансирование приобретения лизингового имущества осуществляется лизингодателями (лизинговыми компаниями) за счет собственных или заемных средств.

Лизинг имеет сходство с кредитом, предоставленным на покупку оборудования. Действительно, лизинг можно рассматривать как имущественные отношения на основе предоставления кредита лизинговой компанией лизингополучателю на условиях срочности, возвратности, платности. Однако, это только одна из характеристик лизинга. Другая основная характеристика базируется на отношениях собственности. При лизинге собственность на предмет аренды сохраняется за лизингодателем, а лизингополучатель приобретает его лишь во временное пользование, то есть право пользования имуществом отделяется от права владения им. За обладание этим правом лизингополучатель платит лизинговой компании соответствующие суммы (лизинговые платежи) , размер, вид и график перечисления которых определяется условиями двухстороннего лизингового договора.

2.2.4. Права и обязанности сторон по договору финансовой аренды

Арендатор не находится в договорных отношениях с продавцом имущества, однако наделен по отношению к нему рядом прав и обязанностей. Согласно ст. 668 Гражданского кодекса РФ: “если иное не предусмотрено договором финансовой аренды, имущество, являющееся предметом этого договора, передается продавцом непосредственно арендатору в месте нахождения последнего. В случае, когда имущество, являющееся предметом договора финансовой аренды, не передано арендатору в указанный в этом договоре срок, а если в договоре такой срок не указан, в разумный срок, арендатор вправе, если просрочка допущена по обстоятельствам, за которые отвечает арендодатель, потребовать расторжения договора и возмещения убытков” . Размер убытков исчисляется по общим правилам, установленным ст. 15 Гражданского кодекса РФ, которая гласит: “... под убытками понимаются расходы, которое лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб) , а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского обороты, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) ” . При этом арендодатель отвечает за упущения продавца как за свои собственные.

Особенностью договора финансовой аренды является возможность предъявления арендатором требований о качестве и комплектности имущества, составляющего предмет договора лизинга, сроках его поставки, иных требований, вытекающих из договора купли-продажи, заключенного между продавцом и арендодателем, непосредственно продавцу имущества (ст. 670 Гражданского кодекса РФ) . При этом, в случае ненадлежащего исполнения условий договора купли-продажи арендатор наделяется правами и несет обязанности, как если бы он был покупателем в договоре купли-продажи соответствующего имущества: отказаться от всего переданного имущества; потребовать заменить имущество, не соответствующее условиям договора купли-продажи, имуществом, предусмотренным договором; потребовать недостающее количество имущества и т.п. за исключением обязанности оплатить приобретенное имущество.

Однако арендатор, согласно ст. 670 Гражданского кодекса РФ, не может расторгнуть договор купли-продажи с продавцом без согласия арендодателя в случае нарушения продавцом своих обязательств (например, поставка имущества ненадлежащего качества) . Ставить вопрос о расторжении договора купли-продажи могут лишь его стороны: продавец и арендодатель.

Поскольку в большинстве случаев ответственность за выбор продавца лежит на арендаторе, если иное не предусмотрено договором лизинга, арендодатель не отвечает перед арендатором за невыполнение продавцом его обязанностей по договору купли-продажи, за исключением тех случаев, когда выбор продавца в соответствии с условиями договора финансовой аренды осуществлял арендодатель. В случае выбора продавца арендодателем последний несет перед арендатором солидарную ответственность с продавцом за исполнение условий договора купли-продажи (ч. 2 ст. 670 Гражданского кодекса РФ) .

Особенность договора финансовой аренды проявляется и в том, что в обязанности арендодателя в договоре купли-продажи с продавцом имущества входит указание на приобретение имущества с целью сдачи его в аренду конкретному арендатору (ст. 667 Гражданского кодекса РФ) . Такое указание, наряду с другими условиями договора купли-продажи и финансовой аренды, придает ясность отношениям по финансовой аренде, что важно для правильного применения норм Гражданского кодекса. Отсутствие указания о цели приобретения имущества не влияет на действительность договора, но может быть основанием для требования возмещения убытков.

По общему правилу риск случайной гибели или случайной порчи имущества несет его собственник, поскольку иное не предусмотрено законом или договором. В договоре финансовой аренды собственником арендуемого имущества остается арендодатель. Однако риск случайной гибели или случайной порчи арендованного имущества несет арендатор с момента передачи ему арендованного имущества, если иное не предусмотрено договором финансовой аренды (ст. 669 Гражданского кодекса РФ) .

Страница 1 из 3

предыдущая 1  2  3  следующая

Поиск репетиторов

Выберите предмет