Поиск репетиторов

Выберите предмет
Все рефераты » Экономика и финансы » Малый бизнес: трудности роста
Эффективная подготовка к экзаменам по ЭкономикеПодобрать репетитора

Малый бизнес: трудности роста

Страница 1 из 3

Малый бизнес: трудности роста

ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ МАЛОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В РОССИИ

В реформировании российской экономики еще со времен перестройки малые предприятия (МП) взяли на себя роль создателя почвы для новой системы хозяйствования. Доминирующий сегодня частный сектор зарождался именно в сфере малого бизнеса. И вполне закономерно, что к настоящему времени, по официальным данным, на долю частных субъектов малого предпринимательства в общем количестве частных, государственных и муниципальных, общественных МП приходится 84%. Малые предприятия, располагая 3,4% стоимости основных средств экономики России и 14% числа занятых, производят 12% ВВП 1/4 всей прибыли по народному хозяйству. Это говорит о широких, но еще далеко не полностью раскрытых внутренних возможностях развития малого предпринимательства.

В 90-е годы стабильно росла доля МП в общем объеме ВВП. Это - весомый факт, особенно на фоне продолжающегося спада практически во всех сферах российской экономики. По официальным статистическим данным Госкомстата РФ, на 1.01.1996 г. в России насчитывалось 877 тыс. малых предприятий, на которых было занято 8,9 млн. человек (по среднесписочному составу) , а с учетом вторичной занятости - 13,8 млн. человек. В отраслевой структуре доминирует торгово-посредническая деятельность, а в региональной структуре Центральный экономический район с ядром в Москве (табл. 1,2) .

В развитии малого предпринимательства за последние 1-2 года наметились кардинально новые тенденции, выразившиеся в первую очередь в существенном замедлении темпов роста числа малых предприятий. Если в начале 90-х годов для динамики развития МП был характерен устойчивый рост как их числа, так и количества занятых при среднегодовых значениях приростов на уровне около 80%, то в 1994 г. прирост числа МП составил лишь 4%, а в 1995 г. произошло уже снижение их числа на 2,2%.

Для углубленного понимания нынешней ситуации с развитием российских МП необходимо критически рассмотреть некоторые страницы их "новейшей истории".

Таблица 1. Отраслевая структура малого предпринимательства (в %)

Отраслевая структура числа МП

Отраслевая структура полной численности занятых на МП.

Структура производства продукции (работ, услуг) по основным отраслям МП

Промышленность

14,6

24,0

20,0

Сельское хозяйство

1,1

0,8

0,3

Лесное хозяйство

0,05

0,05

Транспорт и связь

2,3

2,2

Строительство

16,6

29,9

16,3

Торговля и общественное питание

42,7

24,6

50,5

Материально-техническое снабжение и сбыт

1,8

1,3

6,0

Информационное обслуживание

0,8

0,5

0,2

Общая коммерческая деятельность

4,8

3,9

2,5

Прочая деятельность в материальном производстве

1,5

1,4

0,7

Бытовые услуги, жилищное хозяйство

1,8

1,1

3,3

Здравоохранение, спорт, социальное обеспечение

1,9

1,3

0,1

Народное образование

0,9

1,0

0,04

Культура и искусство

0,9

0,7

0,06

Наука и научное обслуживание

5,6

5,3

Финансы, пенсионное обеспечение

1,3

0,9

Прочие

1,05

3,15

Таблица 2. Региональная структура малого предпринимательства (в "/а)

Экономические районы

Доля в общем числе МП

Центральный,

30,5

в том числе Москва

20,0

Северный

2,9

Северо-Западный

9,6

Волго-Вятский

2,9

Нейтрально-Черноземный

2,7

Поволжский

9,6

Северо-Кавказский

9,8

Уральский

10,6

Западно-Сибирский

10,5

Восточно-Сибирский

5,2

Дальневосточный

5,0

Российское малое предпринимательство в своем становлении за последние десять лет уже прошло два этапа и находится накануне вхождения в новый, четвертый, этап. Первый и наиболее яркий из них наблюдался еще в условиях бывшего СССР в конце 80-х годов. Огромные льготы всех видов, в том числе за счет средств госбюджета, в целом более благоприятное положение дел в экономике обусловили отношение ветеранов к данному периоду как к "золотому веку" малого предпринимательства. Действительно, происходило очень быстрое и легкое накопление капиталов, развивались производство дефицитных товаров широкого потребления и сфера всевозможных и столь же дефицитных тогда бытовых услуг, розничной торговли, общественного питания и пр.

Изнанкой "золотого века" было, однако, то, что малые предприятия выполняли роль канала перекачки ресурсов командно-управляемых госпредприятий в теневую экономику, в пользу полукриминального и просто криминального псевдо-рыночного предпринимательства. Самое печальное последствие такой перекачки заключалось и заключается в том, что средства, накапливаемые в малом предпринимательстве методом "доразграбления" госсектора, за небольшим исключением практически навсегда уходили из сферы накопления и не использовались для развития национального производства и его инфраструктуры.

Конечно, в развитии МП имели место не только негативные процессы. В годы перестройки малый бизнес включился в общий, всячески поддерживаемый правительством процесс бурного развития кооперативного движения. И разгосударствление, и обучение широких масс населения основам предпринимательства происходили через развитие кооперации и малого бизнеса.

Однако нельзя не заметить, что "золотой век" малого бизнеса и вменяемые ему функции ускорителя реформ во многом оказались в жестком противоречии с другими направлениями экономических преобразований, а точнее - с неудачной попыткой проведения реформ сверху, в жестко-унитарных традициях, с опорой исключительно на аппарат государственной власти и управления. Попытки центрального правительства как-то ограничивать возможности получения дутых доходов от разницы между фиксированными ценами госсектора и свободными ценами негосударственных предприятий, регламентировать деятельность МП, использовать рычаги налогообложения наталкивались на явную недееспособность государственного аппарата.

Необходим был кардинально иной экономический курс, который воплотился уже в новой России в реформах типа шоковой терапии. Начался новый, второй, этап и в развитии Российского малого предпринимательства.

1992 год - год шоковой терапии - характеризовался самыми высокими с середины 80-х годов темпами роста числа малых предприятий (в 2,1 раза) и численности занятых в них. Этот факт носит феноменальный характер, поскольку осуществленная тогда либерализация цен и введение налогового прессинга сильно подорвали финансовую базу малого предпринимательства. Бурная инфляция привела, с одной стороны, к обесценению сбережений населения, а с другой - к резкому увеличению процентных ставок банковского кредита. Это вызвало настоящий паралич инвестиционной деятельности, не преодоленный до сих пор.

Этапы развития малого предпринимательства в России Статистические данные показывают, что абсолютным лидером по увеличению числа малых предприятий стала тогда сфера науки и научного обслуживания. В ней число малых предприятий возросло в 3,4 раза. Количество малых предприятий в сфере сельского хозяйства увеличилось в 3,1 раза. Затем следуют материально-техническое снабжение и общая коммерческая деятельность по обеспечению функционирования рынка (2,9 раза) . К ним тесно примыкает сфера народного образования (2,8 раза) .

В то же время в 1992 г. в общей структуре Российского малого предпринимательства произошло резкое уменьшение доли МП в сфере материального производства.

По широко распространенному мнению, модель шоковой терапии была малоконструктивна для быстрого и эффективного развития экономики страны и, в частности, сферы малого предпринимательства. Но следует признать, что в условиях активизации рыночных реформ МП продемонстрировали и свои позитивные возможности. Важнейшими функциями МП в условиях шоковой терапии стали социальное демпфирование, обеспечение выживания значительных слоев населения в условиях острого кризиса через самозанятость, предоставление возможности получения дополнительных (помимо основной, часто формальной занятости) средств к существованию.

Вместо своего рода кормушки с сильным криминальным оттенком, что было присуще периоду перестройки, в сфере МП стала образовываться нормальная конкурентная прорыночная среда, характеризующаяся борьбой малых предприятий за выживание на основе повышения качества и разнообразия товаров и услуг. Сказанное, правда, не означает, что криминальные структуры оставили малый бизнес в покое.

Феноменальный рост числа МП в 1992 г. имеет свое объяснение. Бурное развитие торгово-посреднического малого предпринимательства стало ответной реакцией на подрыв первоначальной финансовой базы. Либерализация внешней торговли еще в условиях бывшего СССР и снятие запретов на частную торговлю внутри страны создали благоприятные условия для любой торговой деятельности.

Падение потребительского платежеспособного спроса торговое малое предпринимательство тогда активно компенсировало импортом товаров, хотя и не очень качественных (типа продукции китайского производства) , но пользовавшихся ажиотажным спросом у российского потребителя. Быстрая оборачиваемость мелких торговых капиталов превращала их в капиталы средних размеров. Более того, мелкая торговля быстро реагировала на нарастающую социально-экономическую дифференциацию российского общества, группируясь в нишах обслуживания как массовых потребителей, так и потребителей с высоким уровнем доходов. Достаточно быстро рядом с мелкими торговыми палатками стали возникать элитные магазины, владельцы и работники которых нередко начинали с "челночной" деятельности.

К позитивной роли торговой и посреднической деятельности МП следует отнести и их участие в создании новых хозяйственных связей. Инициированная либерализацией цен и рядом других факторов (сдача позиций ВПК, утрата рынков стран Восточной Европы и пр.) полная "закупорка" ранее сложившихся каналов взаимосвязей между производителями, поставщиками и торговлей открыла широкое поле для деятельности малых фирм по снабжению и сбыту продукции. Конечно, для новых хозяйственных связей в полном объеме нужен новый технологический каркас экономики с соответствующими рыночными, высокоэффективными каналами движения товаров от производителей к потребителям. В стратегическом плане задача создания такого каркаса малому бизнесу не по силам, так как требует многих лет и огромных капитальных вложений.

Однако малый бизнес смог сыграть роль катализатора первых шагов движения к новой системе внутрикооперационных связей в российской экономике. Кроме того, он выполнял роль демпфера, спасающего многие предприятия от немедленного краха из-за разрыва прежних, хотя и неэффективных, но все же работавших хозяйственных связей.

Рывок малого предпринимательства в сторону торговой и посреднической деятельности стал также закономерной реакцией на введенный правительством налоговый прессинг. В бывшем СССР не было и в принципе не могло быть налоговой системы, адекватной рыночным условиям. Поэтому введение в практику хозяйственной жизни даже элементов нормальной налоговой ответственности должно было вызвать у не привыкших к этому предпринимателей естественную реакцию отторжения. Но дело в том, что на эту реакцию наложился явный экстремизм правительственной налоговой политики, направленной на изъятие до 70-90% доходов малых предприятий. При этом правительство и не рассчитывало на то, что кто-либо будет сразу же платить налоги в полной мере. Предпринимателей тем самым подталкивали к тому, чтобы искать и находить способы сокрытия доходов от налогообложения. Торговля и посредничество, ориентированные на работу с трудноконтролируемыми наличными средствами, открывали большие возможности для ухода от налогов.

В целом ситуация 1992 г. может быть охарактеризована общепринятым термином "грюндерство". Малое предпринимательство было составным элементом этого массового процесса учредительства. Биржи, банки, страховые фирмы, крупные частные и полугосударственные акционерные предприятия возникали по всей России в невероятных количествах. Люди впервые в жизни получили свободу для самостоятельной предпринимательской деятельности, право заниматься финансовым планированием, что ранее было абсолютной монополией государственных структур и их чиновников. Такие мотивации в сочетании с развалом государственных, прежде всего бюджетных предприятий и организаций, с надеждой на получение высоких доходов от достаточно простых видов работ и услуг не могли не породить крупномасштабного грюндерства. Подобное грюндерство объясняется не столько экономическими причинами, сколько общими законами социальной психологии в их приложении к очевидной для России ситуации кардинального общественного перелома.

Этапы развития малого предпринимательства в России Иллюстрацией к вышесказанному может служить массовое появление эфемерных фермерских хозяйств в суровых климатических зонах и на низкокачественных почвах, где с точки зрения экономической целесообразности таких хозяйств в принципе не может быть даже в самой развитой рыночной стране. Многие малые предприятия появлялись на свет не в силу экономической целесообразности, не имея какой-либо программы долговременного развития, а только из общей надежды, мечты их организаторов на достаточно абстрактную " лучшую жизнь" (в основном в стиле привлекательных трафаретов общества свободного предпринимательства и всеобщего потребления) . В определенном смысле психологические ожидания скорого процветания доминировали над трезвым экономическим расчетом и даже здравым смыслом.

Именно этим объясняется феномен бурного появления многочисленных частных мелких научных фирм в условиях очень быстрого свертывания какого-либо спроса на научную продукцию из-за острейшего инвестиционного кризиса, спада инновационной активности и фантастического дефицита бюджетов всех уровней. Психологически это явление объясняется еще и тем, что научная деятельность, личность исследователя в течение многих предшествовавших десятилетий были в состоянии явной невостребованности. Новые условия давали бывшим научным сотрудникам надежду на самостоятельный выход из того тупикового положения, в котором они находились в государственных академических, отраслевых и прочих научных учреждениях в 70-е и в 80-е годы.

Грюндерство, как показывает исторический опыт, всегда ограничено во времени. Уже к 1995 г. оказались практически исчерпаны ниши и возможности сверхприбыльной торгово-посреднической деятельности. Многие из возникших ранее малых предприятий преимущественно торгово-посреднической или, например, научно-консультационной ориентации либо прекратили свое существование, либо диверсифицировались. Такая ситуация закономерно должна была генерировать новые тенденции в развитии российского малого предпринимательства. Обозначился очередной, третий этап качественных изменений в динамике и структуре малого предпринимательства, сопровождавшийся, как было отмечено выше, значительным сокращением прироста числа МП.

Главными причинами приостановки роста числа малых предприятий являлись резкое сужение границ сфер, характеризовавшихся легко достигаемой высокой доходностью, исчерпание психологических ожиданий беспредельных финансовых возможностей самостоятельной предпринимательской деятельности. В нормальной рыночной экономике малое предпринимательство в большинстве случаев и по доходности, и по границам потенциальных возможностей уступает среднему и крупному бизнесу. Оно идет вслед за ними в роли хотя и вполне достойного, но все же аутсайдера.

Если в России еще в 1992-1994 гг. вся экономика, включая малый бизнес, жила по стохастическим законам первоначального накопления капиталов, то к 1995 г. все четче стали действовать закономерности цивилизованной рыночной системы. Реже встречались случаи, когда какое-либо малое предприятие легко скупало дорогостоящие здания и даже средние производственные предприятия. Нормой становился доход на одного занятого в МП на уровне, колеблющемся вокруг средней заработной платы по стране.

В экономике России стала прослеживаться тенденция к началу новой, рыночной концентрации и централизации капиталов, а также самой хозяйственной деятельности. Получил развитие процесс поглощения предприятий. Часто наиболее рентабельные малые предприятия оказываются первой жертвой таких поглощений. Например, в Москве на месте еще недавно многочисленных индивидуальных торговых ларьков возникли хорошо оформленные торговые павильоны, принадлежащие той или иной крупной фирме. Менее рентабельные МП также не выдерживают экономической конкуренции со средними и крупными фирмами и вынуждены свертывать свою деятельность. В этом смысле на нынешнем этапе российских реформ процессы централизации и концентрации капиталов также противостоят увеличению численности МП. Но в дальнейшем, как мы полагаем, новые крупные и средние предприятия будут самым активным образом стимулировать создание новых МП в структуре формируемых новых хозяйственно-технологических цепочек.

На кардинальное замедление прироста числа МП в 1994-1995 гг. повлияло и завершение перерегистрации малых предприятий, созданных еще по законам бывшего СССР. Действующие МП в ходе перерегистрации принимали новые организационные формы, а прекратившие свою работу - просто ликвидировались. Поскольку величина числившихся зарегистрированными, но реально не функционировавших МП была достаточно велика, их официальная ликвидация внесла существенный вклад в общее замедление темпов роста числа малых предприятий России. Фактор перерегистрации и ликвидации не работающих предприятий в полной мере проявил себя в 1995 г. в связи с введением в практику хозяйственной деятельности нового Гражданского кодекса (ГК) . В соответствии с положениями его первой части малые предприятия, имеющие форму товариществ (а это очень распространенная хозяйственная форма малых предприятий) , должны переоформить свои учредительские документы, приняв другие, предусмотренные ГК хозяйственные формы. Если учесть, что даже по официальным оценкам Госкомстата РФ, более трети зарегистрированных малых предприятий либо не приступали к хозяйственной деятельности, либо приостановили ее, не ликвидировавшись, то очевидно, что начавшаяся в 1995 г. перерегистрация и соответственно официальная ликвидация реально не функционирующих малых предприятий должны привести к дальнейшему существенному снижению числа малых предприятий в России. А с учетом того, что в ряде российских регионов реально действует чуть более половины зарегистрированных МП (по данным Госкомстата РФ) , перерегистрация внесет определенные коррективы и в региональную структуру малого предпринимательства страны.

Замедление роста числа новых малых предприятий объясняется еще и тем, что не проявил свою силу - и в экономическом, и в социальном плане - такой мощный фактор увеличения малых предприятия, как рост безработицы. Несмотря на все прогнозы ее бурного увеличения, вплоть до 1996 г. официальная безработица оставалась на уровне 2-3% экономически активного населения. Реальная безработица может быть на порядок выше, на что указывают альтернативные расчеты экспертов профсоюзных объединений, международных организаций и пр. Но тем не менее официальный статус работающих (пусть даже на "полуживых" предприятиях) , пока он действует, создает социально-психологический эффект, при котором люди отказываются заниматься иной самостоятельной деятельностью, в том числе пробовать свои силы в сфере малого бизнеса. Более распространенным оказывается случайный, часто нигде не регистрируемый вспомогательный заработок от мелких перепродаж или выполнения подсобных работ. Но как только правительство России на деле, а не на словах пойдет на банкротства многочисленных нерентабельных предприятий, рост официальной безработицы, несомненно, вызовет новую волну увеличения числа МП.

Наиболее существенным негативным моментом была и остается криминализация малого предпринимательства. В этой связи очень показателен наиболее типичный ответ на вопрос выборочных обследований руководителей малых предприятий о влиянии на их деятельность криминальных структур. Значительная часть респондентов отвечают, что они вообще ничего не знают о криминальных структурах. В нынешней ситуации такой ответ указывает не на преодоление зависимости МП от криминальных структур, а как раз наоборот - на особо сильную их зависимость от этих структур и даже на прямую вовлеченность в эти структуры и страх перед ними. Криминальность продолжает оставаться существенным фактором, препятствующим нормальному развитию Российского малого предпринимательства.

Резкий спад темпов прироста числа МП по-разному нашел отражение в отдельных отраслях. Хотя и несколько замедлившись, но впервые за несколько прошедших лет опережающими темпами увеличилось количество МП в строительстве и на транспорте (на 18 и 19% в 1995 г.) . В торговле и сфере общественного питания число МП уменьшилось примерно на 10%. В общей коммерческой деятельности по обеспечению функционирования рынка, в науке и научном обслуживании произошло абсолютное сокращение числа малых предприятий (-18,7 и -5,6°о) .

Динамика числа МП в региональном разрезе показывает некоторое опережение роста числа малых предприятий в регионах Северного Кавказа и Севера Европейской части России. Хотя существенных изменений в региональной структуре МП не произошло, все же можно заметить позитивный процесс постепенного более равномерного распределения малых предприятий по различным экономическим районам России.

В 1995 г. среднесписочная численность занятых в МП по сравнению с 1994 г. увеличилась на 0,8% Конечно, величина прироста невелика, но она подтверждает данные социологических опросов, в ходе которых руководители МП высказывали мнение о необходимости увеличения численности персонала предприятий. И, что очень важно, они указывают на то, что настало время перехода от полулегальной занятости к нормальной, адекватной действующим законам.

Особо надо отметить усиление инвестиционной активности МП. Общий объем их капитальных вложений за 1995 г. возрос в 4 раза, причем в промышленности - в 7,4 раза.

Можно констатировать, что в 1994-1995 гг. проводимая российским правительством политика умеренно-жесткой финансовой стабилизации, с одной стороны, сопровождалась значительным замедлением темпов роста количества МП, но, с другой стороны, имела выраженный санационный эффект. В стране стала формироваться принципиально новая экономическая ситуация, в которой МП начали играть роль, характерную для малого предпринимательства в нормальной рыночной экономике.

Политика государственной поддержки МП осуществлялась на базе налоговых льгот, создания (хотя еще и в незавершенном виде) цивилизованного законодательного пространства, информационной поддержки, обучения кадров, формирования сети бизнес-парков, налаживания эффективной координации в этой области между федеральным центром и субъектами Федерации, а также с местными органами власти.

Малые предприятия в борьбе за выживание научились самостоятельно приспосабливаться к сложностям рынка. Так, для повышения своей жизнеспособности МП активно диверсифицируют хозяйственную и инвестиционную деятельность. Более чем половина МП неторгового профиля помимо основной деятельности в 1995 г. занималась еще и торговлей как несложной, но относительно прибыльной деятельностью с быстрым сроком оборачиваемости капиталов. А торговые капиталы все чаще устремляются в производство, хотя и в самых простых его формах.

В целом мы полагаем, что новый рывок в динамике числа МП, в увеличении их макроэкономического веса по всем показателям неизбежен. Его следует ожидать по мере накопления предпосылок для формирования целостной системы рыночного хозяйствования, решительных шагов в области демонополизации экономики, дебюрократизации управления и, конечно, общего перехода к фазе оживления и подъема производства и производственного инвестирования.

Для закрепления и дальнейшего развития позитивных тенденций роста Российского малого предпринимательства, кардинального расширения поля его деятельности требуется активизация государственной поддержки МП на всех уровнях. В первую очередь в поддержке нуждается сфера кредитования и страхования малого бизнеса, стимулирования его инвестиционной активности. Настоятельной необходимостью является декриминализация малого бизнеса. Чрезвычайно важно также расширение инновационной и научной деятельности МП в интересах развития всех сфер российской экономики. Начало реального подъема в экономике позволит перейти к четвертому этапу по-настоящему рыночного развития Российского малого предпринимательства.

МАЛОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И БОЛЬШАЯ ПОЛИТИКА

Одним из факторов, препятствующих формированию цивилизованного рынка в России, созданию подлинного класса собственников, является отсутствие эффективной общегосударственной политики развития малого предпринимательства. Создан соответствующий Государственный комитет Российской Федерации по поддержке и развитию малого предпринимательства, приняты законы, подписаны указы, постановления правительства, проводятся съезды, конференции, "круглые столы", готовятся новые... И что дальше?!

На сегодняшний день сектор малого предпринимательства уже не характеризуется такими бурными темпами роста, какие наблюдались в начале 90-х годов. Если в 1992 г. количество малых предприятий (МП) увеличилось в 2,1 раза, то в 1993 г. темпы роста снизились до 1,5 раза, а в 1994 г. рост составил всего 4%. На конец 1995 г. насчитывалось около 900 тыс. МП, на которых было занято около 9 млн. человек, или 15% (против 14% в 1994 г.) общей численности занятых на предприятиях и в организациях.

Основными факторами ухудшения ситуации в сфере малого предпринимательства в 1995 г., по оценкам предпринимателей, являлись нехватка собственных денежных средств, неплатежеспособность потребителей продукции, нестабильность правовых норм и налоговой политики, недостаточное развитие рынков сбыта, а также рынков сырья и материалов. В частности, запасы сырья и материалов на конец 1995 г. сократились примерно у 40°о хозяйств. Сложившийся уровень заказов, обеспеченности сырьем и материалами, энергетическими и финансовыми ресурсами большинство предпринимателей по итогам опросов оценивали "ниже нормального".

К концу 1995 г. обозначилось резкое падение темпов роста, а затем и снижение числа МП, действующих в сфере торговли и посреднических услуг. По данным проведенных обследований, к концу 1995 г. наметилось замедление темпов роста объемов продаж этой категории малых предприятий, сужение ассортимента товаров, уменьшение объема поступлений товарных ресурсов. Более 70% мелких торговых фирм не склонны увеличивать численность работающих. В качестве основных факторов, препятствующих нормальной работе малых торговых организаций, подавляющее число опрошенных предпринимателей отмечают высокие налоги, а также недостаток собственных средств (более 60% опрошенных) и высокие транспортные расходы (более 35%) .

В сложившейся ситуации в связи с накоплением капиталов в торговле, общей коммерческой деятельности эти сферы малого предпринимательства нуждаются в государственной поддержке.

Отечественная налоговая система еще находится в стадии формирования. Гражданский кодекс РФ не определяет и не может определять содержание и формы регулирования малого предпринимательства, осуществляемого государством через налоговое законодательство. Между тем следует отметить, что система налогов, пошлин и все то, что принято называть публично-правовым регулированием экономики, может существенно расширить или, наоборот, свести до минимума сферу применения установленных Гражданским кодексом РФ принципов свободного предпринимательства.

Освобождение же от налогов, налоговые льготы отдельным МП создают им незаслуженные конкурентные преимущества. Фактически текущее налоговое законодательство ничем не ограничено сегодня в выборе между политикой подавления либо стимулирования малого предпринимательства. Произвольное использование налогов для таких целей представляется, однако, противоречащим конституционным положениям о развитии конкуренции и свободе экономической деятельности. В равной мере подобными задачами не должна обосновываться аналогичная направленность запретов и ограничений, вводимых законодательством о лицензировании, таможенным законодательством, законодательством о земле и других природных ресурсах.

Исходя из интересов развития малого предпринимательства в процессе пересмотра и обновления указанных законодательных норм следует сосредоточить внимание не на отдельных видах налогов, пошлин, лицензионных и аналогичных запретов и ограничений, а на ряде общих положений, ликвидирующих сегодняшний законодательный произвол.

Представляется принципиально важным установить в качестве общих принципов налогового законодательства положения, согласно которым, во-первых, не допускается дифференциация налогов с целью ограничения или стимулирования отдельных видов деятельности и, во-вторых, запрещается установление чрезмерно обременительных налогов, исключающих получение налогоплательщиком доходов от своей деятельности, сдерживающих экономически оправданный оборот товаров, услуг и капиталов.

Вопросы льготного налогообложения субъектов малого предпринимательства нашли отражение в принятом Законе РФ "О государственной поддержке малого предпринимательства в РФ" и в Законе "06 упрощенной системе налогообложения и учета для субъектов малого предпринимательства".

Согласно этим актам, упрощенная система налогообложения и учета вводится параллельно с действующими условиями налогообложения и регулирования деятельности субъектов малого бизнеса, не заменяя их. Выбор используемой системы налогообложения осуществляется на добровольной основе самими субъектами малого предпринимательства.

Данный порядок предлагается ввести для субъектов малого предпринимательства, являющихся юридическими лицами, с численностью занятых в производственной деятельности до 15 человек, в сферах розничной торговли, бытового обслуживания населения, услуг -до 10 человек. Не допускается переход на эту систему предприятий, занятых производством подакцизной продукции.

Вводимая упрощенная система налогообложения и учета предполагает, что вся совокупность установленных законодательством для юридического лица - субъекта малого бизнеса федеральных, региональных и местных налогов, контроль за взиманием которых возложен на налоговые органы, а также платежей во внебюджетные фонды заменяется единым налогом на доход. Предусматривается сохранение для этой категории плательщиков платежей, контроль за взиманием которых возложен на таможенные органы, обязательных отчислений в социальные внебюджетные фонды, уплаты государственных пошлин и лицензионных сборов за занятие определенными видами деятельности.

Документом, подтверждающим право на ведение упрощенного учета и налогообложения, является патент, выдаваемый органами Государственной налоговой службы Российской Федерации по месту постановки налогоплательщика на налоговый учет предприятия.

Базой для обложения единым налогом становится доход предприятия, исчисляемый как разница между полученной выручкой от реализации товаров и суммарной стоимостью использованных в производстве сырья, материалов, топлива, эксплуатационных расходов, текущего ремонта, затрат на аренду производственных помещений и транспортных средств, налогов на добавленную стоимость, уплаченных поставщикам, отчислений в социальные внебюджетные фонды, а также уплаченных предприятием таможенных платежей.

Однако до сих пор субъекты Федерации, особенно органы местного самоуправления, пытаются устанавливать произвольные налоги. Конечно, проще забрать у начинающих малых предпринимателей средства для латания дыр в бюджете. Это тоже своего рода передел, перераспределение. По сути будет происходить перераспределение средств от малых предприятий и регионов, которые не получали государственную поддержку, к малым предприятиям и регионам, которые уже включены в такую систему. На "опоздавших" и "раскачивающихся" налоговое давление усилится.

Такой механизм формирует у "успевших на поезд" иждивенческие настроения и не стимулирует легальное расширение производства. Этот механизм не освобождает частных товаропроизводителей от вмешательства государства, а ставит их в еще большую зависимость. В результате наблюдается массовое выбивание денег и все новых и новых льгот в государственных и региональных структурах. Параллельное существование в сознании каждого предпринимателя одновременно двух экономик - легальной и нелегальной ("черный нал") ведет к одновременному сочетанию двух жизненных философий - честной и нечестной. (При этом человек и государство остаются как бы врагами.) Поэтому вопрос об отношении государства и общества к предоставлению налоговых и кредитных льгот малым предприятиям приобретает политическое значение.

А дополнительные частные и государственные инвестиции в малый бизнес? Внешне привлекательна ситуация, когда государство увеличивает объем инвестиций в малый бизнес, но при этом на столько же возрастают налоговые сборы с предприятий данной категории. Баланс для бюджета достигнут, но отрицательные последствия такой арифметики дисбаланс интересов - неизбежны.

Целесообразно законодательно установить для малых предприятий единый налог в размере 30%. Это позволит создать благоприятную среду для функционирования предпринимателей, снизит степень социально-политической нестабильности в обществе.

Инвестиционная политика Не менее важной проблемой является поиск инвестиционных ресурсов, иначе процесс становления малых форм предпринимательства будет чрезмерно длительным. У государства достаточных средств для этого нет и вряд ли они будут, но есть государственная собственность. Представляется целесообразным часть ее не выставлять на аукционах на продажу, а сдавать малым предприятиям на конкурсной основе в долгосрочную аренду (лизинг) , при этом приоритет должен принадлежать предпринимательским структурам в регионах с благоприятным предпринимательским климатом.

Привлечение средств частных инвесторов в малый бизнес и сведение их рисков к минимуму возможны только при использовании специализированных фондов и соответствующего законодательства, регулирующего их деятельность. Одним из основных источников привлечения средств в государственные и региональные фонды могут стать капиталы частных инвесторов, аккумулируемые через облигационные займы.

Однако облигации под малый бизнес не будут ликвидными, а следовательно, и привлекательными для частных, особенно иностранных, инвесторов, если малые предприятия не получат налоговых льгот. В противном случае доходность (ликвидность) возможна только за счет построения финансовых пирамид.

Для оценки уровня привлекательности инвестиций целесообразно создать банк данных по предприятиям различных форм собственности. Основой банка данных призвана служить бизнес-карта, которая должна стать источником информации об имеющихся возможностях и условиях инвестирования в создание новых предпринимательских структур в каждом регионе, о неиспользуемых производственных мощностях, объектах незавершенного строительства, о транспортной инфраструктуре, свободных трудовых и сырьевых ресурсах.

Одним из элементов целенаправленной политики в сфере малого предпринимательства должно стать обеспечение ее тесной связи с процессом приватизации. В программе приватизации необходимо учесть возможности участия малого бизнеса. Доходы от приватизации нужно направлять не только в федеральный фонд поддержки малого предпринимательства, но и в аналогичные региональные фонды, которые могли бы получать примерно 20 % дохода от реализации региональной и муниципальной собственности. Кроме того, как один из вариантов санации крупных предприятий, приватизируемых или радикально реорганизуемых по причине их банкротства, должна быть предусмотрена возможность их преобразования в систему (объединение) малых предприятий.

Исключительно важной задачей является создание более благоприятных условий для привлечения иностранного капитала к участию в процессе приватизации путем обеспечения соответствующих гарантий и льгот малому предпринимательству, включая предоставление права на владение контрольным пакетом акций.

Особенно актуальным является создание на приграничных территориях межрегиональных межгосударственных консалтинговых структур (бизнес-центров) . Целесообразность создания подобных структур должна быть обоснована при подготовке соответствующих межправительственных соглашений, таких же, как при формировании финансово-промышленных групп. Необходимо обеспечить режим наибольшего благоприятствования для подобных структур. В частности, стоит подумать о принятии соответствующих нормативных актов, которые способствовали бы деятельности подобных бизнес-центров.

Производственная и инновационная инфраструктура малого предпринимательства Нельзя забывать и о создании определенных условий для самостоятельного завоевания рыночных ниш МП. Это особенно важно, когда речь идет о МП, действующих в сфере высоких технологий. Государственная поддержка должна быть ориентирована именно на такие предприятия и фирмы, поскольку они располагают значительным инновационным потенциалом и имеют реальные возможности наращивания объемов экспорта, прежде всего нетрадиционного.

Развитию малого бизнеса может послужить и интеграция малых предприятий в производственные сети более мощных экономических структур, причем особую роль в решении этой проблемы могли бы сыграть финансово-промышленные группы. Организационные формы такой интеграции самые разнообразные: лизинг, франчайзинг, долгосрочные контакты на поставки комплектующих под определенные финансовые гарантии и т.д. Преимуществом такого варианта промышленной организации является создание гарантированных рынков сбыта для малого бизнеса, особенно в тех случаях, когда финансово-промышленные группы осуществляют прорыв на экспортные рынки.

Широкое распространение сети бизнес-инкубаторов и других инновационных структур - другое условие успешного развития малого бизнеса в России. Идея создания технопарковых и инкубационных структур получила заслуженное признание во всем мире. Их важная роль в ускорении научно-технического прогресса, совершенствовании структуры производства, повышении уровня занятости и благосостояния населения была в последние годы неоднократно подтверждена мировой практикой. Именно поэтому в России ввиду незрелости предпринимательства и падения инновационных стимулов следует уделить особое внимание разработке законодательных актов, регламентирующих деятельность технопарков, а также разработке национальной программы в области инновационной политики с учетом конверсии.

В соответствии со своими задачами технопарки осуществляют экспертизу и отбор инновационных предложений, научно-технических проектов и программ, направленных на создание и внедрение новой техники и наукоемких технологий, а также оценку рисковости этих предложений, оказывают содействие в проведении научно-исследовательских работ и передаче их результатов в производство. Кроме того, они предоставляют малым инновационным предприятиям производственные площади, оборудование для выполнения научно-исследовательских работ, предлагают юридические, финансовые, маркетинговые, хозяйственные и иные услуги, содействие в правовой и коммерческой защите интеллектуальной собственности.

Создание технопарков требует участия не одного, а нескольких регионов в рамках межрегиональных экономических ассоциаций. К сожалению, реальных практических шагов в этом плане не предпринимается, дело ограничивается пока обсуждениями. Не вызывает сомнений, что усилиями одних лишь предпринимательских, научных и аналитических кругов проблему не решить, нужна активная работа соответствующих исполнительных и представительных структур субъектов Российской Федерации, межрегиональных экономических ассоциаций.

Для развития производственной и инновационной инфраструктуры малого бизнеса необходимы соответствующая кадровая база, высокоэффективные формы отбора и подготовки предпринимателей и государственных служащих с применением современных тренинговых методов, использованием кооперативных и командных форм организации бизнеса.

Важным инструментом поддержки малого предпринимательства могут стать территориально-производственные зоны (ТПЗ) . Они формируются на базе предприятий оборонных отраслей промышленности с целью размещения на их площадях малых предприятий, для чего предлагаются незагруженные производственные мощности.

Главным координатором работы в зоне является координационный совет ТПЗ, действующий на общественных началах. Основными задачами координационного совета является обеспечение условий для эффективного использования незагруженных мощностей, сохранения рабочих мест путем координации и контроля производственной деятельности российских и иностранных юридических и физических лиц на предприятиях оборонного комплекса.

Небольшой опыт функционирования ТПЗ накоплен в Нижегородской области. Однако распространение его и на другие предприятия оборонных отраслей промышленности требует специального анализа.

Бизнес - власть: механизм взаимодействия Для того чтобы между бизнесом и властными структурами установились партнерские отношения, необходима четкая схема их сотрудничества. На наш взгляд, она должна базироваться на принятии закона "О регулировании лоббистской деятельности в федеральных органах государственной власти".

Очевидно, чем органичнее вписывается предприниматель в новую экономическую систему, тем чаще он склонен прибегать к "цивилизованному" лоббированию через благоприятное для него изменение нормативных актов органами власти. И, наоборот, чем труднее данному руководителю осуществлять свои функции в новых условиях, тем характернее для него стремление лоббировать "по-советски" -посредством прямого "выколачивания" средств для его предприятия.

Важным фактором, влияющим на лоббистскую деятельность, является размер руководимого предприятия. Наиболее активно действуют крупные предприятия. Для средних предприятий лоббирование выступает, скорее, эпизодом, а тысячи мелких предприятий либо совсем не проявляют активности в этой сфере, либо действуют в основном на местном и региональном уровнях. Правда, необходимо отметить тот факт, что многие малые и средние предприятия пытаются отстаивать свои интересы коллективным образом - посредством политических действий различных предпринимательских объединений.

Весьма специфически осуществляется в России лоббирование в интересах предпринимателей, действующих в непроизводственной сфере: торговле, финансах, сервисе и т.д. Здесь сосредоточены усилия большинства деловых людей "новой волны", что вполне закономерно, учитывая особо высокую оборачиваемость капиталов в данной сфере. В связи с этим эксперты предостерегают, что по мере либерализации экономики у высших государственных руководителей могут возникать и чисто субъективные интересы, совпадающие с интересами крупных торгово-финансовых групп.

Отношения малого бизнеса с властными структурами всех уровней сегодня хорошо описываются известной в биологии моделью "хищник - жертва". Если опросы двух-трехгодичной давности показали определенную сбалансированность прав и обязанностей предпринимателей и государства, то теперь около 80% предпринимателей не получают никакой помощи ни от центральных, ни от местных органов власти. На вопрос к предпринимателям: "Согласны ли вы с тем, что сейчас невозможно решить большинство хозяйственных проблем без взяток чиновникам? " - положительный ответ дали 70,8% опрошенных.

Развитие малого предпринимательства - важная политическая проблема. Пожалуй, никем в России уже не оспаривается истина, что стабильность в обществе зависит от того, располагает ли оно мощным средним классом. Однако до сих пор эта политика остается декларативной. Необходима целостная системная методология развития малого предпринимательства. Дело совсем не в бюджете и даже не в налогах. Дело в свободе, в правах, в отношениях государства к малому бизнесу.

К вопросу о терминологии

За прошедшие несколько лет в печати, специализированной, в том числе научной, литературе и просто в кругах специалистов, деловых людей прочно вошли в обиход такие клише, как "малый и средний бизнес", "малые и средние предприятия (МСП) ", "предприятия малого и среднего бизнеса", "малый бизнес как сектор экономики", "предприниматели малого бизнеса", "предпринимательство и малый бизнес". Не касаясь пока экономического содержания, стоящего за этими понятиями, сделаем несколько кратких замечаний относительно самой терминологии и ее адекватности как органике русского языка - одного из самых богатых достояний российской культуры, так и международной деловой терминологии в этой области.

Прежде всего подчеркнем, что вопросы терминологии не являются просто абстрактной научной или чисто филологической проблемой. Игнорирование того глубинного содержания на уровне подсознания, которое скрывается порой за внешне безобидными словесными клише, на каком-то этапе может принести соответствующий, но неожиданный, не всегда желаемый и справедливый результат. С Другой стороны, учитывая, что при всех противоречиях развития реформ Россия идет по пути интеграции в мировое экономическое сообщество, следует своевременно обращать внимание на вопросы деловой терминологии. В особенности это важно при введении новых терминов, отражающих новые для реформируемой экономики России явления.

Можно отметить, что вышеперечисленные клише, а также некоторые другие обороты, не столь широко употребляемые, как, например, "малые формы хозяйствования (МФХ) "\ не только не содержат в себе каких-либо смысловых противоречий с точки зрения чистоты русского языка, но и имеют совершенно определенные аналоги в деловом английском языке: "small business", "small businesses", "small and medium enterprises (SMEs) ", "small business sector", "small business-owners", "entrepreneurship and small business".

Вместе с тем с чьей-то легкой руки в профессиональной лексике специалистов прочно укрепляются и такие "неологизмы", как "малый предприниматель" или "малый сектор экономики", иногда даже переползая с отдельных страниц диссертаций и научных статей в нормативно-правовые акты и документы государственной важности. Прочно утвердившийся в официальных документах оборот "малое предпринимательство" также может быть подвергнут сомнению в отношении адекватности своего использования, тем более что он начал применяться только в России.

Относительно таких словесных комбинаций можно отметить следующее.

Во-первых, предпринимательство (любое) - чрезвычайно многогранная и интегральная, по сути, сфера человеческой деятельности, граничащая в своих различных проявлениях с искусством, наукой, спортом, игрой, порой с искусством военной стратегии и... - этот перечень можно было бы продолжить. Причем надо заметить, что существует "большое искусство" и просто "искусство", но нет "малого искусства", иначе это уже не искусство, а плохая художественная самодеятельность. Существует "большой спорт" и просто "спорт", но нет "малого спорта", иначе это уже не спорт, а физкультура. Есть "большие ученые" и просто "ученые", но не существует "малых ученых", или это уже не ученые, а юные члены кружка технического творчества. Соответственно неправомерно, на наш взгляд, говорить о "малых предпринимателях" и/или "малом предпринимательстве", поскольку понятия "предпринимательство" и "малый бизнес" взаимосвязаны, но не эквивалентны. При этом владелец малого бизнеса или собственник (или соучредитель) малой фирмы, управляющий своим делом, - всегда предприниматель, но не всякое предпринимательство - малый бизнес.

Во-вторых, с точки зрения международной деловой терминологии понятие "малое предпринимательство" также не имеет аналогов и является, по всей видимости, сугубо отечественным вариантом перевода термина "small business".

Относительно же такого оборота, как "малый сектор экономики", можно только развести руками, задав себе и употребляющим этот термин вопрос: "В каком смысле малый? " Достижима ли универсальность определения малого и среднего бизнеса?

В последние 10-15 лет малые и средние предприятия стали привлекать к себе все более пристальное внимание как исследователей, ученых-экономистов, так и политиков в различных странах. Все более широкое признание получает способность предприятий малого и среднего бизнеса вносить существенный вклад в решение проблем занятости и повышения конкурентоспособности целых отраслей. В связи с этим усиливается интерес как к изучению малых фирм, особенностей управления малым бизнесом, так и к анализу тенденций изменения состояния данного сектора экономики и формируется потребность в соответствующей информации.

В настоящее время есть уже ряд примеров крупномасштабных исследований по различным аспектам развития МСГР. Появляются такие исследования и в России, а также в других странах Восточной Европы. Однако полученные данные носят достаточно фрагментарный характер. Во многом это объясняется отсутствием единого подхода к определению малого и среднего предприятия.

Отдельные попытки как зарубежных так и отечественных исследователей выработать единое или обобщенное определение, по-видимому, заранее обречены на провал. В силу многообразия задач, для решения которых может потребоваться формальное определение малого и/или среднего предприятия, дифференцированности объективных внешних условий всегда будут появляться вариации на эту тему, соответствующие конкретным условиям и специфическим задачам. О практической неосуществимости такого рода задачи говорится в ряде работ, при этом подчеркивается, что для разных целей могут использоваться (что и делается) различные определения.

Отметим также, что для решения одних задач необходимо строгое или формальное определение, для решения других достаточно наличия общих согласованных подходов к пониманию содержания, стоящего за тем или иным понятием.

Учитывая реальный опыт и практику развития МСП в мире и в России, можно выделить следующие проблемные области, требующие использования формального определения размера предприятия или неформального согласованного подхода (табл. 1) .

Таблица 1.

Проблемные области и использование формального/неформального подхода к определению малого и/или среднего предприятия

Проблемные области

Формальный подход

Неформальный подход

Статистические наблюдения

х

х

Разработка государственных программ поддержки малых предприятий

х

х

Налогообложение

х

х

Образование

х

Исследования

х

1. Статистические наблюдения и сопоставление деятельности малых и средних предприятий. Можно выделить различные уровни такого анализа: - межфирменный (сравнительный анализ самого широкого спектра, например, сопоставление стилей менеджмента, производительности и других аспектов деятельности фирм самых разных отраслей, регионов) ; - внутриотраслевой (сравнительный анализ деятельности МСП одной и той же отрасли) ; - межотраслевой (сопоставление деятельности МСП разных отраслей – микроуровень, а также сопоставление отраслевых секторов МСП - макроуровень анализа) ; - межрегиональный и международный (сравнительный анализ деятельности как фирм - микроуровень, так и секторов МСП - макроуровень - различных регионов и стран) .

Страница 1 из 3

предыдущая 1  2  3  следующая

Поиск репетиторов

Выберите предмет