Поиск репетиторов

Выберите предмет
Все рефераты » Экономика и финансы » Промышленная политика
Эффективная подготовка к экзаменам по ЭкономикеПодобрать репетитора

Промышленная политика

Страница 2 из 4

При довольно слабом развитии малого предпринимательства и его правовой незащищённости, потребители не могут отказаться от услуг оптовых баз, так как никто другой не в состоянии предложить аналогичный ассортимент продукции производственно-технического назначения и гарантировать стабильные бесперебойные поставки. Однако, при наличии значительного количества складских площадей имеется дефицит высокомеханизированных складов с сопутствующем комплексом качественных сервисных услуг.

Слабое развитие получили информационные услуги, так необходимые предпринимателям для ведения успешного бизнеса: в настоящее время недостаточно организационных структур, располагающих информацией о функционировании товарных рынков и элементов их инфраструктуры (информация о спросе, товарном положении, ценах, конкурентоспособности, условиях продажи, формах обслуживания) .

Рынок транспортно-экспидиционных услуг формируется в основном стихийно, причём идёт интенсивный процесс их дезинтеграции, в то время как во всём мире идёт процесс интеграции мелких перевозчиков в крупные логистические компании и товарораспределительные центры, которые позволяют рационализировать процесс движения грузов, обеспечить экономию на общесистемных затратах и получить максимальный экономический эффект.

Цивилизованная же инфраструктура товарных рынков призвана создать условия для поддержания необходимого соотношения между спросом на товар и его предложением, сократить периоды удовлетворения спроса и реализации товаров, ускорить оборачиваемость капиталов, снизить общий уровень издержек и цен в процессе товарооборота, сформировать эффективную конкурентную среду – всё это подтверждает тот факт, что рыночная инфраструктура является необходимым звеном товародвижения от производителя к потребителю.

В числе основных направлений скорейшего формирования и эффективного функционирования инфраструктуры российских рынков необходимо обратить внимание на развитие оптово-посреднических организаций, складского хозяйства, объектов торгово-транспортного обслуживания, тароупаковочной индустрии, информационного, кредитно-финансового и нормативно-правового обеспечения.

3.4 Слабое развитие рыночных институтов

На данный момент в России практически отсутствует адекватный рынок лизинговых, факториноговых, трастовых услуг. Слабо разработана правовая база их создания и функционирования.

Достаточно редко и неэффективно применяется процедура банкротства предприятий, при том что её действия направлены на ликвидацию малоэффективных и неконкурентоспособных участников рынка, тем самым очищая и нормализируя структуру рынка.

Налоговая система носит ярко выраженный фискальный характер, не способствующий развитию отечественного предпринимательства и толкающий предприятия на сокрытие своих доходов и на переход в “теневой сектор” .

Необходимо также обратить внимание на слабое развитие инвестиционных институтов и фондовых рынков, существование которых способствует более эффективному перераспределению свободных денежных средств предприятий между секторами национальной экономики.

Также приковывает своё внимание проблема разработки и принятия нормативно-правовых актов, необходимых для регулирования взаимоотношений между субъектами рынка, установки общих правил игры. Отсутствие же законодательной базы или же её слабая проработка способствует лишь дезорганизации товарных рынков и значительному снижению эффективности и полезности экономических реформ в России.

3.5 Слабая инвестиционная и инновационная активность

Осуществлению активной промышленной политики, реструктуризации депрессивных отраслей и развитию высокотехнологичных обрабатывающих секторов в дальнейшем периоде препятствует ряд объективных факторов, ограничивающих развитие инвестиционной активности. Главными из них являются:

  • узкие возможности российской экономики для накоплений, в том числе в силу утраты значительной материальной базы национальных сбережений из-за кризисного обесценения производственного капитала и его общего сокращения, недоверия населения государству и банковской системе страны, а также спекулятивная направленность использования заёмных средств в самой банковской системе, её неспособность к инвестированию в реальный сектор экономики;
  • сложившаяся экспортно-сырьевая структура экономики и связанная с ней необходимость всё большего переключения финансовых ресурсов сырьевого экспорта на инвестиции для поддержания производства в самих же экспортоориентированных отраслях в силу ухудшения условий добычи и первичной переработки сырья;
  • низкая инвестиционная привлекательность российских предприятий при сохраняющихся высоких инвестиционных и общеэкономических рисках со стороны отечественного и иностранного капитала;
  • низкий уровень реальных денежных доходов населения и сокращение соответственно валовых сбережений домашних хозяйств, а также упомянутое выше недоверие граждан к организованным формам сбережения;
  • нехватка государственных денежных средств на инвестиционные цели из-за значительного объёма долговых обязательств иностранным и международным организациям;
  • утечка денежных средств за границу (так называемое бегство капитала) и конвертация свободных рублёвых средств в иностранную валюту;
  • общая неразвитость рыночных институтов, обеспечивающих трансформацию сбережений в производственные инвестиции;
  • снижение инвестиций в основной капитал вследствие обесценения за годы реформ в 2-3 раза накопленных инвестиционных ресурсов и оборотных средств предприятий и отвлечение и без того скудных остатков их накоплений (сбережений) на пополнение оборотного капитала;
  • налоговое законодательство не способствует стимулированию процессов инвестирования денежных средств предприятий в их основной капитал;
  • концентрация инвестиционных ресурсов и оборотных средств в регионах и отраслях - естественных монополистах и соответствующее превращение их в абсолютных монополистов не только на товарных рынках, но и на рынке инвестиционных ресурсов.

В 1998 году в России впервые за годы реформ отмечалось некоторое оживление инновационной деятельности – доля инновационно-активных промышленных предприятий в российской экономике составила 5%, что на 0,3 пункта выше, чем в предшествующем году (однако в 1999г. это показатель снизился до 4,8%) . Инновации осуществляли свыше 1,2 тысячи отечественных предприятий [16, c. 23].

В то же время структура затрат на инновации не претерпела каких-либо значительных изменений: хотя по сравнению с 1997г. затраты на исследования и разработки выросли на 31%, на приобретение машин и оборудования – на 28%, а технологическую подготовку производства – на 21%, как и в предыдущие годы доминируют затраты, связанные с внедрением нововведений (62%) [16, c. 23].

Основным источником финансирования инноваций остаются собственные средства предприятий (74%) . Кредиты и займы, учитывая высокие процентные ставки в 1998г., использовались предприятиями на эти цели (финансирование инноваций) весьма ограничено – 14%; на долю государства, включая бюджеты всех уровней, в 1998г. пришлось лишь 4,4% всего финансирования инноваций [16, c. 23].

Нынешние приоритеты инновационной деятельности во многом обусловлены слабой внешней конкурентоспособностью отечественных товаров. Российские предприятия в значительной мере ориентированы сейчас на диверсификацию своего производства, внедрение импортозамещающей продукции в целях наиболее оптимального и скорого удовлетворения внутреннего спроса (основная задача, по мнению 85% инновационно-активных предприятий, состоит в расширении ассортимента выпускаемой ими продукции) . Однако проведённый мониторинг результатов инновационной деятельности свидетельствует о низкой её эффективности для отечественной экономики. Так в 1998г. доля инновационной продукции составила лишь 13% объёма отгруженной промышленной продукции инновационно-активных предприятий [16, c. 23]. Такой низкий уровень новизны российской продукции способен обернуться в дальнейшем ослаблением и без того слабой конкурентоспособности отечественной промышленности. Такое положение дел уже негативно сказывается на экспорте инновационной продукции.

В отечественной промышленности обесцениваются даже те сравнительно небольшие средства, которые расходуются на инновации. Причины тому мы уже упоминали ранее – недостаток денежных средств у предприятий, основного источника финансирования инноваций; слабая финансовая поддержка инновационной активности со стороны государства; высокая стоимость нововведений (в основном импортируемых) . В результате чего в течение 1996-98 г. г. в национальной промышленности была серьёзно задержана реализация 1896 инновационных проектов, приостановлены или прекращены вовсе 1098 проектов, а 1447 даже не начаты [16, c. 23].

Инвестиционный спад в России действительно во многом обусловлен ограниченными возможностями внутренних накоплений, а также кризисным обесцениванием основного производственного капитала, однако было бы неверным считать дефицит национальных сбережений единственной и основной причиной “инвестиционного голода” . Гораздо важнее то, что в масштабах всего национального хозяйства предельная производительность капитала отрицательна, т.е. каждый рубль вложенный в производство не только не создаёт новой стоимости, но и уменьшает уже имеющуюся. В этой связи возможны варианты точечного инвестирования, которые, в отличие от массовых инвестиций, на которых кстати и нет особых средств, смягчат отрицательные последствия капиталовложений и будут исполнять роль ориентиров для основного потока инвестиций в случае когда их вложения окажутся удачными.

3.6 Износ производственной базы

Серьёзные ограничения на осуществление реконструкции и рост промышленного производства в ближайшие годы будет накладывать неудовлетворительное состояние основного производственного капитала, в силу морального устаревания которого отечественная промышленность лишилась значительной части своей материально-производственной базы, необходимой для дальнейшего экономического роста.

Неудовлетворительное техническое состояние производственного аппарата российских предприятий обусловлено его возрастными параметрами и отсутствием достаточных инвестиций на обновление основного оборудования. На 1999г. порядка 70% всех машин и оборудования в отечественной промышленности эксплуатируются в производственном процессе свыше 10 лет, что не позволяет не только не поддерживать текущую конкурентоспособность экономики, но и грозит экономической безопасности страны в ближайшем будущем (по некоторым прогнозам, критическим рубежом называется 2002-2003г. г.) . Доля нового оборудования в возрасте до 5 лет, которое, в основном, обеспечивает выпуск конкурентоспособной продукции, сократился с 29% в 1990г. до 5% в 1998г. В итоге значительная часть машин и оборудования функционирует за пределами экономически оправданных сроков службы. К настоящему времени средний возраст промышленно-производственного оборудования достигает 16 лет, а средние фактические сроки его службы – превысили 30 лет, что более чем в 2,5 раза превышает установленные нормативные сроки службы техники и в 3-3,5 раза – аналогичные показатели развитых стран.

Однако, что самое тревожное, старение основных фондов не сопровождается соответствующим вводом новых мощностей, в основном в силу жёстких финансовых ограничений (речь о которых шла ранее) . Коэффициент обновления основных фондов сократился по сравнению с 1990г. в промышленности почти в 7 раз, сельском хозяйстве – в 12 раз, строительстве – в 8 раз, на транспорте – в 4 раза [21, c. 3].

Также не способствует инновациям проводимая государством амортизационная политика, которая не позволяет вести ускоренное списание основных средств. Действующие амортизационные нормы слишком усреднены и не делают каких-либо различий между технологиями XIX и XXI веков, поэтому предпринимателям весьма невыгодно приобретать по высоким ценам современное оборудование, нормативный срок службы которого в развитых странах равен 4-5 годам, а у нас износ будет рассчитываться минимум 10 лет, к тому времени оборудование морально устареет, но будет висеть на балансе предприятия. Те же денежные средства, которые высвобождаются в процессе амортизации основного капитала и являются наряду с прибылью источником инвестиций в производственное развитие предприятия, в силу нехватки оборотных средств на обслуживание производственного процесса, зачастую используются на текущее потребление (по данным Министерства экономики РФ, российскими предприятиями на текущее потребление используется не менее 50% начисленной амортизации) .

Особую тревогу представляют объективно обусловленные высокие масштабы выбытия физически изношенного и морально устаревшего основного капитала, так доля машин и оборудования, превысивших амортизационных срок службы в 1999г. составила 55%. Плачевное состояние наблюдается в таком важном для общего экономического развития страны секторе, как ТЭК. В электроэнергетики, нефтедобывающей, угольной, газовой промышленности проектный ресурс оборудования исчерпан более чем на 50%, а в нефтеперерабатывающей – на 80%. Инвестиции же в ТЭК даже в относительно благоприятном 1999г. продолжали сокращаться: в электроэнергетики – более чем на 20%, нефтедобывающей промышленности – на 11%, нефтеперерабатывающей – на 12%, угольной – на 17% [21, c. 3]. В результате приходится использовать физически и морально устаревшие основные фонды.

“Арсенал” ТЭК – в основном устаревшие паровые турбины, средний КПД которых крайне низок и не превышает 30%. В то время как в мировой практике уже более 15 лет активно вводятся электростанции с парогазовыми установками, в которых топливо сжигается в газовой турбине, а продукты сгорания затем используются в паровой. Эти установки позволяют экономить до 30-40% топлива, их КПД достигает 58%. В нашей стране строится только одна подобная электростанция – Северо-Западная ТЭЦ.

По данным Министерства экономики РФ, для вывода из эксплуатации устаревшего оборудования в электроэнергетики необходимо ежегодно вводить в действие мощности по 7-8 млн. кВт, тогда как средний фактический ввод за последние годы не превышает 0,3-0,4 млн. кВт.

В силу высокого физического и морального старения значительная часть промышленно-производственного аппарата оказалась не востребованной рынком. Загрузка мощностей на протяжении последних лет балансирует на уровне 50%, ещё более низкая загрузка мощностей (в 1998г. она составляла лишь 25%) у крупных и средних предприятий обрабатывающей промышленности. Как результат, в целом ряде промышленных секторов российской экономики загрузка мощностей опустилась до критически низкого уровня, причём на отдельных предприятиях – далеко за границы технологической окупаемости и безубыточного функционирования производства (т.е. ниже так называемой “точки безубыточности” ) . Так мощности, например, в лёгкой промышленности оказались загруженными всего на 19%, в промышленности строительных материалов – на 35%, в химической и нефтехимической – на 44%, менее всего загружены мощности в оборонной промышленности – 12-13% [13, c. 18].

До сих пор сохраняются весьма узкие возможности наращивания экономической динамики в стране за счёт повышения загрузки ныне простаивающих производственных мощностей. Проводимые расчёты показывают, что для обеспечения прироста ВВП за счёт дозагрузки простаивающих производственных мощностей на 5-6% в год потребуется ежегодное увеличение загрузки мощностей как минимум на 11-12%, что в современных условия очень проблематично.

Однако незагруженные мощности не могут рассматриваться, по известным причинам, в качестве долговременного фактора устойчивого экономического роста. Многие из них, вероятно, уже утрачены для национальной экономики и без соответствующей реконструкции не смогут быть вовлечены в хозяйственный оборот.

Таким образом, с учётом нынешнего уровня загрузки мощностей, резерв интенсивного повышения загрузки мощностей для экономического роста по сути будет исчерпан уже за 2-3 года. Причём, значительное повышение дозагрузки устаревших мощностей баз дополнительных инвестиций в модернизацию производства затруднено в силу таких причин, как их физическая изношенность и дезинтеграция сопряжённых технико-технологических связей; низкая конкурентоспособность продукции, производимой на указанных мощностях; финансовые ограничения, которые не способны в краткосрочной перспективе обеспечить полную финансовую поддержку столь значительного прироста оборотного капитала при задействовании мощностей. Так же ограничивающими факторами вовлечения неиспользуемого основного капитала в хозяйственный оборот выступают технологическая несопряжённость мощностей в силу разного износа отдельных звеньев производственного аппарата и жёсткие ресурсо-сырьевые ограничения, поскольку увеличение загрузки мощностей потребует наращивания поставок сырья по импорту.

Учитывая негативные последствия износа производственного аппарата и сокращение инвестиций в производство, для реконструкции устаревших основных фондов промышленности требуются значительные инвестиционные ресурсы, которых в нужных объёмах в российской экономики на сегодняшний день нет.

3.7 Климатические и территориальные ограничения

В связи с географическими и территориальными особенностями России, есть по крайней мере три особенности, которые резко отличают условия хозяйствования в нашей стране от условий в развитых странах. Это количество атмосферных осадков, среднегодовая температура и расстояния, которые накладывают особый отпечаток на все интеграционные процессы в стране и энергоёмкость всей российской продукции.

Первая особенность – уровень атмосферных осадков – сильно влияет на такие важные в любой экономики сектора народного хозяйства, как агропромышленный комплекс и пищевую промышленность.

Так, при практически одинаковой технологии возделывания сельскохозяйственных культур в России и развитых странах и близких производственных затратах при обработке почвы и внесении удобрений, а также расходах на семена, горючее, удобрение, средства защиты растений, урожаи в России по сравнению с другими странами оказываются намного ниже из-за существенно меньших осадков. Даже климатические условия Канады не столь суровы, как в нашей стране. Треть её территории получает 1000 и более мм атмосферных осадков в год, а самый северный город Каналы Эдмонтон находится немного севернее Курска.

Климатические условия поставили экономику России в особенно трудное положение по сравнению со странами “большой семёрки” в производстве высокобелковых продуктов земледелия – основы ведения животноводства.

Из-за низких среднегодовых температур и меньшего числа солнечных дней резко возрастают наши затраты на отопление и освещение не только жилых, но и всех производственных помещений.

При сравнительном обилии разнообразных топливно-энергетических ресурсов в недрах Росси их добыча и транспортировка связаны с гораздо большими затратами, чем у других крупных поставщиков энергоносителей. В США, например, только пятая часть необходимой им нефти поступает из малонаселённой зоны с суровым климатом – с Аляски, в России же поставки идут в основном из Сибири. Российская нефть течёт по трубам, проложенным на тысячи километров через зоны вечной мерзлоты, болота и топи. Прокладка километра дороги через них стоит в 5 раз дороже, чем обычные сухопутные дороги. В 7-8 раз дороже обходится прокладка нефтегазопроводов. Основная же масса нефти, ввозимой западными странами, поступает с фонтанирующих месторождений, близких к портам Персидского залива, Карибского бассейна, нигерийского побережья.

Наши почвы получают в несколько раз меньше тепла и света, чем угодья тех же США и стран Западной Европы: если в США на пашни с критической для сельского хозяйства среднегодовой температурой +5 градусов Цельсия приходится только 10%, то в России их почти 80% [22, c. 3]. Если в США стены птицефабрики устанавливаются только для того, чтобы обозначить территорию предприятия и чтобы птица не разбежалась и нет нужды в капитальных стенах, системах отопления и вентиляции, то в России домашний скот надо обогревать с сентября по май, особенно в условиях Центральной России, Сибири и северных территорий. Разительны и чисто архитектурные отличия при возведении зданий. К примеру, если принять за 100% ту толщину наружных стен жилых зданий из кирпича, которая диктуется климатом одной из наиболее благоприятнейших российских зон – Краснодарского края, то аналогичный показатель для Лондона и Вашингтона составит 70-80%, для Бонна, Парижа и Токио – 50-60%, не говоря уже о Калифорнийском побережье США – 30%, в то время как в Московском регионе этот показатель равен 130%, в Нижнем Новгороде – 140%, а в Томске и Красноярске – 160-170% [22, c. 3].

Климатически обусловленный удельный расход энергоносителей (кВт в час на 1 кв. метр) на отопление жилья в России должен быть почти в 8 раз больше, чем в США, и даже в 3,5 раза больше, чем в Скандинавских странах, омываемых тёплым Гольфстримом [22, c. 3].

Обусловленная природными условиями более высокая энергоёмкость российской продукции понижает её конкурентоспособность на мировом рынке как минимум на 15-30%.

Большие же расстояния приводят к необычно высокой транспортной составляющей, делая российские товары заведомо менее конкурентоспособными и не только на мировом рынке, но и на внутреннем. Положение усугубляется ещё и тем, что население России сосредоточено в основном в европейской части страны, а её национальные богатства – газ, нефть, алмазы, золото, никель, уран, медь и т.д. – на востоке. И поднимая цены на энергоносители до мирового уровня, у нас не учли, что прямые затраты энергоносителей в себестоимости железнодорожного тонно-километра составляют 11%, а опосредованные – более 40% [22, c. 2], в силу чего стало экономически невыгодном транспортировать сырьё и готовые изделия с востока страны на запад и с севера на юг. Громадные пространства влияют не только на процесс ценообразования, но и на хозяйственные связи предприятий и регионов. Всё это приводит к тому, что удалённые от европейской части страны регионы ориентируются на соседние с Россией страны (так Дальний Восток имеет значительные экономические отношения с предприятиями Китая) и ведёт к дезинтеграции экономических взаимосвязей между регионами страны.

3.8 Проблема трудовых ресурсов

Сокращение по разным причинам численности занятых, прежде всего квалифицированных кадров в высокотехнологичных и наукоёмких отраслях, становится заметным фактором, ограничивающим рост производства в отечественных отраслях, в первую очередь в машиностроении.

Проводимая на большинстве российских предприятий кадровая политика не соответствует общей стратегии рыночных реформ. Основная масса как работодателей, так и самих работников не заинтересована в дальнейшем повышении профессиональной квалификации и росте результативности труда. Периодичность повышения квалификации практически всех категорий персонала продолжает расти и составляет для руководителей и специалистов в среднем 7-8 лет, в то время как в странах Западной Европы и Японии этот показатель равен 3-5 года; рабочих кадров соответственно – 13-15 лет и 3-6 лет. Программы обучения работников на предприятиях ориентированы в основном на получение первичной квалификации, в виде упрощённых требований. Практически отсутствуют программы, связанные с подготовкой работников высшей квалификации, решением проблем качества производимой продукции, продуктивности труда, повышения уровня мотивации работников и пр.

Отсюда можно сделать вывод, что уровень профессиональной подготовленности работников отечественных предприятий, состояние организации внутрифирменной подготовки кадров, фактическое отсутствие в практике работы предприятий программ повышения качества и продуктивности, являются серьёзными сдерживающими факторами обеспечения их конкурентоспособности как в плане качества производимой ими продукции, так и в плане трудоёмкости и неэффективности использования ресурсов, что влияет, в конечном счёте, на цену продукции.

Успешное решение данных проблем требует перехода от механизма ускоренного приобретения обучающимися навыков, необходимых для выполнения определённой работы, к комплексу взаимосвязанных мер целенаправленного воздействия на качество рабочей силы, посредством интеграции и постоянного развития индивидуальных знаний, навыков и умений работников в области качества, производительности, технологии и организации работы предприятия для обеспечения его внутренней и внешней конкурентоспособности.

Ещё одной важной проблемой в этом направлении является отток квалифицированной рабочей силы и научных работников за границу.

Однако, не смотря на такое множество проблем и относительно слабую структуру российского рынка труда, иностранные исследователи с удивлением отмечают высокую мобильность рабочей силы в нашей стране: в 1993-96г. г. её оборот (наймы плюс увольнения) составлял более 45% от среднесписочной численности работников российских предприятий, что гораздо больше, чем в советские времена (тогда этот показатель был 14%) и чем в странах Восточной и Западной Европы (в Польше, например, в период “шоковой терапии” аналогичный показатель составлял 42%, в Болгарии – 32%, в Венгрии – 22%) [29, c. 12]. Однако такому движению рабочей силы в России сильно не соответствует уровень оборота рабочих мест (сумма создаваемых и ликвидируемых рабочих мест) . Высокая мобильность рабочей силы в такой ситуации в значительной степени является “бегом на месте” , поскольку наём и увольнении работников не приводит к существенному изменению общего количества рабочих мест в национальной экономики. Причиной такой парадоксальной ситуации может служить возможность получения работниками побочных незарплатных заработков, которые составляют в современной России свыше половины всех легальных доходов (т.е. без учёта доходов в “теневом секторе” , которые вообще невозможно учесть обычными статистическими методами) .

Таким образом, бурный переход рабочих с места на место диктуется не зарплатой, которая часто одна и та же, а возможностями получения побочных доходов.

В этом плане становится понятно, почему по официальным данным доля зарплаты в денежных доходах населения сократилась с 74% в 1990г. до 36-43% в 1995-97г. г.. Это не потому, что у нас все сплошь и рядом стали бизнесменами, а потому, что предприниматели стараются избежать и успешно избегают уплаты отчислений в фонды социального страхования.

Также стоит отметить то обстоятельство, что в оборот рабочей силы вовлечены в первую очередь неквалифицированные кадры, тогда как основная часть избыточной занятости приходится на квалифицированных рабочих. Мобильность же последних сдерживается опасениями не найти достойную их квалификации работу, боязнь потерять свой социальный статус.

Кроме того, возвращаясь к “теневому сектору” (по разным оценкам он составляет 40-60% ВВП России) , следует принимать во внимание тот факт, что работникам этого сектора (впрочем, как и участникам криминальных формирований) надо где-то номинально числиться, чтобы не привлекать лишнего внимания и зарабатывать стаж. Для таких субъектов трудового рынка естественно важнее их “скрытая” работа, поэтому они достаточно часто “путешествуют” по предприятиям, по причинам, диктуемыми потребностями вторичной занятости.

Поэтому, подобно тому как российские предприятия приспосабливаются к существующим в нашей стране экономическим условиям, переходя на бартер и неплатежи, рынок труда отвечает резким увеличением мобильности рабочей силы, связанной в первую очередь с уклонением от налогов, а не с целенаправленной и контролируемой структурной перестройки отечественного производства.

В заключении хотелось бы привести результаты исследований швейцарского института Beri, который каждый год проводит сравнительную оценку качества рабочей силы по 49 странам, в число которых входит и Россия.

Результатом такой оценки является интегральный показатель качества рабочей силы, который представляет собой средневзвешенную величину четырёх составляющих: трудовое законодательство и тарифные соглашения, соотношение между уровнями заработной платы и производительности труда, трудовая дисциплина и отношение к труду, уровень квалификации работников. Полученные экспертные оценки каждой из четырёх составляющих взвешиваются исходя из следующих значений весов: 30,30,25 и 15 соответственно. Получаемые таким образом интегральные показатели для каждой исследуемой страны делят условно на четыре группы в зависимости от величины показателя: 66-100 баллов – страны, благоприятные для размещения производства; 51-65 баллов – страны, приемлемые для размещения производства; 36-50 баллов – страны, не очень благоприятные для размещения в них производства; менее 35 баллов – страны, не подходящие для размещения какого-либо производства.

Данные оценки широко используются промышленными и финансовыми компаниями для определения наиболее эффективных точек приложения капитала.

По состоянию на 1999г. список из обследуемых 49 стран возглавляет Сингапур – 82 балла из 100 возможных. Рынок рабочей силы Японии оценен в 74 балла, США – 69, ФРГ – 64, Китая – 41, России –36 баллов. Таким образом, Россия, как и Китай, попала в третью группу стран – там можно размещать капитал, но условия для этого весьма неблагоприятны. Также стоит отметить, что в рамках третьей группы Россия находится на нижней границы, в переходном состоянии между третьей и четвёртой группой.

Какие же оценки получила Россия по каждой составляющей интегрального показателя?

Наиболее высокую оценку Россия получила по уровню квалификации работников – 53 балла, хотя она далека от максимальной (вше всего оценка квалификации работников пяти стран – Швейцарии, Японии, США, Нидерландов, ФРГ) .

Следующая по величине оценка 45 баллов была дана России по показателю “трудовое законодательство и тарифные соглашения” .

Не очень удовлетворительную оценку Россия получила по показателю “трудовая дисциплина и отношение к труду” – 33 балла, т.е. треть от максимально возможного уровня. Это показатель для Китая оказался выше российского 1,3 раза, а самую высокую оценку по этому показателю получила Япония.

Самой низкой – 20 баллов – оказалась для России оценка соотношения уровня заработной платы и производительности труда. Иными словами, при низкой, как всем известно, заработной плате производительность труда российских рабочих намного ниже в сравнении с другими странами. Вывод неутешителен – мы слишком плохо работаем относительно даже той мизерной зарплаты, которую получаем.

3.9 Ценовые ограничения и диспропорции

Значительное негативное влияние на рост производства оказывают высокий уровень цен (инфляция) и ценовые диспропорции хозяйственного оборота, образующие искажённую структуру перераспределения денежных средств между секторами экономики.

В основе проблем с ценообразованием лежит процесс формирования издержек и себестоимости производимой российскими предприятиями продукции, на величину которых оказывают влияние налоговые ставки, стоимость используемых материалов, количество посредников и их маржа на оказание услуг, стоимость различных подрядных работ и услуг, затраты на обслуживание основных фондов, норма прибыли. Многие из этих составляющих и проблемы, связанные с ними, уже упоминались ранее – это и чрезмерная налоговая нагрузка на российские предприятия, и дефицит свободных средств, который порождает слабую инвестиционную активность и не способствует эффективному использованию имеющихся мощностей и вводу новых основных средств, и слабая рыночная инфраструктура, из-за неразвитости которой возрастают транзакцизные издержки и увеличивается число, а, следовательно, накрутка на цену товара, промежуточных звеньев по пути от производителя к потребителю.

В составе цен отечественных товаропроизводителей высока доля энергоматериалов и транспортных расходов в силу климатических и территориальных особенностей (о чём уже упоминалось) и износа как производственных фондов предприятий промышленности, так и основных средств предприятий ТЭК. Этот факт также влияет на высокий уровень цен.

В связи с чем в отечественной экономики возникла следующая дилемма.

С одной стороны, высокая энергоёмкость и большая транспортная составляющая российской промышленности и мгновенная ответная реакция последней на каждое повышение отпускных цен на топливо и электроэнергию, подтолкнуло правительство к жёсткому регулированию данных цен естественных монополистов (таких, как РАО “Газпром” , РАО “ЕЭС России” , МПС, “Транснефть” ) и их удержанию на довольно низком, по отношению к мировому, уровню.

С другой стороны, работающие “на износ” отрасли ТЭК нуждаются в пополнении собственных средств для проведения адекватной инвестиционной и инновационной деятельности, к тому же внутренний низкий уровень цен на энергоносители привёл к тому, что не только операции, но и само производство на внутреннем рынке неэффективно и убыточно и не даёт ни инвестиционных ресурсов, ни средств на поддержание достаточного уровня производства – всё это привело к тому, что предприятия ТЭК всеми правдами и неправдами рвутся “в мир” даже в ущерб национальной экономики (вспомните хотя бы бензиновые кризисы, которые происходили не потому, что у нефтеперерабатывающих заводов не было горючего, а потому что продавать его по существующим на российском рынке ценам было невыгодно) , поскольку только внешнеэкономическая деятельность способна приносить им прибыль. И здесь уже идёт речь о выравнивании российских внутренних цен на энергоносители с общемировыми, но как же тогда будет себя чувствовать отечественное производство.

А пока мы имеем следующую ситуацию.

За январь-ноябрь 1999г. при инфляции в промышленности 64% тарифы на электроэнергию, отпущенную промышленным потребителям, выросли всего на 19,3%. Оптовые цены на природный газ, реализуемый потребителям РФ (кроме населения) , оставались неизменными с октября 1996г. до 1 ноября 1999г., в 1999г. оптовые цены на природный газ были повышены в среднем на 15%.

В то же время тарифная нагрузка на отечественных товаропроизводителей всё ещё достаточно велика.

Так, доля транспортной составляющей при различной дальности перевозок во внутрероссийском сообщении составляет по каменному углю около 40% в его себестоимости, по минеральным удобрениям – 25%, по лесным грузам – 30%, по нефтепродуктам – 20%, по чёрным металлам – 15%.

Энергоёмкость отечественных производителей основных видов продовольствия (говядина, свинина, баранина, масло, сахар и др.) за период 1991-97г. г. увеличилась в 3 раза. Если в 1991г. доля энергоносителей в себестоимости основных видов сельскохозяйственной продукции составляла 20%, то в 1997г. превысила 60% [22, c. 2].

При всём при этом стоимость сельскохозяйственной продукции остаётся достаточно низкой по отношению к стоимости продукции машиностроения, что приводит к ценовым диспропорциям, возникшим ещё в советское время на заре индустриализации, когда рост промышленного потенциала страны обеспечивался за счёт сельского хозяйства. Промышленность этот счёт до сих пор не оплатила. В итоге таких ценовых перекосов предприятия сельского хозяйства не в состоянии обеспечивать своё производство новой техникой и поддерживать ещё имеющиеся машины в рабочем состоянии, что, вполне естественно, затормаживает дальнейшее развитие АПК.

3.10 Внешнеэкономические проблемы

Во всё более расширяющихся с либерализацией нашего рынка взаимоотношениях с зарубежными партнёрами и в рамках взятого российским правительством курса на интеграцию нашей страны в мировое хозяйство большое значение стала приобретать внешнеэкономическая деятельность отечественных предприятий (как экспорт, так и импорт) и соответствующая ей внешнеэкономическая политика государства.

Поэтому, ещё одним немаловажным фактором, ограничивающим возможность ускоренного роста промышленного производства России, является общеэкономические тенденции, складывающиеся в последнее время во внешнеэкономических отношениях, – это усиление международной конкуренции на фоне растущей государственной поддержки экспорта за рубежом и активного, зачастую на дискриминационной основе, применения мер в интересах своих национальных производителей.

Основные факторы, негативно влияющие на расширение российского экспорта, можно условно разделить на три крупные группы: экономические, организационные и торгово-политические.

Среди экономических факторов, тормозящих отечественный экспорт, в свою очередь особо выделяются:

  • Недостаточная конкурентоспособность многих российских товаров как на мировом рынке, так и внутри страны по сравнению с иностранными конкурентами. В большинстве случаев это связано с тем, что они не отвечают возросшим международным стандартам качества, в первую очередь по таким сравнительно новым критериям как безопасность для потребителя и соответствие экологическим нормам, в результате чего возникают препятствия для допуска этих товаров на рынки многих индустриальных и ряда развивающихся стран. В России до сих пор не налажен квалифицированный и эффективный контроль за качеством экспортной продукции; ощущается нехватка испытательных центров и лабораторий, отвечающим по своему уровню международным требованиям. Это создаёт дополнительные проблемы с сертификацией отечественных товаров (поскольку российские сертификаты, за редким исключением, не признаются в индустриальных странах) , а необходимая сертификация за рубежом обходится достаточно дорого, затраты по которой также отрицательно влияют на их конкурентоспособность.
  • Низкая доля в российском экспорте принципиально новых видов товаров и услуг и достаточно устаревшая структура экспортной специализации. Здесь показательно, что в зарубежных странах с динамично увеличивающимся экспортом доля инновационных товаров и услуг обычно значительно выше общего среднемирового уровня.
  • Скромные масштабы международного производственного кооперирования российских промышленных предприятий с передовыми в техническом отношении зарубежными предприятиями. Это лишает Россию возможности получения ряда существенных преимуществ от международного разделения труда, научно-технического прогресса. Международное кооперирование обеспечивает его участникам решение таких двух ключевых проблем как снижение уровня цен на совместно выпускаемую продукцию и повышение качества продукции за счёт специализации и применения инновационных достижений партнёров.
  • Ограниченная государственная финансовая поддержка отечественных экспортёров, что значительно отличается от сложившейся в развитых странах практики, где созданы специальные государственные экспортные компании, направленные, вследствие неудовлетворительного финансирования соответствующих программ в области кредитования и страхования экспорта, на всестороннюю поддержку и стимулирования национального экспорта. В результате отсутствия у нас такой поддержки даже конкурентоспособная российская продукция зачастую не находит покупателей на мировом рынке.

Под организационными факторами подразумеваются недостаточные знания и опыт международных коммерческих операций у большинства из 450 тысяч российских участников ВЭД.

Многие из них, сравнительно недавно приобщившиеся к международной торговли, не имеют возможности на должном уровне изучать товарные рынки и импортные потребности зарубежных стран, их торговые и таможенные режимы, в том числе льготы, международные соглашения и конвенции, правила оформления контрактов, а также эффективно и адекватно защищать свои интересы при обвинении в демпинге (что для российских товаров на международных рынках не редкость) или других неправомерных действиях стран-импортёров, кроме того они часто становятся жертвами недобросовестной коммерческой практики, широко распространённой на мировых рынках (справедливости ради следует отметить, что наши в накладе тоже не остаются – привычка “кидать” весьма живуча у многих наших предпринимателей) .

В России оказывается довольно слабая информационная, консультационная и правовая поддержка экспортёрам, в то время как во многих зарубежных странах это входит в число первоочередных прямых обязанностей торгово-промышленных палат и лично послов в тех странах, где их национальные экспортёры осуществляют свою деятельность.

Под торгово-политическими факторами понимаются, во-первых, всё ещё сохраняющиеся элементы дискриминации в зарубежных странах по отношению к российским контрагентам (в частности, выдвигаются не всегда достаточно обоснованные обвинения в демпинге, за которыми следуют довольно жёсткие санкции, и устанавливаются количественные и другие ограничения импорта для отдельных видов товаров и услуг, так в США до сих пор действует так называемая “поправка Джексона-Вэника” времён “холодной войны” ) ; во-вторых, ограниченная практика в России создания региональных экономических объединений с более благоприятными торговым и инвестиционном режимом для стран-членов, в частности, зон свободной торговли, получивших широкое признание и распространение в мире; в-третьих, всё ещё сохраняющиеся неоправданно высокие таможенные пошлины и прочие сборы с импортных товаров, используемых при изготовлении экспортной продукции или для предоставления экспортных услуг.

К тому же вызывает тревогу структура импорта в нашу страну.

В последние годы экономика России находится в значительной зависимости от закупок продовольственных товаров и сырья для их производства (в российском импорте на них приходится 26%) . В 1998г. импорт продовольствия составил 10,3 млрд. долларов, причём 85% (8,7 млрд. долларов) – из дальнего зарубежья, что является самой крупной статьёй оттока капитала за границу в структуре импорта (конечно, здесь имеется в виду легальный импорт, а не всем печально известный “импорт капитала” ) [34, c. 1]. Определяющую роль в продовольственном обеспечении России играют страны дальнего зарубежья, и значение этих стран постоянно возрастает.

Ещё одной важной товарной позицией в российском импорте являются лекарственные средства – плачевно, но Россия на 2/3 зависит от их ввоза [34, c. 1].

Также не внушает оптимизма снижение поставок импортного оборудования, так необходимого для развития и модернизации отечественного производства: в 1998г. импорт данных товаров уменьшился на 16%, в 1999г. – аж на 40% [34, c. 1].

К тому же, огорчает низкое качество импортируемых товаров, которое далеко не всегда отвечает требованиям нормативной документации по безопасности применяемого сырья, материалов, компонентов, санитарным нормам и медико-биологическим требованиям (особенно это характерно для рынка потребительских товаров) . Так, в 1998г. из проинспектированного количества было забраковано и снижено в сортности: тканей – 97%, швейных изделий – 31%, чулочно-носочных изделий – 38%, верхнего трикотажа – 38%, бельевого трикотажа – 53%, кожаной обуви – 36%, мебели – 52%, телевизоров и видеомагнитофон – 12%, радиоаппаратуры – 18%.

Таким образом, в России сложилась ситуация когда, при экспорте, в основном, сырьевых товаров, мы импортируем в значительных количествах продовольствие, медикаменты, машины и оборудование – что это как ни типичная структура внешнеэкономического оборота сырьевой колонии со своими метрополиями?

IV. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РЕАЛИЗУЕМОЙ В РОССИИ ПРОМЫШЛЕННОЙ ПОЛИТИКИ

Вот так, под воздействием вышеперечисленных факторов и тенденций развивалась экономика России последнее десятилетие.

Но что же делало государство по изменению столь плачевной для нас ситуации? Какие реальные меры предпринимало оно?

Для ответа на интересующие нас вопросы, не залезая далеко в архивы истории, рассмотрим экономическое положение России в 1998-99г. г. (поскольку основные перемены в экономики нашей страны произошли именно в это время после “памятных” событий 17 августа 1998г.) и основные результаты реализуемой правительством промышленной политики в этот период.

В начале 1998г. продолжали действовать факторы, сдерживающие развитие позитивных тенденций в экономическом развитии страны на протяжении всех годов реформ.

Сохранялось напряжённое положение в бюджетной сфере.

Обострялись проблемы формирования доходов бюджета , в первую очередь собираемость налогов, основная причина недопоступления которых в бюджет – финансовое положение большинства предприятий реального сектора, высокие издержки производства, неадекватная налоговая нагрузка на товаропроизводителей. В бюджетах субъектов РФ неденежные формы расчетов продолжали занимать большую долю. Оставался высоким уровень затрат по обслуживанию внутреннего и внешнего долга, что уменьшало возможности бюджетного финансирования промышленности.

Продолжала сокращаться инвестиционная сфера, хотя темпы спада инвестиций снижались.

Дополнительное неблагоприятное воздействие на российскую экономику оказал начавшийся мировой кризис фондовых рынков, который привел к оттоку капиталов нерезидентов с российского фондового рынка, в результате чего последовало увеличение ставки рефинансирования и рост доходности государственных ценных бумаг и возросла стоимость обслуживания внутреннего долга.

Требовала решения проблема выполнения обязательств по обслуживанию государственного долга, поддержанию курса рубля в установленных пределах, для чего были необходимы значительные ресурсы, которые в иной ситуации могли бы быть направлены на укрепление динамики роста объемов ВВП и производства.

Одной из фундаментальных причин этого явилось то, что достигнутая в 1997г. макроэкономическая стабилизация не была подкреплена результатами реформы на микроуровне, в т.ч. не были созданы условия для насыщения экономики деньгами, обеспеченными растущей массой товаров и услуг.

С начала текущего года происходило замедление динамики объемов ВВП и промышленного производства, прежде всего под влиянием снижающегося экспорта. За первые восемь месяцев 1998г. объем ВВП к уровню соответствующего периода прошлого года составил 97,9%, промышленного производства - 97,4%.

Инвестиционная активность оставалась низкой. За январь-август 1998г. объем инвестиций в реальный сектор экономики составил 94,4% к соответствующему периоду предыдущего года.

Продолжала сокращаться инновационная активность. Удельный вес организаций, осуществляющих разработку и использование нововведений, составлял менее 5%. В отраслях промышленности происходило снижение объёмов производства наукоёмких видов продукции. Инновационная деятельность сворачивалась под воздействием низкого платежеспособного спроса на научно-техническую продукцию как со стороны государства, так и негосударственного сектора экономики.

Принятые меры по стабилизации финансовых рынков, направленные на сжатие денежной массы и оттягивание средств с валютного рынка с целью ослабления давления на национальную валюту, оказывали определенное сдерживающее воздействие на совокупный внутренний спрос и, соответственно, на состояние реального сектора.

Ситуация на товарных рынках России оставалась неустойчивой.

Снижался спрос на товары промышленно-производственного назначения и потребительские товары, что было обусловлено низкой платёжеспособностью промышленных предприятий и населения в связи с недостатком оборотного капитала, высокой ставкой банковского кредита, ростом количества убыточных предприятий в отраслях экономики и снижением общего уровня жизни.

Снижение спроса на отечественную продукцию обусловливалось также ростом импорта без должной защищенности отечественного производства, неспособного в условиях нехватки внутренних ресурсов применять современные технологии для повышения качества и конкурентоспособности выпускаемой продукции.

Ситуация во внешней торговли России сдерживалась влиянием негативных тенденций в развитии мировой экономики, обусловленных экономическим кризисом в ряде регионов мира (прежде всего в Юго-Восточной Азии) , неблагоприятной внешнеторговой конъюнктурой для основных товаров российского экспорта, низкой конкурентоспособностью отечественной продукции, а также дискриминационными мерами против российских экспортеров на международных рынках по некоторым товарным группам.

Невозможность решения отмеченных выше проблем в условиях действующей схемы обслуживания долга привела к объявлению 17 августа 1998г. Правительством РФ и Банком России приостановки платежей по внутреннему государственному долгу и моратория на обязательства российских банков-резидентов перед нерезидентами.

Одновременно Банк России отказался от поддержки валютного курса рубля. Последовавшая отставка Правительства обозначила политический кризис и перевела развитие экономического кризиса в открытую, острую форму. Кризис затронул практически все секторы и сегменты российской экономики и принял системный характер.

В условиях резко снизившейся налоговой дисциплины, кризиса банковской ликвидности и обвального снижения импорта существенно сократились налоговые поступления в бюджет.

Массовый отток средств населения со счетов коммерческих банков и резкое увеличение спроса на иностранную валюту обусловили резкое снижение обменного курса рубля, что, в силу высокой зависимости российского потребительского рынка от импорта потребительских товаров и высоких инфляционных ожиданий, вызвало значительный рост уровня потребительских цен. Ситуация подогревалась паникой среди населения и ажиотажным спросом на потребительском рынке. Высокие темпы инфляции обусловили резкое снижение реальных текущих доходов населения и обесценение сбережений. За вторую половину августа-сентябрь, в условиях резкой девальвации рубля, потребительские цены выросли более чем на 40%, что близко к уровню гиперинфляции. Рост потребительских цен существенно опережал рост цен в промышленности, на строительно-монтажные работы, тарифов на грузовые перевозки. Так, цены производителей промышленной продукции в 1998 году выросли на 23,2% против 84,4% по потребительским ценам.

В целях вывода страны из кризиса Правительством Российской Федерации и Банком России в течение октября-декабря был осуществлен ряд мер по стабилизации социально-экономической ситуации, денежного обращения и государственных финансов.

К важнейшим из них относятся: расшивка значительной части неплатежей в банковской системе путём проведения межбанковского клиринга; меры по нормализации ситуации на валютном рынке; снижение импортных пошлин на ряд товаров повседневного потребительского спроса; ряд чрезвычайных мер, обеспечивающих бесперебойное снабжение населения продуктами питания; целевое финансирование и государственная поддержка инвестиционного процесса; были начаты переговоры с иностранными инвесторами по условиям урегулирования и реструктуризации российской задолженности по внутреннему долгу, обязательствам резидентов.

Проведенные меры позволили предприятиям постепенно стабилизировать и даже нарастить объёмы производства продукции, в том числе экспортоориентированной, при снижении бартерных операций. В результате темпы спада промышленного производства относительно соответствующего периода прошлого года существенно замедлились, а в динамике по месяцам с октября 1998 г. спад сменился небольшим ростом.

Первое полугодие 1999 г. характеризуется продолжением позитивных тенденций в социально-экономическом положении.

В условиях развития импортозамещения, улучшения внешнеэкономической конъюнктуры (здесь, прежде всего, стоит отметить рост цен на нефть) , относительного сокращения издержек производства в силу эффекта девальвации укрепилась тенденция роста выпуска отечественной промышленной продукции. Одновременно заметно улучшились качественные характеристики в сфере финансов предприятий, в существенной степени за счет повышения прибыльности экспорта и перераспределения доходов от населения в пользу реального сектора экономики.

Постепенно происходит снижение темпов инфляции.

Так, если в январе 1999г. инфляция составляла 8,4% к декабрю 1998г., то в июне её уровень снизилась до 1,9% по отношению к маю.

Практически стабилизировался обменный курс рубля, что обусловлено в первую очередь жесткими мерами Банка России по валютному регулированию.

В последние месяцы проявились положительные тенденции в динамике налоговых поступлений в бюджет. Устойчиво сокращается задолженность по выплатам заработной платы и пенсий.

Благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура, развитие процессов импортозамещения и, как следствие, рост промышленного производства оказывали положительное влияние на формирование финансовых результатов промышленных организаций. В большинстве отраслей промышленности в январе-мае (кроме газовой, автомобильной и кондитерской промышленности) достигнут прирост сальдированной прибыли относительно соответствующего периода предыдущего года. Вместе с тем на снижение издержек производства повлиял спад в динамике реальной заработной платы работников, то есть улучшение финансового состояния реального сектора в определённой мере произошло за счет переориентации финансовых потоков от населения к предприятиям.

Страница 2 из 4

Поиск репетиторов

Выберите предмет